Российская сторона предложила начать переговоры с Украиной в белорусском городе Гомеле, однако Владимир Зеленский отклонил это предложение. Чем мотивировано решение украинского президента, разбираемся в материале «Слово и Дело».

«Киев хочет мира», - говорит президент Украины Владимир Зеленский. При этом приглашение российской стороны провести переговоры в Гомеле, на территории Белоруссии, что заранее было согласовано между обеими странами, украинский лидер почему-то решительно отклонил. Сегодня в Белоруссию уже прибыла делегация России, состоящая из представителей МИД, Минобороны и других ведомств, включая администрацию президента.

Проведение российско-украинских переговоров, касающихся спецоперации ВС РФ на Украине по защите граждан ЛНР и ДНР, уже 27 февраля могло стать максимально быстрым завершением событий, которые так волнуют народ Украины. Однако для украинского президента важнее, где именно будет проведена встреча, поэтому он настаивает на обсуждении вопроса в Стамбуле, Варшаве или Баку.

Действительно ли так важно, где будут проведены переговоры, или украинская сторона намеренно оттягивает этот момент? На этот вопрос в беседе с изданием «Слово и Дело» ответил президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор Николай Межевич.

«В принципе, можно провести переговоры и на Луне, технически для этого есть определенные предпосылки, только они не будут очень быстрыми с точки зрения реализации. Зеленский использует стандартную тактику затягивания переговоров: сначала неделю будет торговаться по поводу места их проведения, потом по поводу цвета скатерти, состава делегаций. В принципе торг уместен, когда ты являешься президентом своей страны. Но он уже фактически им не является».

По словам профессора, государство Украина вернулось к тому состоянию, в котором оно было в 1919 году, когда каждый городок и село защищает или захватывает свой лидер.

«Российскому руководству, конечно, виднее, но, на мой взгляд, с Зеленским уже договариваться не о чем, все решения за него принимаются сначала в Вашингтоне, потом в Лондоне, Берлине или в обратном порядке», - отмечает Николай Межевич. - «Совершенно неслучайно президент Владимир Путин по поводу всей системы европейской глобальной безопасности разговаривать стал с Соединенными Штатами, а не с Эстонией, хотя обе эти страны входят в НАТО. Почему-то диалог с Америкой был предпочтительнее. И здесь, я думаю, ситуация примерно такая же».

Возможно, путем смены места переговоров Владимир Зеленский и стремится выбить для себя какие-то преференции у Запада, не соглашаясь с первой же секунды на предложенную Россией возможность. Однако такое его решение выглядит весьма странно в глазах украинского народа.

«Зеленского меньше всего волнует, что о нем подумает народ», - считает профессор Межевич. - «Потому что это не его народ. Как говорили на Украине правильные люди, которые ловили по лесам бандеровцев после войны: «В Мюнхене ваша Украина». Так вот, Украина Зеленского, может быть, не в Мюнхене, а в Калифорнии, или где там у него нашли несколько миллиардов капитала? Вот он и хочет в конечном счете воссоединится со своими деньгами. Естественно, будучи живым, естественно, без веревки на шее».

27 февраля Владимир Зеленский заявил, что не может дать согласие на проведение переговоров на территории Белоруссии, поскольку эта страна якобы участвует в военных действиях против народа Украины. Президент Белоруссии Александр Лукашенко опроверг эту информацию, заявив о том, что «на Украине нет ни одного белорусского солдата и ни одного белорусского патрона».

Это интересно: Военный эксперт Хатылев: чем отличается спецоперация от войны и как долго она продлится