О сложном характере Ксении Собчак уже ходят легенды. Несмотря на то, что она находится в публичном пространстве не один десяток лет, никто не знает, какая она на самом деле. Пролить свет на характер журналистки помогла графолог Татьяна Кузнецова.

Накануне в Сети появились фотографии почерка юной Ксении Собчак. Это детские записи, тексты популярных в 1990-е песен Наташи Королевой и Влада Сташевского. Однако пользователи обратили внимание на манеру письма юной Ксении Анатольевны - аккуратный, строгий, угловатый, с выраженным левым наклоном.

Звучит иронично - особенно, учитывая риторику Ксении Собчак. Однако мы по просьбам многочисленных интересующихся обратились к специалисту - графологу Татьяне Кузнецовой. Почерк Ксении Анатольевны во взрослом возрасте легко отыскать в интернете. Как и у многих, с годами он поменялся, однако главные паттерны остались неизменными. Это значит, что основные черты характера Ксении Анатольевны сформировались еще в раннем детстве.

Не секрет, что Ксения Анатольевна - левша. Отсюда этот выраженный наклон. Однако, если многие левши стараются «выровнять» свой почерк, Ксения активно клонит его налево. Графолог Кузнецова отмечает, что графологические исследования для правшей и левшей немного отличаются. Левшам более свойственен левый наклон, правшам - правый. Однако лучше понять характер человека поможет именно комплексный подход.

«Вообще, наклон в целом - это то, как человек соотносит себя с социумом: "за", "против", "воздержался". Напомню, что Ксения Собчак - левша. Казалось бы, левый наклон - естественен левшам, но не в ее случае. Ее наклон слишком "левый", сильно выражен. А значит, это уже противопоставление себя системе. Она транслирует: "Я особая, я другая, у меня есть свое особое мнение абсолютно на все". Здесь мало естественности, много позерства», - комментирует психолог.

Также Татьяна Кузнецова отметила, что почерк юной Ксении напряжен. Кажется, о чем ей переживать в столь юном возрасте? Однако, вспоминая письмо ее матери Людмилы Нарусовой для журнала Tatler на 40-летие Ксении, мы понимаем, что прорывной характер, прямолинейность и упорство свойственны Ксении с самого детства:

«Горжусь, потому что независимость, желание быть собой, не оглядываясь на то, что скажут, что подумают, идти своим путем - это отличительное свойство твоей личности. Я горжусь, что ты такая личность. Хотя, конечно, с точки зрения общественного мнения это может выглядеть совсем иначе», - пишет Нарусова в Tatler.

В разговоре с психологом Вероникой Степановой, когда случилась своеобразная смена ролей - поменялись местами интервьюер и интервьюируемый - Степанова обратила внимание на внутреннее противоречие Собчак, на ее стремление быть достойной своего отца. В последующем разборе интервью психолог отметила «холод» и «жесткость», которые шли от персоны Ксении Анатольевны. Эти же качества графолог Кузнецова разглядела в ее почерке.

«Почерк напряжен, она навязчива. Ей важно демонстрировать себя. Смотрите на другой пример - этот текст она писала во взрослом возрасте. Ее противопоставление себя остальным становится ярче и демонстративнее. Нельзя не отметить ее ум. Ксения Анатольевна - это пример человека, когда ее амплуа, имидж сильно откликается ее нервной системе, ее психотипу и темпераменту. Она будет спорить всегда и со всеми. Без спора Ксения не Ксения», - анализирует графолог.

Многие пользователи интернета тоже обратили внимание на наклон и угловатость в почерке Ксении Анатольевны. Некоторые предполагают, что это показатель упрямства. Другие, что это попытка что-то доказать другим и противопоставить себя миру.

«Преобладание углов в ее буквах говорит об агрессии, конфликтности. Смотрите, в юном образце заметно, как эти признаки зарождаются (еще не так много углов, но тенденция к зауженности и угловатости уже просматривается)», - комментирует эксперт.

Как бы то ни было, почерк Ксении Анатольевны - это лишь одна «зацепка», которая может хоть что-то рассказать о личности журналистки. Ни в одном интервью она не снимает свою медийную маску и лишь меняет ее от сюжета к сюжету.

Читайте графологический анализ почерка Владислава Струженкова, устроившего взрыв в монастыре в середине декабря.