Компания Netflix образовалась в 1997 году. Уже сегодня стриминговая платформа превратилась в монополиста зрительского интереса. Почему — разбираемся в материале «Слово и Дело».

В 1997-м предприимчивые Рид Хастингс и Марк Рэндольф придумали давать в аренду DVD-диски. На тот момент в компании работали всего 30 сотрудников. Многообещающий стартап превратился в довольно успешный бизнес. Уже в 1999 году Netflix запустила концепцию ежемесячной подписки (первый аналог ныне существующей интернет-подписок на сервис). А в 2007 году компания заработала как стриминговый сервис.

На международный рынок Netflix вышла в 2010 году, запустив вещание в Канаде. С каждым годом международная экспансия сервиса все больше расширялась. И наконец дошла до России — произошло это осенью 2020 года. Наши соотечественники приняли сервис с распростертыми объятиями, а вот российским онлайн-кинотеатрам пришлось сильно потесниться, о чем свидетельствует исследование РБК по итогам 2020 года.

Отдельно стоит отметить тот факт, что в 2011 году руководство компании приняло решение выпускать оригинальный контент. Все началось с легендарного «Карточного домика». Произошло это практически случайно: просто нужные люди (Дэвид Финчер, компания Media Rights Capital и руководство Netflix) встретились в нужное время и договорились о выпуске 26 эпизодов сериала, то есть сразу двух сезонов. Первый сезон появился целиком на платформе в 2013 году, значительно облегчив задачу зрителям, которым теперь не нужно было каждую неделю ждать выхода нового эпизода любимого сериала.

Сегодня Netflix выпустил уже сотни оригинальных сериалов и фильмов — и даже не думает останавливаться. Но речь идет не о массовом производстве низкокачественного продукта. Сервис вкладывает миллиарды долларов в выпуск собственных сериалов. И такой основательный подход нашел отклик у зрителей. Особенно на руку платформе сыграл пандемийный период. По итогам 2020 года аудитория сервиса превысила 200 миллионов пользователей по всему миру.

На днях объявили результаты ежегодной премии «Эмми». Оригинальные проекты Netflix получили 44 награды на 73-й телевизионной премии. Лучшим драматическим сериалом стала «Корона», повествующая о жизни королевы Англии Елизаветы II. Награду за лучший мини-сериал получил нашумевший проект Netflix «Ход королевы», который буквально разбудил интерес общественности к шахматам.

Плюс ко всему, недавно завершился Венецианский кинофестиваль, на котором оригинальный фильм Netflix «Власть пса» с Бенедиктом Камбербэтчем был удостоен награды за лучшую режиссуру. Дальше — больше. Можно ли говорить о том, что Netflix в будущем станет монополистом зрительского интереса? Или это будущее уже наступило? Своим мнением специально для «Слово и Дело» поделился кинокритик, ведущий программы «В кадре» Николай Никулин.

«Netflix уже сейчас монополист зрительского интереса. Более того, его проекты представлены на кинофестивалях (в Венеции была награждена драма "Власть пса" Джэйн Кэмпион). Мало просто производить контент, необходимо делать это качественно. И "Эмми" тому подтверждение», — подчеркнул кинокритик.

Сложно представить, до каких масштабов дойдет стриминговый сервис, но главное здесь — идти по намеченной тропе, не изменять главным принципам, базирующимся на оригинальности и качестве.