Сегодня, 20 сентября, в Пермском государственном университете прозвучала стрельба. В результате действий злоумышленника погибли и пострадали люди. Почему стрелки для нападения в основном выбирают учебные заведения — школы и университеты? На этот вопрос «Слово и Дело» ответил судебный эксперт-психолог Олег Долгицкий.

Утро 20 сентября началось со страшной новости — в Пермском государственном университете прогремели звуки выстрелов. Мы еще не успели оправиться от стрельбы в казанской гимназии, где в результате действий Ильназа Галявиева погибли девять человек, а пострадали 32 человека — как снова гибнут невинные люди.

По предварительным данным, стрельбу устроил студент пермского университета, 18-летний Тимур Бекмансуров. Злоумышленник тщательно готовился к нападению на учебное заведение. В предполагаемой предсмертной записке, которую он опубликовал в социальной сети «ВКонтакте», нападающий рассказал о всех обстоятельствах преступления, о котором он, согласно публикации, «думал давно». В предполагаемой предсмертной записке сказано, что изначально стрелок хотел устроить нападение в своей уже бывшей школе, но позже изменил планы.

Согласно последней информации СК РФ, жертвами стрелка стали восемь человек. Точные данные по погибшим и пострадавшим уточняются, заявили в ведомстве. Сам нападающий тяжело ранен. Появляется вопрос — почему массовые расстрелы происходят в основном в учебных заведениях?

«Основная причина — это то, что учебная деятельность у стрелков остается превалирующий. То есть кроме учебы у них больше ничего нет, все проблемы связаны с местом учебы, и сама месть производится в ее стенах», — подчеркнул судебный психолог.

Можно ли в таком случае говорить о том, что учебный процесс оставляет серьезный опечаток на некоторых учениках? Или мотив может быть совершенно другой?

«Здесь целый ряд факторов определяет мотив. Это и семья, и ближайшее окружение, и школа. Они все воздействуют на человека одновременно, поэтому выделять какие-то конкретные факторы не совсем корректно», — подчеркнул спикер.

Самый громкий шутинг произошел 20 апреля 1999 года в США. Тогда, два ученика — Эрик Харрис и Дилан Клиболд — совершили массовый расстрел, жертвами которого стали 13 человек, еще 23 человека пострадали. После преступления нападавшие совершили самоубийство.

К сожалению, история по всему миру знает очень много примеров массовых расстрелов в школах, колледжах и университетах. В США даже придумали бронированную парту, в которую можно спрятаться в случае шутинга. Нужно ли в целом принимать какие-то дополнительные меры по подготовке учащихся к таким событиям? Нужно ли проводить курсы или специальные уроки, на которых бы детям объясняли, как вести себя в таких случаях?

«Нет, в этом нет смысла, необходимо просто больше внимания уделять проблемам психического здоровья. Нужно больше психологов в школах, нужно менять учебный процесс, подстраивая его под тот факт, что детство у людей теперь растянулось и стало больше.

Нужно больше внимания уделять процессу формирования навыков интимно-личностного общения у подростков, чтобы они учились налаживать контакты со своим окружением. Все это может реально помочь со снижением количества подобных происшествий», — резюмировал спикер.

Следственный комитет России возбудил уголовное дело после стрельбы в пермском университете. Все обстоятельства произошедшего будут выясняться. Безусловно, со временем все детали нападения будут восстановлены, в таком варианте будет понятен мотив стрелка. Но главное, как бы банально это ни звучало, чтобы подобные случаи больше не повторялись.