Руководитель внешнеполитической службы Евросоюза Жозеп Боррель выступил с призывом к более предсказуемым отношениям между Россией и ЕС. Однако адресовал он эти слова вовсе не Москве.

Жозеп Боррель известен последовательной антироссийской позицией. Брюссельский чиновник не раз выступал за ужесточение санкций, критиковал инициативы российского правительства — и даже желание разных стран использовать российский препарат против коронавируса он называл не иначе как результатом «вакцинной дипломатии» Кремля. Но на фоне растущих цен на газ дрогнул даже казавшийся несгибаемым испанец.

Во вторник, выступая перед депутатами Европарламента, Боррель заявил, что необходимо изучить возможность постепенного изменения отношений с Москвой, чтобы сделать их более предсказуемыми. Он даже нашел в себе силы похвалить Россию. Правда, по не самой актуальной теме.

«Я должен признать, что Россия играет конструктивную роль в вопросе, связанном с Совместным всеобъемлющим планом действий по иранской ядерной программе», — отметил он.

Для 74-летнего политика разворот выглядит невероятно резким. Но для кардинальной смены курса у Борреля есть сразу две причины. Во-первых, он, по всей видимости, еще не оправился от унижения, которое испытал во время февральской поездки в Россию. Тогда на переговорах с главой МИД РФ Сергеем Лавровым еврочиновник пытался обвинять Россию в жестокости в отношении сторонников Навального. Но российский дипломат напомнил о действиях полиции при разгоне протестов в США и Европе, когда людей давили колесами, били дубинками и заливали слезоточивым газом.

Второй причиной стала штурмующая все новые рекорды цена за кубометр газа, достигавшая на пике 981 доллара. Учитывая низкое заполнение подземных хранилищ голубого топлива, даже некоторая коррекция рынка, зафиксированная 16 сентября, не дает оснований для оптимизма.

Оказалось, что взять и отказаться от недемократичного российского газа можно, но законы рынка тут же компенсируют нехватку ресурса ростом его цены. А Соединенные Штаты, которые приложили все усилия для торможения проекта «Северный поток — 2», не готовы поставлять в Европу СПГ в необходимых объемах.

Готова, кстати, опять-таки Россия. Недавно танкер со сжиженным топливом из ямальских месторождений прибыл в литовский порт Клайпеда. Там он переправил содержимое трюма на регазификационный терминал с поэтическим названием Independence, арендованный у норвежцев, чтобы избавить Литву от трубного газа из РФ.

Глядя на успехи прибалтийской страны, Боррель, вероятно, понимает, что, если продолжить ждать, пока Россия изменится, платить придется все больше и больше. А при высоких ценах на газ производство в Евросоюзе утратит малейшую конкурентоспособность. Это вызовет неизбежное увеличение импорта по всем позициям, разорение заводов и постепенное обнищание населения.

Впрочем, беспокойство евродипломата вызывают скорее не проблемы рабочих, а перспектива сокращения финансирования бюрократов ЕС. В частности, его самого. Ведь именно он последовательно призывал ссориться с Россией. Этого никто не забыл, и в случае серьезных экономических потрясений отдельные страны ЕС могут решить, что вместо отправки членских взносов в ЕС лучше будет потратить их на собственное население. Газ закупить, например.