"

Редакция «Слово и Дело» обсудила с политологом Сергеем Маркеловым и обычными американцами, что происходит сейчас в США на фоне 20-й годовщины теракта 11 сентября.

Очевидцы событий 11 сентября до сих пор помнят трагедию в мельчайших подробностях: крики, паника, запах горящего топлива и оплавленного металла, вид врезающегося самолета в башни Всемирного торгового центра, падающие с высоты люди. До сих пор многие из них не могут смотреть на знаменитые кадры и стараются обходить стороной новости об этом дне. На месте башен-близнецов в Нью-Йорке сегодня расположен мемориал: два квадратных фонтана – по очертаниям фундамента зданий, сотни имен погибших и цветы.

Причины, обстоятельства и подробности этой трагедии до сих пор являются секретными материалами, многие вопросы остались без ответа: как террористам удалось провернуть эту операцию? Почему американские спецслужбы ничего не предприняли?

За 20 лет в США произошло немало событий. Вскрылись давние социальные проблемы, поднялось движение BLM, был избран первый темнокожий президент, шла речь об избрании президента женщины, но в итоге все привело к тому, что США находятся в глубоком кризисе. Такое мнение в комментарии «Слово и Дело» высказал политолог Сергей Маркелов.

«Фундаментальная проблема Америки за эти прошедшие 20 лет в том, что она, чрезмерно увлекаясь геополитикой и попытками быть «мировым жандармом», забыла о внутренней политике. Важен баланс, а траектория движения страны провалилась на внутренней политике. Внутренняя политика показала, что ей нужно заниматься, либо сидеть в Ираке и Афганистане, а страна будет скатываться в кризис и хаос», — рассуждает наш собеседник.

Выход США из Афганистана, пожалуй, самая обсуждаемая тема последних месяцев. Для многих это выглядело как проигрыш, потеря позиций. Сергей Маркелов, описывая эту ситуацию, привел яркое сравнение с уличной дракой, из которой нельзя просто уйти и потом пытаться говорить, что ты не хотел травмироваться. 

«Америка за 20 лет подошла к огромной череде кризисов. Она, конечно же будет бороться за возвращение статуса сильного государства и сильного игрока, который сегодня ослаб, споткнулся, у него переломаны руки и ноги и явно какие-то проблемы с головой», — рассуждает политолог.

Американец Дэн, которому сегодня 29 лет, в комментарии для «Слово и Дело» поделился своими взглядом на теракт и современную жизнь страны. 11 сентября 2001 года, во время терактов, он находился в школе. Тогда он учился в четвертом классе. Дэн рассказал, что не понимал, откуда вокруг появился такой стресс, и не знал, где его родители. Он отметил, что современная молодежь не интересуется событиями, произошедшими 20 лет назад. Да и его самого сегодня больше волнует вывод войск из Афганистана.

«Современная молодежь не заботится об этом, насколько я знаю. Сейчас я больше зол, потому что мы бросили Афганистан», — высказался Дэн.

Сегодня американская молодежь больше озабочена проблемами расового и гендерного неравенства, почитают своего кумира – Джорджа Флойда – и стараются заботиться об экологии. Однако о причинах событий 11 сентября люди не знают, и не удивительно, что память понемногу стирается, ведь американское правительство так и не раскрыло подробности произошедшего и не объяснило причину.

«Уже выросло поколение ребят, которые почти не понимают, что это было. Убеждать их в том, что это мировая война и талибы напали на Америку, — им это уже вообще не интересно. Они живут здесь и сейчас. Они не видят историю процесса, но они видят, что в моменте происходит ослабление государства. Поэтому они откровенно и говорят: «Что же мы делали все это время там?». С победой уйти невозможно», — отмечает Сергей Маркелов.

Очевидцы теракта рассказывают о нем так, будто это произошло вчера. Американка Дженнифер в комментарии для «Слово и Дело» отметила, что каждый год с болью вспоминает о том дне.

«Я не могу поверить, что прошло 20 лет. Я помню тот вечер, когда я смотрела новости. Люди ищут своих близких, повсюду газеты с фотографиями. Больницы переполнены пострадавшими. Так много людей — напуганных и растерянных, не знающих, куда обратиться. Я обняла детей и мужа и пожелала, чтобы лет через 5–10 это осталось просто воспоминанием, а люди, ищущие близких, нашли их. Я до сих пор чувствую себя так, будто каждый год в годовщину меня бьют кулаком в живот. Так много печали. Страны по-прежнему воюют друг с другом, а гражданские смотрят и молятся. Но это – это было просто ужасно», — вспоминает Дженнифер.

Многие очевидцы тех событий, потерявшие родных и близких, больше всего на свете хотели бы, чтобы о том дне помнили в будущем и чтобы подобных трагедий никогда не случалось. Но чем скорее уходит память, тем больше вероятность повторения.