Картина «Петровы в гриппе» представила Россию на Каннском кинофестивале. Отечественный зритель сможет посмотреть фильм на больших экранах уже 8 сентября. Журналист «Слово и Дело» побывал на закрытом показе ленты Кирилла Серебренникова.

В Петербурге журналистам представили картину «Петровы в гриппе», снятую по одноименному роману Алексея Сальникова. Впервые он был опубликован в журнале «Волга» в 2016 году. Роман получил премию «Национальный бестселлер» и неоднозначную реакцию критиков. Произведение Сальникова называли непригодным для экранизации, но режиссер Кирилл Серебренников решил доказать обратное. Получилось сложное, фактурное, сюрреалистическое кино.

На первый взгляд кажется, что сюжет картины довольно прост, он разворачивается в канун Нового года в Екатеринбурге (именно там прошел премьерный показ фильма). Зритель наблюдает за семьей Петровых, которые внезапно заболели гриппом. Будни Петровых проходят в традиционных для российской действительности декорациях — многие узнают знакомый троллейбус с требовательной кондукторшей или круглосуточный ларек, где завсегдатаи покупают ночью водку. Однако грипп охватывает не только Петровых, но и все происходящее вокруг.

«И в этот раз, гриппуя и сам чувствуя некоторую измененность сознания, Петров стоя колыхался на задней площадке троллейбуса, держась за верхний поручень. Народу было немного, но сидячих мест не было, а водитель на каждой остановке одинаково шутил: "Осторожно, двери не закрываются"», — пишет в своей книге Сальников.

По мере развития сюжета, картина становится все сложнее для восприятия за счет нелинейного повествования. Петров-автослесарь (Семен Серзин) как будто находится в нескольких реальностях — то ли это грипп, то ли разгул фантазии, то ли его сны. Его жена Нурлыниса (Чулпан Хаматова) в свободное от работы библиотекарем время убивает мужчин, при этом не забывает заботиться о сыне.

«Именно в библиотеке или дома, когда были закончены все дела, она наконец как-то начинала понимать людей и даже любить их. Она переставала видеть людей, которые с ней работали, или же сына и мужа как некие подвижные и разговаривающие куски мяса, ей не нужно было изображать любовь к ним, она и правда начинала чувствовать что-то вроде симпатии, что-то вроде заботы, что-то вроде жалости к ним, и ей хотелось о них заботиться, чтобы они подольше не начинали гнить, ей становилось тревожно и за сына, и за мужа, что с ними может что-нибудь случиться, что она может пересолить еду, и тогда им будет неприятно», — пишет Сальников.  

Картина пронизана безумием, жестким российским юмором (вряд ли его поняли иностранцы на Каннском кинофестивале) и «кровавыми» сценами. Создается впечатление, что Серебрянников в творческом потоке решил вообще не останавливаться. Но будут моменты, когда безумие переходит в лирику. Например, когда главный герой вспоминает свое советское детство, новогоднюю елку и знакомство со Снегурочкой — этакое «кино в кино». Зритель знакомится с историей жизни той самой Снегурочки (Юлии Персильд). Появится в кадре и Дед Мороз (Юра Борисов).

В еще одной истории появится Иван Дорн, который сыграл друга Петрова. И хоть, судьба его героя сложилась печально, Дорн просто великолепно вжился в роль. Появится в фильме и «интерн» Александр Ильин-младший, который превратится в немного сумасшедшего собутыльника Петрова. А Тимофей Трибунцев исполнит сразу семь эпизодических ролей в картине.

Несмотря на нелинейность повествования, лента наполнена образами. Образами близкими отечественному зрителю — из советского прошлого и современной действительности. Как признался Серебрянников, в картине он зашифровал большое количество «пасхалок», но не все их будет просто отыскать. Однако у зрителя будет на это время — целых 2,5 часа.

«Петровы в гриппе» — это простой и сложный фильм одновременно, добрый и невероятно жестокий (помните, ограничение 18+). Его нельзя делить на черное и белое — в нем невероятное количество оттенков. Но не факт, что он понравится каждому зрителю. Не стоит ждать классического построения сюжета и финала, где счастливая семья бросается в объятья друг друга. Где каждый момент можно объяснить и предсказать. На скромный взгляд автора, «Петровы в гриппе» — это тот случай, когда сначала нужно прочитать книгу, а потом уже посмотреть фильм.