В сентябре канцлер Германии Ангела Меркель уходит из политики. Подводим итоги 15 лет ее пребывания у власти в материале «Слово и Дело».

Время, проведенное Ангелой Меркель на посту канцлера Германии, называют отдельной эпохой в немецкой политике. Она занимает эту должность с 2005 года и еще в 2018 году заявила, что к следующим выборам, которые состоятся в сентябре 2021 года, она не станет переизбираться. Меркель хочет насовсем уйти из политики и открыть для себя новую страницу в жизни.

Ангела Меркель за 15 лет завоевала статус не просто одного из самых влиятельных политиков, но и успешной женщины-политика. Этот момент очень важен, поскольку он во многом определял ее деятельность. Что она успела сделать для Германии и всего мира за время, проведенное в статусе канцлера, рассказал в комментарии изданию «Слово и Дело» политолог Сергей Маркелов.

«Во-первых, что можно определить как личный успех действующего канцлера — при ней Германия была и остается центром принятия европейских решений», — объясняет политолог. — «Это очень важный момент. Условно говоря, несмотря на все попытки других европейских стран перетянуть сферу влияния, Меркель сохранила статус центра Евросоюза за Германией».

Второй момент — несмотря на все жесткости и проблемы, в которые погрузился Европейский союз (например, миграционный вопрос), Ангела Меркель выступила консолидатором ЕС. Она была политическим магнитом, который сохранил союз от неоднократных попыток его распада, автономизации.

«В-третьих, она стала политическим психотерапевтом, который решал все проблемы Евросоюза», — считает Сергей Маркелов. — «Имеется в виду, что власти в Англии, Франции и других странах постоянно сменялись, буквально истерили, не знали, что делать с миграционными потоками, американцами, как реагировать на Россию и Китай».

Семена здравомыслия взращивала в этих странах Ангела Меркель, предотвращая панику и буквально отвечая за весь Евросоюз. Спокойствие, выработка стратегий — она компенсировала несостоятельность некоторых слабых мужчин-политиков, проводя много времени в поездках, беседах и уговорах своих же сторонников.

«Четвертый момент — Меркель, не смотря ни на что, соблюдала балансировку интересов каждой страны-члена Евросоюза и не только», — продолжает Сергей Маркелов. — «Особенно сложно было достичь компромисса в соблюдении интересов и Вашингтона, и Москвы. Речь, разумеется, о проекте газопровода "Северный поток — 2"».

Несколько президентов США, избирающихся друг за другом, пытались путем давления на Ангелу Меркель получить доступ на европейский энергетический рынок, обвиняя Германию в том, что страна становится заложницей российских углеводородов и в целом «симпатизирует стране-агрессору».

«"Спокойствие, только спокойствие, это сугубо экономический вопрос", — так отвечала на американские провокации канцлер Германии», — напоминает политолог. — «Она говорила о том, что интересы Германии превыше всего, экономика превыше всего, и эта мантра, конечно, срабатывала, что помогло сохранить и "СП — 2", и отношения с США».

В-пятых, Ангела Меркель очень жестко, но при этом очень по-женски уравновешивала внутреннюю политическую ситуацию в Германии, отмечает Сергей Маркелов. При ней прошло несколько выборов, и какие только политики не пытались избираться, как только они не стремились спекулировать на выборной программе — при сохранении авторитета собственной партии Меркель расставляла все по своим местам.

«Из недостатков — Ангела Меркель, как мне кажется, не добилась самого главного: у Евросоюза вопросов накопилось больше, чем ответов», — считает Сергей Маркелов. — «То есть канцлер, с одной стороны, уравновешивала возможные конфликты, с другой — как бы оттягивала их решение. И многие из них остаются нерешенными до сих пор».

Конечно, в таком изобилии в объединении стран и их личных интересов принимать какие-либо решения, которые могли бы устроить всех, крайне сложно. Меркель добилась предотвращения обострения. Диагнозы поставлены, но решения большинства проблем так и остались не найдены.

«Второй недостаток — она не смогла уговорить англичан не выходить из Евросоюза. Свершившийся Брексит — это, конечно, большой прокол для всей системы», — объясняет Сергей Маркелов. — «Однако эта проблема, как и все в политике, амбивалентна, то есть можно рассматривать и с точки зрения преимуществ, и с точки зрения потерь для ЕС».

Но по мнению политолога, это все-таки была, по большому счету, потеря. Это могло ударить по авторитету Германии, центра Евросоюза, на звание которого страна претендует.

Третье упущение Меркель, которое в определенном смысле можно считать и ее достоинством — она не шла на риски. Она стремилась сохранить то, что Евросоюз уже имеет, но оборотной стороной явилась нерешительность и неготовность идти ва-банк ради приумножения благосостояния страны и союза. Это качество канцлера Германии оказалось не слишком стратегически полезным.

«Ей постоянно приходилось использовать женскую психологию, чтобы успокаивать рискованные амбиции мужиков, объяснять, что за мамонтом бежать не надо — все и так есть», — приводит аналогию Сергей Маркелов. — «Например, очень консервативно, без радикализма Евросоюз управлял политикой включения новых стран. Главы этих пока не вошедших стран, мужчины, рассчитывали лихо, по-ковбойски войти в систему, но столкнулись с такой женской рассудительностью».

По мнению политолога, эта осторожность, с одной стороны, помогла сохранить целостность Евросоюза и не вовлечь его в кризис, с другой стороны, более решительный лидер уже запустил бы какой-либо механизм действий.

«Последнее, что можно отметить — она, как мне кажется, как и любая женщина, не смогла избавиться от понятия "любимчики" и "не любимчики"», — отмечает Сергей Маркелов. — «В частности, никто не может отрицать личной симпатии Ангелы Меркель к Владимиру Путину. Вполне возможно, эта симпатия возникла в силу его связанного с Германией прошлого, в силу его знания немецкого языка — но вот никак ей эту симпатию скрыть не удавалось».

По словам политолога, Меркель всячески показывала, что «какие бы золотые американские президенты ни были, а с Путиным лучше». Конечно, она как политик не смогла избавиться от элемента личной симпатии, из-за чего политическая оппозиция в Германии намекала на лоббирование Ангелой Меркель российских интересов. Однако канцлер Германии ни разу не позволила личному повлиять на ее трудовую деятельность и поставить чужие интересы превыше интересов Германии, а симпатии остались на уровне любезностей при личных встречах с президентом России.

«Ангела Меркель — условно такая политическая мать Тереза, которая стремится осчастливить всех», — заключил политолог. — «В политике, конечно, нужно меньше личного больше стратегического, политического и тактического».

Это интересно: Максим Шугалей выступил за увеличение числа женщин в политике