Решение президента Польши Анджея Дуды подписать закон, ограничивающий возможность реституции имущества пострадавшим от Холокоста, привел к значительному охлаждению отношений между Варшавой и Тель-Авивом. Однако мотивы этого шага до сих пор остаются неясны.

Еще в июле текущего года сейм Польши одобрил поправки к административно-процессуальному кодексу, касающиеся жертв Холокоста. Согласно идее парламентариев, максимальный срок, в который можно обжаловать конфискацию собственности евреев нацистами во время Второй мировой, а также более позднюю ее национализацию социалистическими польскими властями, ограничен 30 годами. Фактически это означает, что потомки пострадавших во время Холокоста лишаются даже теоретического права вернуть утраченное имущество.

В субботу, 14 августа, поправки утвердил президент страны Анджей Дуда.

«Сегодня я принял решение по законопроекту, который в последние месяцы был предметом оживленных и громких дебатов в стране и за рубежом. После углубленного анализа я решил подписать поправку», — заявил он.

Решение Дуды закономерно вызвало негативную реакцию Израиля. Поверенного в делах еврейского государства в Польше немедленно отозвали для консультаций. Также отложена отправка посла Израиля в Варшаву, а главе польской дипмиссии рекомендовано продолжать отпуск дома.

При этом польский МИД сделал вид, что не понимает претензий Израиля и пригрозил ответными симметричными мерами.

Ранее глава Госдепа США Энтони Блинкен также призывал Анджея Дуду не подписывать закон о реституциях. Он напомнил, что Польша является членом НАТО и должна разделять общие ценности альянса.

Реакция Израиля и США на действия польских властей не является неожиданной, а это означает, что Варшава сознательно пошла на охлаждение отношений с двумя наиболее важными союзниками.

Причин для этого может быть две. Во-первых, Польше необходимо «наказать» партнеров за провал борьбы с «Северным потоком-2». Германия надеется, что первый газ по новому трубопроводу начнет поступать уже в этом году. Пожар на заводе в Новом Уренгое привел к сокращению поставок по трубопроводу «Ямал — Европа», и немцы рассчитывают, что к зиме у них появится новый источник резко подорожавшего голубого топлива. Соединенные Штаты также перестали угрожать санкциями участникам проекта. А это значит, что все силы, затраченные поляками на противодействие СП-2 оказались бесполезными.

Но есть вероятность, что за подписанием скандального закона прячутся корыстные интересы.

К 1939 году иудеи составляли около 10% населения Польши и владели приблизительно пятой частью собственности страны. По различным оценкам, от рук немецких захватчиков, а также их пособников из числа местного населения, погибли девять из десяти польских евреев. Но и в послевоенный период в стране сохранилось резко негативное отношение к бывшим узникам лагерей. Многие уцелевшие вынуждены были оставить страну и искать счастья за рубежом.

При этом отнятое и национализированное имущество, включая, очевидно, и недвижимость, за прошедшие с войны десятилетия сменило нескольких хозяев. Теперь, возможно, оно во многом находится в руках правящих элит, которые вовсе не горят желанием с ним расставаться. Таким образом, Варшава фактически разменивает дипломатическое положение страны на личное благосостояние отдельных граждан. Впрочем, подобные схемы для Польши не редкость.