Сегодня прошла прямая линия с Владимиром Путиным, в рамках которой ведущие спросили у президента о его любимом историческом периоде. Согласен ли историк с выбором президента, читайте в материале «Слово и Дело».

В рамках блиц-опроса на прямой линии, президента России спросили о его любимой исторической эпохе. Владимир Путин не смог выделить одну. Вместо этого он назвал эпохи, которые, по его мнению, стали решающими в истории нашей страны. К ним он отнес петровские преобразования, екатерининские территориальные приобретения и эпоху «супердержавы» - при Александре I.

«У нас было много славных периодов в истории России: еще с допетровских времен, и эпоха Петра I, который провел крупные реформы, которые преобразили страну, в период Екатерины Великой были большие территориальные приобретения, ну а в период правления Александра I Россия превратилась в то, что сегодня называется супердержавой – совершенно очевидный факт. Поэтому это, да и многое другое, должно нами изучаться, и мы должны помнить об этом, отдавать дань уважения всем, кто достиг этих выдающихся результатов и быть достойными их примера», — подчеркнул президент.

«Слово и Дело» обсудило выбор Владимира Путина с историком Евгением Гурьевым. Он согласился с президентом, однако отметил, что история нашей страны богата интересными историческими периодами. При этом он поправил президента – по мнению историка, Россия стала «супердержавой» именно при Петре I.

«В плане оценки петровской, екатерининской, александровской эпохи наш президент абсолютно прав. Готов подписаться под каждым его словом, но не потому что это слова президента, а потому что, с моей точки зрения, это логично. Единственное, я бы сказал, что Россия стала мировой державой все-таки при Петре. При Александре I наша страна только укрепила свой международный престиж. Я бы сказал, что 1814 год, вступление русских войск в Париж, в известной степени стало пиком внешнеполитических успехов и влияния Российской империи за весь период эпохи Романовых. Так же как победа в Великой Отечественной войне – это пик в плане влияния авторитета на мировую политику Советского Союза, если брать период с 1917 года до 1991», — сказал историк.

Евгений Гурьев добавил, что, если говорить о Российской империи, нельзя не отметить эпоху Александра II. Его реформы, по своему модернизационному потенциалу, вполне сопоставимы и с петровскими, и с ленинскими реформами, а по радикальности и глобальности — с советским экспериментом.

Историк подчеркнул, что именно реформы Александра II сделали Россию промышленной державой – по-настоящему капиталистической державой, пусть и с поправкой на крепостное хозяйство.

Реформы Екатерины носили не менее обширный, однако менее радикальный охват в плане серьезности преобразований. Нельзя не вспомнить и о советском периоде, индустриализации, коллективизации и Великой Отечественной войне.

«Период Великой Отечественной войны - это величайшая победа, величайшая трагедия и величайшая жертва в истории нашей страны. Но повторюсь, при всех жертвах – это пик нашего влияния в мире, которое привело к созданию Восточного блока и укреплению наших позиций как мировой державы практически на весь XX век», — считает историк.

Нельзя не вспомнить и о ленинских преобразованиях в первые годы советской власти. При всей противоречивости и неоднозначности современных оценок, это были действительно глобальные реформы, построение совершенно другого типа общества - причем не в теории, а на практике.

С нашим президентом нельзя не согласиться. Каждая эпоха интересна и заслуживает внимания. Но этот список можно и расширить. Интересных и важных эпох у нашей страны было немало.

Ранее «Слово и Дело» пыталось разобраться, почему россияне звонят посредством прямой линии Владимиру Путину с самыми бытовыми вопросами, не обращаясь при этом к региональной власти.