Быть политиком — занятие сложное и неблагодарное. Но как люди приходят в эту профессию? Подробности — в интервью «Слово и Дело».

Быть политиком – сложно и интересно. Именно им приходится создавать законопроекты, которые не всегда находят отклик в жителях страны. Зачастую весь удар общественного мнения и порицания, они берут на себя. Однако все ли политики в жизни мечтают об этой профессии? На этот вопрос и не только изданию «Слово и Дело» ответил бывший член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — представитель от администрации Смоленской области Франц Клинцевич.

Франц Адамович родился в июне 1957 года в деревне Крейванцы Ошмянского района Молодечненской области БССР. После окончания в школы работал учителем черчения, физкультуры и труда. Проработал он в этой должности всего год.

— Конечно я хотел быть и летчиком, и космонавтом. Как ни странно, и дальнобойщиком. Я долго думал, кем я буду: летчиком или водителем большого грузовика. Потому что на меня произвело неизгладимое впечатление, когда к нам в деревню (в Белоруссию) из Вильнюса приехал родственник на большом грузовике. Мне, деревенскому парню, казалось, что это космический аппарат. Уже в десятом классе у меня сформировалось мнение, что я буду летчиком. Но им мне не удалось стать.

Родители у меня не хотели, чтобы я, во-первых, стал военным. Во-вторых, чтобы я уезжал из деревни. Вы не поверите! У меня были очень хорошие родители. У них было по два класса образования. Они такие добросовестные крестьяне, глубоко верующие люди и держали детей при себе. У меня не получилось уехать. В конечном итоге я уехал в армию, поступил в военное училище и стал десантником. Родителям я сообщил, что поступил в училище только тогда, когда приехал в отпуск. Надо отдать должное моему дедушке, он очень меня поддержал. Помню, как он смотрел на материал шинели и удивлялся. Он помнил, какой материал использовали еще в царское время.

Это интересно: Из спорта — в политику: что осталось неизвестным о жизни Светланы Журовой

— Политика пришла в мою жизнь в 1995 году. Я как бы заинтересовался этой темой, потому что уже тогда возглавил Союз ветеранов Афганистана. Я, как полковник, был откомандирован в государственную структуру. Занимался общественной работой и проявил свои способности. А в 1996 году я уже уволился из военных структур. В большую политику меня привел Сергей Шойгу через моего бывшего командира. Я тогда активно участвовал в создании «Единой России». Сергей Шойгу меня очень многому научил.

— Работа сенатором была интереснее. Это два разных подхода. В Совете Федерации я занимался реальным законотворчеством. За время работы мне удалось провести десять очень важных законов. В течение пяти лет я все время учился, что-то открывал для себя. Тут тоже зависит от человека. Кто-то может просто отбывать свое время, а я не относился к таким людям. Однако все изменилось. Потом в партии начали появляться молодые кадры и опытные люди стали особо не нужны. Это, как мне кажется, большая стратегическая ошибка.

— Конечно. Там смена должна быть. Но есть разные люди. Кто-то просто отбывает время, а кто-то плодотворно и серьезно трудится.

— Это представитель региона. В данном случае я, наверное, для своего региона был не так полезен, как некоторые сенаторы экономического, социального и финансового блока. Тем не менее я был очень активный сенатор.

— Вы знаете у меня такой путь был очень сложный. Я достаточно долго пробыл в большой власти. Либерально настроенные активисты проводили проверки всякие по моему благосостоянию. Они ходили к моим друзьям и знакомым, чтобы узнать, где Клинцевич прячет свои накопления. Никак не могли найти. Никто не мог поверить, что я не способен заниматься бизнесом. У меня очень серьезные морально волевые качества. Отсутствие экономических знаний и десантная решительность – это все то, что противоречит любому работнику, который занимается финансами. Я могу только их потерять. Я всю жизнь отнимал, так как я могу заработать? (смеется – прим.ред.).

— Я не жалею. Но было трудно. Моя семья меня не видела. Сейчас я получаю удовольствие от работы. Меня сейчас спрашивают, а почему я не выступаю на ТВ. Есть вещи, которые я раньше делал искренне, пытаясь высказать свою точку зрения. Сейчас же все превращается в балаган, участвовать в котором не совсем солидно. Мне много лет, и я отвечаю за каждое слово. Когда журналисты находят время поговорить со мной, я отстаиваю интересы страны. Так как я до сих возглавляю Российский союз ветеранов Афганистана, я всегда отмечаю, что мы есть и остаемся с Президентом РФ. Ведь он глава нашего государства. Для меня понятно, что нашу страну пытаются разрушить. Это часть моей бывшей специальности. Я искренне отстаиваю и говорю об этом.

— Ну что Вы! Чего я буду бояться людей, которые в армии не служили. Я этим и неудобен. Наверное, для политика – это плохо. Это и удивительно. Как я с такими качествами так долго продержался?

— В депутаты я б вернулся, но ведь никто же меня не зовет. Шучу конечно. Я сейчас доволен и устроен. Работаю с моими ветеранами и отстаиваю их интересы. Тут же работаю на страну. А дальше жить покажет. В последнее время я занимаюсь своим здоровьем.

— Путин в жизни значительно интереснее, чем на официальных мероприятиях. Он остроумный и очень умный. Мы встречались в неформальной обстановке по партийным и ветеранским вопросам. Люди были от него в восторге. Я не понимаю, почему все претензии, которые есть к отдельным представителям власти, списывают на Путина? Зачастую многие люди, прикрываясь им, его подводят. Но неприкасаемых в стране нет. В этом я абсолютно убежден. Хотя они почему-то думают иначе.

— Вы знаете, у России друзей значительно больше, чем мы думаем. Россию очень любят люди. Я вижу, как уважительно относятся к России и ее людям. Нас уважают за менталитет, за подходы. Раньше я занимался, по своей первой профессии, информационно-психологическими операциями. Раньше Запад работал тонко. Сегодня они работают грубо и открыто. Я это называю катком. Они запускают этот каток, который рано или поздно начинает прозревать. К примеру, в 2014 году, когда произошло присоединение Крыма, жители Украины были негативно настроены к России. Сейчас ситуация на Украине изменилась. Они видят, что сделали и что произошло. Они видят, как их переформатировали.

Франц Адамович посвятил своей политической деятельности более 25 лет. Он никогда не боялся высказать свою точку зрения и до сих пор придерживается этой позиции.