В 2013 году в России вступил в силу закон, ограничивающий курение в общественных местах и защищающий граждан от пассивного курения. «Слово и Дело» обсудило с членом Комитета Госдумы по охране здоровья, доктором медицинских наук Борисом Менделевичем, о каких результатах этого закона можно говорить сегодня.

В 2013 году вступил в силу закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака».

Фактически, он запрещает курение в общественных местах и распространяется на учебные, культурные, спортивные и медицинские заведения. Помимо этого, нельзя курить в общественных местах, таких как входы в вокзалы, аэропорты, морские и речные порты. Курение запрещено также на территории государственных органов, на детских площадках, пляжах, в помещениях социальных служб и рабочих мест, находящихся в помещении.

В закон о запрете курения не раз добавлялись поправки. Так, в конце октября 2020 года в России вступил в силу запрет на использование кальянов, вейпов и другой никотиносодержащей продукции в общественных местах, в том числе в кафе и ресторанах.

«Слово и Дело» обсудило результаты этого закона с депутатом, членом Комитета Госдумы по охране здоровья, доктором медицинских наук Борисом Менделевичем. Парламентарий в первую очередь обратил внимание, что после принятия этого закона в России стало намного меньше курильщиков, а значит, и пассивных курильщиков.

«Не только закон, но и вся антиникотиновая программа в нашей стране, профилактика табакокурения дает свои плоды. Государство действительно озаботилось этой проблемой, от которой страдает большое количество людей. Была принята целя программа, которая рассчитана на длительный период времени. Если говорить о цифрах, то 10 лет назад курильщиков в нашей стране было около 50%, а сейчас эта цифра снизилась до 30%. Это главный показатель того, что те усилия, которые предпринимает государство в целом, и министерство здравоохранения в частности, дают свои плоды, и мы видим результат», - рассказал депутат Государственной думы.

Тем не менее Борис Менделевич отметил: говорить о том, что все хорошо, пока рано. Тридцать процентов населения России – это порядка 43 миллионов курильщиков в нашей стране.

«Это огромное количество, и, конечно же, программу борьбы с курением необходимо продолжить», - сказал парламентарий.

Государственная дума принимает огромное количество проектов, постоянно совершенствуя Федеральный закон с целью действительно сделать его таким, чтобы курильщиков и людей, страдающих от воздействия табачного дыма, стало намного меньше.

«Табачный дым, табак, никотин – это очень вредные вещества для организма человека. Как медик могу сказать, что существует огромное количество заболеваний, вызванных именно курением. И многие последствия курения, на мой взгляд, даже не изучены. Поэтому надо продолжать, усиливать эту борьбу», - заявил Борис Менделевич.

Однако он отметил, что в этой борьбе недопустимы «перекосы». Жесткий и тотальный запрет на курение может привести еще к худшим последствиям, особенно у зависимых людей.

«Вообще вся борьба строится из двух составляющих: это запретительные меры, которые необходимы, и которые нужно ужесточать, но с другой стороны – это профилактика. И вот на мой взгляд, на взгляд медика, врача, психиатра нарколога, эта профилактическая составляющая еще немного хромает. Нам нужно улучшать пропаганду здорового образа жизни, нам нужно действовать в первую очередь в молодежной, юношеской и даже в детской среде. Потому что эти зависимости формируются в детстве».

Депутат отметил, что после принятия закона прошли годы, и кроме табака появились не табачные изделия, которые доставляют никотин в организм человека. Законодательству необходимо реагировать на эти вызовы и вносить изменения для того, чтобы под регулирование попали и не табачные изделия, содержащие никотин.

«Поэтому конечно работу нужно продолжать. Я думаю, что она будет продолжена на десятилетия. Но еще раз повторюсь, что я за то, чтобы в настоящее время укреплять профилактическую составляющую этой борьбы», - заключил эксперт.

Ранее Борис Менделевич в комментарии для «Слово и Дело» рассказывал о преимуществах и недостатках COVID-паспортов.