Премьера постановки по роману Джорджа Оруэлла «1984» прошла на сцене Санкт-Петербургского городского театра в четверг, 11 февраля. Журналист издания «Слово и Дело» стал свидетелем этого события. Подробнее — читайте в нашем материале.

Произведение Джорджа Оруэлла «1984» считается одним из образцов антиутопии. Роман британского писателя уникальный, сложный, а главное — актуальный до сих пор. У персонажей произведения множество исторических прототипов, в частности, у Старшего Брата. Политическая обстановка XX века нашла отражение в книге Оруэлла. Это своего рода возможный сценарий развития мира. Роман был написан в 1948 году, время, наполненное последствиями Второй мировой войны.

На сцене петербургского городского театра спектакль поставил режиссер Виталий Любский. И локация выбрана идеально. Театр был основан в 2016 году выпускниками института сценических искусств. Можно с уверенностью сказать, что это молодежный театр, который воплощает устоявшиеся традиции русской театральной школы. А самая главная задача актеров — не оставить зрителя в стороне и вовлечь его в процесс.

Удивит и внутренняя обстановка театра. В нем классические правила приобретают новые смыслы. Так, сдавая верхнюю одежду в гардероб, человек не получит привычного номерка. Дружеское отношение и индивидуальный подход проглядываются даже в таких мелочах, ведь волонтеры запоминают зрителей в лицо.

Прямо в гардеробе зрителей встретит «Магазин потопленных книг». В декабре в редакции «Петербургского театрального журнала» произошел потоп. Это событие стало настоящим ударом для театрального сообщества. Пострадали книги. Наиболее сохранившиеся экземпляры отправились в городской театр.

Удивила и «программка» спектакля. Вместо привычного описания постановки, на белом листе красовался QR-код. Почему бы и нет? Нужно идти в ногу со временем.

Но самое интересное — это сцена, а если быть точнее, ее отсутствие. Зрители не отделены от актеров. Они находятся в одном пространстве. Нет и привычного занавеса. Актеры заходят на площадку, где разворачивается театральное действие, прямо через зрительский зал.

Жанр спектакля определен как «мыслепреступление», а сама постановка проходит на двух языках — «староязе» и «новоязе». Действие постановки разворачивается в «отмененном прошлом, ненастоящем настоящем и светлом будущем».

Режиссер постановки не отходил от текста Оруэлла, но транслировал произведение через собственный авторский взгляд. Видеохудожник Александр Разумнов обеспечил мультимедийное сопровождение постановки. Одна из стен выступила в роли экрана, на котором отображался видеоряд. Экран отражал внутреннее состояние главного героя Уинстона и его мысли. Периодически на стене появлялись настоящие психоделические, сменяющие друг друга изображения, которые свидетельствовали о внутренней борьбе главного героя.

Усиливала эффект и игра света, которую организовал Алексей Дубов. Музыкальным оформлением занимался Владимир Бычковский.

Главную роль Уинстона исполнил актер Артур Козин, а в роли Джулии выступила Анна Тананыкина. Им удалось не просто сыграть любовь, а прожить ее. Поцелуи на сцене, теплые объятия и неподдельные эмоции.

Выдержан был и сюжет романа Оруэлла — жесткое тоталитарное общество, в котором нет места чувствам, в котором за каждым движением человека следит Старший Брат и все, вплоть до мыслей, подчиняется его воле.

Режиссер постановки Виталий Любский рассказал журналисту «Слово и Дело» о символичном рождении спектакля.

«Мы репетировали этот спектакль 9 месяцев — срок естественный для рождения человека, оказалось, что и естественный срок для рождения спектакля. Репетировали мы его с перерывами из-за распространения в России коронавирусной инфекции — у нас были паузы и вынужденные остановки», — рассказал Любский.

Актерский состав выбран не случайно — с творчеством задействованных в спектакле артистов режиссер знаком не понаслышке. Главную роль исполняет коллега Любского, актер студии МДТ – Театр Европы. Кроме того, в спектакле задействованы однокурсники и ученики режиссера.

«С Артуром Козиным мы преподаем в РГИСИ на одном актерском курсе. Я его знаю, и как артиста, и как человека. Когда возникла идея ставить этот спектакль, я хотел, чтобы он исполнил роль Уинстона», — рассказал Любский.

Во время спектакля зрители пережили целый спектр эмоций — сострадание, гнев, удивление и даже грусть. И ни разу не пожалели об этом. Актеры долго не могли покинуть сцену из-за громких оваций публики.