Месть может быть продуманной или свершенной в состоянии аффекта. Но всегда будет осуществляться под воздействием деструктивных эмоций. Подробнее — в материале «Слово и Дело».

В древности в основе карательных приговоров лежал принцип талиона — «Око за око». Также существовала кровная месть — иными словами, отмщение не просто не порицалось, а было делом чести. Совершение убийства за убийство считалось не ответным преступлением, а справедливостью.

Несмотря на то, что подобные решения в древности считались объективными и рассудительными (хотя бы потому, что принцип талиона использовали судебные инстанции — третьи лица), социолог Евгений Третьяков считает, что месть не может быть конструктивной, так как это желание не получить компенсацию, а сделать обидчику «так же плохо».

С тем, что месть — это желание, вызванное исключительно бессознательными эмоциями, согласна и специалист по развитию эмоционального интеллекта взрослых Екатерина Дмитриева. Месть вытекает из долгой обиды, невыраженного гнева в сторону навредившего человека — то есть из деструктивных эмоций. Она может быть продуманной, может быть совершена и в состоянии аффекта, однако никак не взвешенным безэмоциональным решением.

Екатерина Дмитриева советует бороться с желанием отомстить, так как оно может привести к печальным последствиям. Можно контролировать свои негативные эмоции путем их осознания — проговаривать их, делая мысли более осознанными. Месть — не равно справедливость, поэтому подобное поведение в современном обществе не позволительно.