"

В апреле на канале «ЧЕ!» стартовало социальное реалити-шоу «Заступницы» о юридической помощи людям, попавшим в сложную ситуацию. «Слово и Дело» пообщалось с ведущей проекта, адвокатом Ольгой Митрофановой. Чем шоу «Заступницы» отличается от остальных проектов на ТВ, что не так с разводами в России, почему россияне отстаиваются свои права и еще несколько провокационных вопросов в нашем большом интервью.

Адвокат Ольга Митрофанова — о профессии юриста, законе о домашнем насилии и реалити «Заступницы»

— Ольга, вы профессиональный юрист. Почему вы решили стать адвокатом? 

— Ответ на вопрос, почему я стала юристом — из детства, и такой, неоднозначный. Когда меня спрашивали, кем я хочу стать, я себе представляла девочку, которая сидит на волшебном облаке в костюме, свесив ноги вниз, и волшебной палочкой творит добро и справедливость. И, отвечая на вопрос родителей, кем я хочу стать, я им говорила: «Облакатом! Облакатом!». Они долго не могли понять, кто это, потому что я, конечно, не расшифровывала этот образ детский, а потом они сказали: «Наверное, "адвоката" ты имеешь в виду?».  И когда они мне правильно преподнесли эту формулировку, я подумала: «Ну да, действительно, справедливость, адвокат и юриспруденция — вот оно».

Не сомневалась вообще в выборе ни секунды своей жизни. Я очень рано начала готовиться к поступлению на юрфак СПбГУ. Ездила на курсы. Читала в школе лекции по обществознанию, чтобы лучше подготовиться к поступлению. И вот так я стала адвокатом в 21 год! Получив уже статус, сдала экзамен на адвоката. Работать начала по профессии в 17 лет — сначала два года помощником адвоката, потом стажёром. И вот, в 21 получила статус.  

— Чем привлек вас проект канала «ЧЕ!» «Заступницы»?

— Реалити «Заступницы» телеканала «ЧЕ!» мне привлекло тем, что в нем действительно можно помочь людям: найти выход из самых непростых ситуаций. Я за свой адвокатский опыт не раз сталкивалась с суровой реальностью, законами, которые не всегда работают. Тогда я поняла, что моя детская мечта о справедливости не всегда достижима и реализуема в судебном процессе. Иногда бывают действительно несправедливые ситуации, в которых я бессильна. И, конечно, я мечтала, на самом деле, это как-то изменить.

В проекте «Заступницы» мы можем реализовывать, претворять и справедливость, и закон в жизнь, обучать людей, популяризировать защиту своих прав. Потому что в России существуют две сложности: это незнание законов и нежелание разобраться в этих законах — с одной стороны, а с другой стороны — наличие пробелов в законах, иногда которые приводят людей к ощущению беспомощности. Как раз в этот момент нужно объяснить людям, что всё в порядке, продолжайте, защищайте себя, боритесь! 

С помощью передачи «Заступницы» как раз-таки у нас это и получается — научить людей отстаивать свои права, разговаривать друг с другом, вести переговоры, идти на компромиссы. С этим у нас тоже сложно в российской ментальности. Несколько лет назад появился закон о процедуре медиации — так называемое досудебное урегулирование споров. Так вот, медиация, она актуальна для любых споров: от конфликта «нужен шкаф в коммунальной квартире или нет» до раздела миллиардного состояния при разводе. Вот этому мы тоже учим людей.  Хочется изменить ментальность русского человека и показать, что везде и всегда можно договориться миром.

Адвокат Ольга Митрофанова — о профессии юриста, законе о домашнем насилии и реалити «Заступницы»
Пресс-служба канала «ЧЕ!»

— В стране растет количество разводов. Как вы к этому относитесь и почему, на ваш взгляд, это происходит?

— Количество разводов растет не только в нашей стране, но и по всему миру. Одна из причин, как ни странно — это высокий уровень возможности реализовать свои задачи жизненные самостоятельно, а не в паре, как это было раньше. Раньше было выгодно объединяться в пары, чтобы решать насущные проблемы. 

Особенно в мегаполисах, где много возможностей, зачастую легче бывает справляться со всем одному. И основная проблема, знаете, в фокусе внимания, на мой взгляд. Я всегда говорю, что причины разводов — алкоголизм, измены, не договорились по воспитанию детей, ещё что-то — это всё внешние причины. Внутренняя причина всегда, на мой взгляд, одна — психологическая. Это проблема в том, что люди, создавая семью, продолжают держать фокус внимания на своих интересах и вот это одеяло на себя перетягивать. А когда создается семья, то интересы становятся общими. И вот тут нужно учиться всегда достигать компромисса, потому что семья — это работа.

Это не «кайфушки», это не влюбленность. Это, конечно, все тоже хорошо, это должно быть, это правильно, но должен быть мудрый подход к семейным отношениям. Нас же воспитывают изначально на книжках и учат, что эта влюблённость должна просуществовать всю жизнь, либо это должна быть драматическая влюбленность, как в нашей русской литературе. Но на самом деле это не так. И, конечно, вызовы, проблемы, экономические кризисы — с одной стороны, они провоцируют разводы, а с другой стороны они укрепляют семьи, потому что люди укрепляются в борьбе за выживание. Как ни странно, все коллапсы, они выводят наружу проблемы людей — с одной стороны, а с другой стороны — позволяют им все-таки объединяться по принципу психологического комфорта. Невозможно во всём идти на компромисс, и люди начинают искать какую-то середину, как мне кажется.  Тема разводов основная в том, что фокус внимания с общего, с интересов семьи, смещается на интересы личные и на эгоистичные «хочу». Взвешивая на чаше весов последствия от реализации этого «хочу», одна из сторон, один из супругов, скажем так, безответственно к этому относится и думает: «Ну ладно, если я сейчас делаю то, что я хочу, ничего страшного не произойдёт», — и те последствия, которые наступят, его не пугают или её не пугают. Ну это как бы ваше решение, и дальше оно вас приведёт к каким-то результатам.

Огромное количество преступлений у нас совершается именно внутри семьи и как раз на стадии разрыва отношений. Почему так происходит и как сделать так, чтобы развод не был травмой ни для взрослых, ни для детей?

Развод всегда будет травмой и для взрослых, и для детей. Мы не сможем полностью убрать… мы не можем этому радоваться, мы не можем хлопать в ладоши от того, что что-то не получилось. 

Адвокат Ольга Митрофанова — о профессии юриста, законе о домашнем насилии и реалити «Заступницы»
Из личного архива Ольги Митрофановой

У людей должен быть период осознания, что «не срослось». Можно и нужно защищать детскую психику. У нас есть проект с психологом, который скоро тоже увидит жизнь. Мы разрабатываем видео, в которых говорим родителям, в зависимости от возраста детей, что нужно говорить детям, когда родители приняли решение разводиться. Какие фразы можно говорить детям, какие нельзя — вплоть до этого. Какие формулировки допустимые, а какие нанесут психологическую травму или непоправимый вред ребенку. Без этих знаний, без… идеи родителей, которые вот конфликтуют, ругаются. Фокус внимания должен быть на детях. И самое главное —  привлечь умы людей в нашей стране к идее о том, что если вы вдруг начинаете ругаться дома, в семье, а у вас есть дети — задайтесь вопросом, в первую очередь, кого вы вырастите, ведь это ваши родные дети, и как сделать так, чтобы не навредить им своим конфликтом. Вот это прекрасно.

Если пара задаётся этим вопросом, тогда первый шаг: мы идём к семейному психологу, вырабатываем стратегию, по которой с детьми будем общаться, как будем говорить о разводе. И только вторично уже выводим за рамки семейных разборок в доме все вопросы, связанные с разделом имущества с алиментами. Как бы больно это ни было мамам, например, если папа уклоняется от уплаты алиментов, как бы неприятно это ни было папам, которым хочется, например, больше общаться с детьми, а мамы, например, не дают. Или, например, забрали квартиру по брачному договору — им хочется мстить, но дети-то тут ни при чём. И самое важное, о чём я говорю при разводе: «Пожалуйста, сохраняйте фокус внимания на интересах ваших детей.» Вы можете сколько угодно потратить эмоций и энергии в своей жизни ради борьбы между бывшими супругами, но не вовлекайте в это детей!

— Уже который год обсуждается закон о профилактике семейно-бытового насилия. Как вы относитесь к этому законопроекту и почему, на ваш взгляд, его не принимают?

— Я считаю, что это тоже беда в России, большая достаточно. Особенно в регионах, особенно в глубинке. Вот эта ментальность: «бьет значит любит», терпеть, не сообщать — это проблема. Это безусловно проблема. Я считаю, что её нужно решать. Почему не принимают законопроект — потому что юридические механизмы сложно прописаны бывают, и потому что их некому реализовывать, на самом деле. Сейчас огромное количество заявлений. Основная проблема ещё в психике жертвы, которая сначала пишет заявление на возбуждение уголовного дела, а на следующий день забирает это заявление, и полиция просто ненавидит эти ситуации. Вытаскивать из вот этого положения «жертвы» сложно, и, конечно, это не задача полиции — это задача психологов. Это всё структуры, это большие структуры — инфраструктуры. Это все дотации государственные — это сложная проблема.

У нас она еще осложняется определенной ментальностью российских граждан — тем, что почему-то люди думают, что прав у них мало или их нет, и бессмысленно их защищать. Это не так. Вот это вот дурацкое мнение, что «что бы я ни делала — ничего не получится», оно и приводит людей туда, где «ничего не получается». Вот и все. А закон нужен. Реализация нужна. Но работать нужно прежде всего с менталитетом. Нужно со школы начинать, с садика, с психологов школьных. Круто было бы, если бы у нас были классные профессиональные психологи во всех школах. Чтобы они не боялись, чтобы внедрялись современные способы коммуникации, тестирования, развития детей психологического, потому что это наше будущее.

Адвокат Ольга Митрофанова — о профессии юриста, законе о домашнем насилии и реалити «Заступницы»
Из личного архива Ольги Митрофановой

— В России не многие осознают свои права и нечасто обращаются за юридической помощью. Как, на ваш взгляд, повышать юридическую культуру и осведомленность людей в этом смысле?

— Правовую культуру со школьной скамьи нужно прививать, вот как психологическую культуру — так и правовую культуру. Это две вещи, которые можно изменить только уже в новых поколениях — в школе. Нужно сделать это классно, ярко — на примере фильмов, на примере успешных юристов, успешных правоведов, успешных историй побед. К детям нужен свой подход. Только так мы сможем поменять именно структуру характера, структуру личности, и привнести жителям нашей страны желание отстаивать свои права, бороться за них — как минимум их знать. Понимаете, это сразу дает такое базовое ощущение безопасности, уверенности в себе, что дорогого стоит. Конечно, это делать нужно.

Ну и, безусловно, через такие передачи, как «Заступницы», правозащитные, в которых мы рассказываем людям о том, что на самом деле они очень многое могут самостоятельно. Мы показываем на примере, как решить бытовые конфликты. Мы рассказываем, какие есть права. Лайфхаки даем всегда, в каждой передаче даем несколько лайфхаков из закона простым языком, не юридическим.