"

Борис Джонсон заявил, что Великобритания оставляет за собой право самостоятельного принятия решения об ответном ядерном ударе. Консультироваться с союзниками по НАТО в такой ситуации премьер-министр Соединенного Королевства считает необязательным. Политолог Андрей Кошкин в комментарии для «Слово и Дело» объяснил, с чем связано такое выступление Джонсона.

«Сармат», B-61 и ковид-вечеринка: что заставило Бориса Джонсона вспомнить о ядерном оружии

Глава британского правительства находится в сложной ситуации. Антироссийская санкционная кампания бумерангом ударила по ее организаторам. Растут цены на продукты питания, бензин и отопление. Снижаются реальные доходы населения, инфляция штурмует невиданные высоты. А на фоне всего этого в стане борцов с Россией наблюдается отсутствие единства и желания жертвовать благополучием собственного народа ради политических амбиций Вашингтона.

Помимо этого, от хозяина дома на Даунинг-стрит, 10 настойчиво требуют отставки собственные граждане. В 2020 году, когда британцы сидели по домам во время пандемии, Борис Джонсон провел в своей резиденции вечеринку по случаю собственного 57-го дня рождения. После публикации скандальных фото премьер-министр долго отпирался, но затем извинился и заплатил штраф. Однако население не считает вопрос исчерпанным. И как отметил политолог Андрей Кошкин, это и стало одним из поводов для Джонсона выступить с громким заявлением.

«Обвинения со стороны общества Великобритании своему премьер-министру в том, что он нарушал им же принятые законы о соблюдении карантинных мер, толкают Бориса Джонсона к активной внешнеполитической деятельности. Чтобы как-то замять присутствие на этих ковидных вечеринках. В принципе Украина и весь конфликт, который разразился вокруг нее, в значительной мере спас карьеру британского премьера», — уверен эксперт.
«Сармат», B-61 и ковид-вечеринка: что заставило Бориса Джонсона вспомнить о ядерном оружии
The Presidential Office of Ukrai/Globallookpress

Но не только желание отвлечь внимание общественности от скандальной вечеринки двигало Борисом Джонсоном. Военно-политические вопросы также сыграли важную роль в решении премьер-министра выступить с громким заявлением.

«Успешно прошла испытания российская межконтинентальная баллистическая ракета "Сармат" с уникальными тактико-техническими характеристиками, которые позволяют говорить о том, что противоракетная оборона Соединенных Штатов не в состоянии противостоять этому высокотехнологичному вооружению Российской Федерации. Более того, она может заходить на США как с севера, так и с юга, а с той стороны у американцев практически отсутствует противоракетная оборона», — напомнил политолог.

Здесь следует учитывать, что США более полувека хранили ядерное оружие в Великобритании на базе Лейкенхит в 100 километрах от Лондона. Но потом убрали. Это были старые гравитационные бомбы B-61. Недавно завершилась их затянувшаяся модернизация до версии B-61-12. А следом появилась строчка в военном бюджете США о модернизации расположенных в Англии складов для спецбоеприпасов.

Как подчеркивает Андрей Кошкин, именно на этом фоне Борис Джонсон и решил попытаться укрепить свои позиции, когда заявил, что Великобритания может сама принять решение об ответном ядерном ударе.

«Сармат», B-61 и ковид-вечеринка: что заставило Бориса Джонсона вспомнить о ядерном оружии
© Dave Rushen / Keystone Press Agency / globallookpress.com

Эксперт уверен, что подобная бравада со стороны США, Британии и их сподвижников в ближайшее время продолжится. Однако за напыщенной риторикой скрывается страх утраты позиций на геополитической арене.

«Теперь они будут просто сотрясать воздух, используя преимущество в информационном пространстве. Но стоит объективно оценивать ситуацию. Две трети земного шара либо прямо поддержали действия Российской Федерации, либо сохранили нейтралитет. Запад уже не в состоянии управлять процессами в Азии, Латинской Америке, Африке. Но при этом там все-таки понимают, что сдавать позиции нельзя», — резюмировал эксперт.

Ранее кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ Евгений Колосков в комментарии для «Слово и Дело» рассказал, как долго Сербия сможет сопротивляться антироссийским требованиям Запада.