Украинские беженцы в Европе раздражают местное население своим поведением, а некоторые даже совершают различные преступления. Но на официальном уровне не слышно даже обещаний немедленно выслать украинских мужчин призывного возраста, хотя Киев объявляет мобилизации одну за другой. Журнал «Слово и Дело» разобрался, почему власти стран ЕС не спешат разбираться с приехавшими гражданами Украины и повернется ли поток мигрантов вспять.

Политолог Бондаренко объяснил, почему власти ЕС закрывают глаза на преступления украинцев

Первые сведения о неподобающем поведении прибывших из Украины беженцев начали появляться в Сети практически сразу после начала российской спецоперации по денацификации и демилитаризации Украины. После Дня Победы, сопровождавшегося осквернением памятников советским воинам, поднялась новая волна неприязни. Особенно к мужчинам призывного возраста, которые теоретически должны находиться на фронте.

Может показаться, что для полиции стран ЕС было бы логично вылавливать нарушителей правопорядка из числа украинцев и депортировать их. Причем обставляя процесс, как содействие Киеву. Но как пояснил корреспонденту журнала «Слово и Дело» директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко, европейские власти этим заниматься не будут.

Во-первых, в ЕС и без того проживают сотни тысяч людей, не имеющих на это никаких законных оснований. А во-вторых, уклоняются ли эти беженцы от воинских обязанностей или нет — это проблема Украины. К Европе это отношения не имеет.

Политолог Бондаренко объяснил, почему власти ЕС закрывают глаза на преступления украинцев
«Никто там никого ловить не будет. Это далеко не первоочередные задачи европейской полиции. Кроме того, давайте смотреть правде в глаза, к этим неприятным для нас вещам (осквернение памятников) европейская полиция будет относиться лояльно и закрывать на это глаза. Это свойство политического момента. Исходя из тех представлений о ситуации, которые у них есть, любые действия, которые в сложившейся ситуации могут быть восприняты, как действия жертвы для своей защиты, с точки зрения Европы — оправданы», — отметил эксперт.

При этом Бондаренко уверен, что большая часть прибывших в Европу украинцев после завершения российской спецоперации предпочтет вернуться домой. Для этого необходимо выполнение двух условий: чтобы прекратились боевые действия, и чтобы физически существовал дом, в который придется возвращаться.

«Не стоит путать беженцев, которые приезжали из стран Африки и Средней Азии с их нищими экономиками, и украинцев, которые привыкли к довольно хорошей, достойной жизни. На данный момент в качестве беженцев они чувствуют себя в Европе плохо. Они не привыкли просить, ходить за какими-то справками. Не нужно забывать, что это во многом женщины с детьми, которые оказались в другой языковой среде, где все другое».
Политолог Бондаренко объяснил, почему власти ЕС закрывают глаза на преступления украинцев

Впрочем, есть и идейные граждане Украины, для которых существует и третье условие. Они не станут возвращаться домой, если дом сменил государственную принадлежность. А такой вариант вполне возможен для некоторых областей. Так, замглавы военно-гражданской администрации Херсонской области Кирилл Стремоусов уже заявил, что интеграция региона в состав РФ — лишь вопрос времени.

Сколько будет таких регионов после окончания спецоперации и какая часть их бывшего населения не станет после этого возвращаться из эмиграции — покажет время. Но у некоторых украинцев существует возможность вернуться домой, оставшись при этом в Польше. О том, на какую часть Украины может попытаться претендовать Варшава журналу «Слово и Дело» рассказал политолог Николай Межевич.