Музыкальный критик Евгений Бабичев в комментарии для «Слово и Дело» объяснил, почему певец Пьер Нарцисс после «Фабрики звезд 2» так и остался исполнителем одного хита, и мог ли он построить более успешную карьеру.

Музыкальный критик Бабичев рассказал, почему Пьер Нарцисс остался певцом одного хита

Сегодня стало известно о смерти 45-летнего участника проекта «Фабрика звезд — 2», певца Пьера Нарцисса. Большинству россиян он запомнился благодаря своему главному хиту — песне «Шоколадный заяц», однако, как бы певец ни старался, больше ему не удалось записать такой же яркой и запоминающейся песни.

Музыкальный критик Евгений Бабичев уверен: если бы по окончании второго сезона «Фабрики звезд» за Пьера Нарцисса активно взялись продюсеры и продолжили бы развивать его потенциал наравне с другими яркими участниками, судьба артиста сложилась бы иначе. В комментарии для «Слово и Дело» он рассказал, что в свое время эта песня имела ошеломительный успех у россиян благодаря точному попаданию африканца Пьера Нарцисса в образ «русского» человека.

«Я прекрасно помню, насколько рейтинговой была эта "Фабрика", и еще во время этого телепроекта хит Нарцисса Пьера "Шоколадный заяц" уже звучал на радиостанциях, чего не было раньше, при "Фабрике" Игоря Матвиенко. Здесь механизм и заработал на полную катушку — проект еще не закончился, а на "Русском радио" уже звучит первый хит. Это очень здорово, так и должно быть. И то, что этим первым артистом был Пьер Нарцисс, тоже было неслучайно, потому что действительно точное попадание в образ. Вот такой, на мой взгляд, и должна быть первая песня. Это полное единение, такое чувство, что он с этой песней родился», — считает музыкальный критик.
Музыкальный критик Бабичев рассказал, почему Пьер Нарцисс остался певцом одного хита

Евгений Бабичев объясняет: русский слушатель привык, что африканские артисты в нашем шоу-бизнесе скорее отдают предпочтение рэп-стилистике. Пьер Нарцисс и Максим Фадеев сломали стереотипы и сделали образ, близкий русскому человеку. Это обычная российская поп-музыка, но с экзотическим «налетом». Однако дальше этого хита Пьер Нарцисс так и не продвинулся.

«А если бы развить эту историю, если бы Макс согласился записать альбом вместе с Пьером Нарциссом, если бы не закончилась медийная поддержка Первого канала, все могло быть иначе. Но, как правило, так и бывает: остаются единицы, а кто-то не выдерживает этого бремени славы. Проблемы с алкоголем же могут быть у каждого человека. Любая творческая натура более ранимая. Есть невостребованность, неудача в профессии. К чему еще прибегнуть, к каким способам утолить эту боль? Почувствовать себя легче?» — объясняет Евгений Бабичев.

Вместе с тем критик отметил, что впоследствии представители африканского континента были на каждой «Фабрике», но только Пьер Нарцисс остался настоящей звездой в истории российского шоу-бизнеса. Несмотря на цвет кожи, его считали по-настоящему нашим, русским. За это он и получил в народе прозвище «наш Пьерка». У этого артиста был большой потенциал, который при иных обстоятельствах мог перерасти в другой, более долгоиграющий проект.

Критик отметил, что новость об уходе Пьера Нарцисса — особенно горестная для российской музыкальной индустрии. Однако это очередной повод вспомнить о том, насколько проще раньше было «пробиться» в шоу-бизнес. «Фабрика звезд» доказала, что из человека, не обладающего особенными вокальными данными, можно сделать звезду — главное, собрать правильный репертуар, как это и случилось в свое время с Пьером Нарциссом.

Ранее «Слово и Дело» выяснило, о чем рассказал Пьер Нарцисс в своем последнем интервью.