Правящие круги США во главе с демократической партией столкнулись с проблемой геронтократии – властью стариков. Почему же из американской политики пропали молодые люди со свежими мыслями и идеями, в комментарии для «Слово и Дело» рассказал политолог Сергей Маркелов.

Белый дом престарелых: почему в США процветает геронтократия

Власть стариков

Пока либералы в России кричат о геронтократии в позднем Советском Союзе, в США, да и в Европе к власти пришли древние старики, которые по возрасту могут дать фору советским генсекам и членам ЦК. После 75-летнего Дональда Трампа главой Соединенных Штатов стал 79-летний Джо Байден, превратив Белый дом в «дом престарелых». Кабинет Байдена состоит из пожилых людей 60+. Рекордсменкой в команде Байдена по праву можно считать 82-летнюю Нэнси Пелоси, которая на днях заставила весь мир с ожиданием смотреть за маршрутом своего самолета.

Такая тенденция наблюдается не только в США – лидеры Европы тоже далеко люди не первой свежести, взять того же представителя Еврокомиссии Жозепа Борреля или Урсулу фон дер Ляйен. Молодые политики все реже пробиваются в лидеры партий или на государственные должности. Но и возраст играет против политиков.

Белый дом престарелых: почему в США процветает геронтократия

Почему молодых не пускают?

Деменция Байдена уже давно стала настоящим мемом. Но кроме шуток она вызывает и немало тревоги. Как же человек, который не может позаботиться о себе, может позаботиться о стране? Политолог Сергей Маркелов в комментарии для «Слово и Дело» объясняет: западная политическая концепция неизбежно заводит себя в тупик, когда у власти остаются одни старики – так действует конкуренция и стереотип «пожилой значит мудрый». В итоге типичный избиратель не может разглядеть простой старческий маразм, старательно скрываемый за предвыборными речами.

«Геронтократия - это точка, в которую уперлась сегодня вся политическая конструкция мира в принципе. Если еще 10-15 лет назад центральный американский или европейский электорат не был чувствителен к характеристике возраста, сейчас, когда мировые трудности коснулись каждого американца, люди все чаще обращают внимание на проблему геронтократии. С изменением образа жизни изменилась и система политических требований. На арену выходят те качества политиков, которые еще 50 лет назад не были приоритетными. Например, не был важен возраст политика. Было важно, чтобы он отстаивал интересы США, продвигал льготы, чтобы каждый американец мог стать миллионером. Сейчас это уже не первично», — объясняет политолог.

По словам Сергей Маркелова, сегодня важны не столько политические намерения, сколько образ политика: его привычки, образ, поведение на публике и внешний имидж. В нынешних условиях это дает гарантии уверенности в этом политике. Причем, такая система ценностей работает только на Западе – в Азии приоритет отдается именно действиям политика, а не его словам с высоких трибун.

Белый дом престарелых: почему в США процветает геронтократия

Я – это ты

Как и любой человек, рядовой американец хотел бы, чтобы власть представляла его интересы. И поэтому законное негодование вызывает тот факт, что президент США не может позаботиться о себе, а значит не может вполне отвечать за собственные решения и нести ответственность за свою страну – самую мощную экономику и армию в мире.

Политолог Сергей Маркелов объясняет: проблема не в возрасте. Американцу хотелось бы видеть у власти независимого человека, который может самостоятельно принимать решения, нести за ни ответственность, а главное – защищать интересы простого человека.

«Рядовой американец уже не ставит во главу угла солидность, консервативность. Ему нужны просто политики, которые хотя бы будут что-то делать. Другими словами, ему хочется такого политика, который будет таким же, как он сам. Конечно, со стариком, спотыкающимся и запинающимся, они себя не ассоциируют. Им не нужно молодых, им нужен тот, кто умеет принимать самостоятельные решения. Они видят, что возрастные политики вдруг оказались несамостоятельными. Вопрос не в молодых, дайте других, у которых не будет деменции», — сказал политолог.

Как бы то ни было, геронтократия имеет свойство заканчиваться, что придет ей на смену остается неизвестным.