Современный музей — это не просто выставочные залы, по которым, соблюдая тишину, движутся редкие посетители. Музеи давно превратились в своеобразные драйверы роста, способные менять городскую среду к лучшему. Однако на этом пути существуют подводные камни, о которых рассказала журналу «Слово и Дело» профессор Московского архитектурного института Ирина Коробьина.

От идеи до воплощения: как музеи меняют городскую среду и что для этого нужно

В Санкт-Петербурге завершил работу международный культурный форум, проходивший под патронатом Правительства РФ и Министерства культуры Российской Федерации. В рамках форума прошли различные мероприятия, призванные познакомить профессиональное сообщество с новейшими тенденциями и предоставить пространство для выработки решений, которые будут влиять на повседневную деятельность культурной общественности в России.

Так, профессор МАрхИ, академик Международной академии архитектуры, Национальной академии дизайна и Российской академии художеств Ирина Коробьина выступила с докладом о влиянии современных музеев на городскую среду.

Может показаться, что музей — это закрытое учреждение, которому не престало выходить за рамки собственных стен. Но такая точка зрения безвозвратно устарела и уже не отвечает интересам горожан.

«Влиятельные музеи своей деятельностью не только притягивают огромное количество людей, но и выносят за пределы своих стен мероприятия, события, которые тоже привлекают внимание, вызывают общественный резонанс. И окружающая территория также вынуждена меняться во всех отношениях. Во-первых, с целью обеспечить интересную культурную среду, где проводить время и полезно, и приятно. А с другой стороны, людям нужно обеспечить транспортную инфраструктуру, сервис и так далее. Оказывается, что это выгодно для всех участников городского развития», — объяснила эксперт.
От идеи до воплощения: как музеи меняют городскую среду и что для этого нужно

Подобных примеров влияния музея на городскую среду предостаточно. Так, лондонская художественная галерея Tate Modern, открытая в здании бывшей электростанции Бэнксайд на берегу Темзы, изменила криминальный район в центре британской столицы до неузнаваемости. Реорганизация старой ТЭС открыла новые возможности для привлечения публики. А впоследствии в районе сложилась сеть художественных галерей, сделавших его центром культурной жизни Лондона.

Еще более интересным примером является новое здание Третьяковской галереи на Крымском валу. Там реализованы простые ходы, имеющие колоссальное влияние, но не требующие серьезного финансирования. Ее руководство вынесло информацию о происходящем внутри музейных стен на фасады. Теперь там транслируются и анонсы, и хиты коллекции. И весь поток пешеходов и автомобилей на Крымском мосту становятся пассивными зрителями. А затем кто-то решает, что на ту или иную выставку, пожалуй, стоит сходить.

От идеи до воплощения: как музеи меняют городскую среду и что для этого нужно

Ирина Коробьина отметила, что музеи способны оказывать влияние не только на культурный код своих городов, но и на культурную репутацию страны. Причем заниматься этим должны они сами, не дожидаясь инициативы со стороны государства. Правда, на этом направлении есть некоторые тонкости, которыми эксперт поделилась с корреспондентом «Слово и Дело».

«Во-первых, нужно иметь шикарную идею. Здесь я верю, что музеи способны их генерировать. Но во-вторых, нужны деньги. По моему опыту: было два года невидимых всему миру слез, когда вообще непонятно, что делать. Помощи никакой, а мешать и вредить — пожалуйста. А потом ты это переламываешь и преодолеваешь. Потом мне спонсоры сами начали сами звонить. Они видят успешное и устойчивое развитие. И очень важно иметь правоустанавливающие документы. Когда есть гарантированное будущее — к тебе совершенно другое отношение, а без них никто не окажет серьезную спонсорскую поддержку», — пояснила Коробьина.

Она отметила, что, когда пришла на пост директора музея архитектуры имени Щусева, у учреждения отсутствовали правоустанавливающие документы. Их оформление стало ее важнейшим делом на первом этапе. Коробьина подчеркнула, что музей существует с 1946 года, но если бы охотники за недвижимостью в центре Москвы узнали, что соответствующие бумаги не оформлены, проблем было бы не избежать.

Также Ирина Михайловна отметила, что важны не только музейные стены и пространство вокруг них. Сила музея — это книги и сувенирная продукция, которой обязательно должно быть в достатке.

«Вот вы покупаете магнитик с Джокондой. И пожалуйста, кусочек Лувра у вас на холодильнике», — пояснила она.
От идеи до воплощения: как музеи меняют городскую среду и что для этого нужно

По словам Коробьиной, ей пришлось столкнуться с непониманием, когда она поручила написание отдельных фрагментов книг, продающихся в сувенирной лавке музея, его сотрудникам. Но такой подход оправдал себя. Вместо приглашенного модного автора, требующего значительный гонорар, над книгами работали люди, для которых музей — это часть их жизни. И таким образом удалось не только получить цепляющие тексты, но и сплотить коллектив, повысить его самоуважение.

Ранее журнал «Слово и Дело» рассказал о том, зачем современным музеям нужны цифровые галереи, и как предварительный визит в виртуальный музей помогает получить больший эффект от последующего посещения реального выставочного зала.