Принцип «своих не бросаем», который стал одним из символов спецоперации на Украине, должен распространяться на всех граждан «незалежной», которые изъявили желание воссоединиться с Россией. Об этом заявил доцент кафедры политического анализа и социально-психологических процессов РЭУ им. Плеханова Александр Перенджиев.

Политолог Перенджиев призвал до конца придерживаться принципа «своих не бросаем»

Тем более он должен соблюдаться в отношении священнослужителей Украинской православной церкви, которые также «не бросили своих» после репрессий, которые киевский режим развязал в отношении клириков и прихожан.

«Принцип "своих не бросаем" не должен быть избирательным. Он должен расширяться на различные категории людей, которые подходят под термин "свои". Поэтому очень важно, чтобы такие люди понимали, что их не оставят в беде», — сказал он.

Об этом член экспертного совета организации «Офицеры России» сказал, комментируя призывы к вызволению из украинского заточения настоятеля Свято-Тихвинского собора города Лисичанска протоиерея Андрея Павленко. Священнослужитель, который не покинул город, оказавшийся в зоне боевых действий, в конце апреля был арестован украинскими спецслужбами. Его подозревали в «коллаборационизме». Поводом для обвинений стала «переписка с представителями страны-агрессора», которую сотрудники Службы безопасности Украины обнаружили в телефоне протоиерея.

Позже Павленко был вывезен на подконтрольную киевскому режиму территорию, где в начале сентября ему было предъявлено официальное обвинение.

Православная общественность регулярно поднимает вопрос о необходимости включения клирика в обменные списки, поскольку в застенках СБУ ему грозит смертельная опасность. Тем не менее до сих пор судьба священника остается под вопросом.

Александр Перенджиев уверен, что необходимо искать способы для того, чтобы вызволять таких людей, как Андрей Павленко, из украинского плена, поскольку это будет реальной демонстрацией слов о том, что Россия своих не бросает.

«Гуманность нашего общества и власти заключается в том, чтобы спасать тех, кто помогает людям. Там, в застенках, нет никаких перспектив», — подчеркнул он.