Губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов в субботу, 10 декабря, ответил на вопросы горожан. Однако многочисленные признаки указывают на то, что вместо заявленной трансляции живого выступления в эфир шла заранее отснятая запись. Политолог, политтехнолог Сергей Маркелов в комментарии для «Слово и Дело» рассказал, почему петербургский градоначальник мог принять решение не выступать обещанном формате.

Синдром «розового фламинго»: почему «прямая линия» Беглова так похожа на записанный спектакль

Мероприятие анонсировал на личной страничке в социальных сетях сам губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов. В назначенный час разговор начался, но оказалось, что непосредственного общения с горожанами не предполагается. Происходящее скорее напоминало интервью градоначальника с руководителем его пресс-службы Инной Карпушиной, которая временами зачитывала вопросы горожан, щедро перемешивая их со своими замечаниями.

Также по некоторым признакам можно понять, что зрители наблюдают не прямой эфир, а запись. Об этом говорит темное окно рядом с губернатором, которое ко времени начала мероприятия (12:00) должно быть светлым. Это же подтверждает случайная оговорка Беглова о том, что запись идет два часа, сделанная в конце первого часа. На это же указывает и характер вопросов, зачитанных Карпушиной. Наиболее острые темы остались за рамками «прямой линии», а на рассказе о проблеме петербургского «Метростроя» трансляция попросту прервалась, а после ее возобновления пресс-секретарь переключилась на менее токсичные вопросы.

В беседе с корреспондентом «Слово и Дело» политолог Сергей Маркелов отметил, что петербургский губернатор действительно мог записать свое выступление заранее. Таким образом он избавляет себя от случайностей, которые могут возникнуть в ходе непосредственного общения с согражданами.

«Условно говоря, он говорит об одном, а жители города — о другом. Потому что у него картина мира не совпадает с картиной мира коллективного петербуржца. И поэтому допустить такие прямые эфиры — это опасность непредсказуемости, риск форс-мажора, на который надо будет реагировать», — пояснил политолог.
Синдром «розового фламинго»: почему «прямая линия» Беглова так похожа на записанный спектакль

Такая опасность особенно усиливается, учитывая большое количество нареканий к работе градоначальника со стороны жителей Петербурга. Только по официальным данным за текущий год зафиксировано свыше 125 тысяч обращений о проблемах от местных жителей — более чем по 360 в день.

«Безусловно, само состояние его имиджа, его репутации, его, скажем так, управление Санкт-Петербургом вызывает больше вопросов, чем ответов. То есть, другими словами, накапливается большое количество негативной информации, и его репутация страдает очень сильно», — констатировал эксперт.

Сергей Маркелов добавил, что у Беглова наблюдаются признаки описанного американскими военными синдрома «розового фламинго», названного так по аналогии с известным «черным лебедем». Только во втором случае речь идет про непросчитываемое событие, которое разрушает всю существовавшую ранее стратегию действий. При синдроме «розового фламинго» человек, наоборот, точно знает о существующей проблеме и понимает необходимость реагировать на нее, но окружение отговаривает его от этих шагов. В результате такой человек начинает умышленно игнорировать реальность, хотя обладает необходимой информацией для понимания приближающейся катастрофы.

Трансляция медиагруппы "Патриот"