Слово в защиту самолетов-заправщиков

Операция в Сирии выявила недочеты, которые необходимо ликвидировать. Однако проявившиеся слабые места стали предметом необоснованной и даже безграмотной критики.

Слово в защиту самолетов-заправщиков

Для стороннего наблюдателя операция ВКС России в Сирии началась практически мгновенно. И ровно так же она и закончилась. Без явной предварительной подготовки, без объявлений, когда и где встречать триумфаторов, без красочных проводов с цветами и аракой.

С одной стороны — это наглядная демонстрация независимости наших политических и военных элит. С другой стороны, оперативность, с которой была свернута основная российская группировка в Сирии, оставила достаточно простора для разнообразных спекуляций на эту тему.

Естественно, со стороны Украины мгновенно понеслось торжествующее: «Путин слил», — мгновенно подхваченное российской оппозицией. Западные средства массовой информации были не в пример осмотрительнее. Там все-таки решили сопоставить достигнутые нашими войсками результаты с собственными и постеснялись называть тотальное превосходство России в разрешении сирийской проблемы сливом.

Проверка боем

Но это все — лирика. Главное, что после завершения операции были сделаны соответствующие выводы. И приятно видеть, что одними победными реляциями дело не ограничилось. Во время «Прямой линии» Владимир Путин прямо заявил, что операция в Сирии вскрыла недостатки российской военной техники. Собственно, других вариантов и быть не может. Недаром у космонавтов есть присказка, родившаяся еще во времена Королева и Гагарина: «Можно подготовиться к сотне нештатных ситуаций, но в космосе случится сто первая».

Кроме первичной цели — борьбы с ИГИЛ1, операция в Сирии обязана была выявить недочеты, которые необходимо в скорейшее время ликвидировать. Однако проявившиеся слабые места тотчас стали предметом резкой критики, зачастую необоснованной и даже безграмотной. Взять, к примеру, ситуацию с топливозаправщиками.

В еженедельнике «Военно-промышленный курьер» выпуск №13 (628) от 6 апреля 2016 года появилась статья Алексея Рамма и Антона Лаврова "Возмездие без дозаправки". Статья оставляет двойственное впечатление и содержит как довольно спорные, так и вполне здравые замечания. Но подробно хотелось бы остановиться на заявлении, что Россия категорически не в состоянии обеспечить свои воздушно-космические силы дозаправкой в воздухе. В статье однозначно сказано, что во время западных кампаний в Ливии, Афганистане или Ираке на долю топливозаправщиков приходился гигантский объем работы, в то время как нашим ВКС соответствующих самолетов явно не хватает, а имеющиеся обслуживают в основном дальнюю авиацию, а с фронтовыми истребителями и бомбардировщиками работают «по остаточному принципу».

Американский опыт

С одной стороны авторы указывают на реально существующий разрыв в количестве самолетов-заправщиков между Россией и блоком НАТО. Да, действительно, на вооружении только одних Соединенных Штатов числится 75 подобных машин, в то время как у нас их всего 33. Однако это отнюдь не означает, что если Россия экстренно не доведет количество летающих заправщиков до 75, то нас ждет позорное поражение.

Самолет-заправщик, как следует из его названия, нужен для дозаправки самолетов в воздухе. А таковая необходима далеко не всегда. Обратимся к опыту "наших западных партнеров".

От базы Инджерлик до Багдада около 900 километров по прямой. Не так уж и близко, но даже без дозаправки в воздухе F-16 — основная рабочая лошадка американцев, вполне в состоянии преодолеть такое расстояние, отбомбиться и вернуться обратно в Турцию. Но при одном условии — если самолет загрузить топливом под завязку.

С конформными и подвесными топливными баками и всего с двумя 907-килограмовыми бомбами F-16 обладает боевым радиусом в 1361 километр. Хватит до Багдада и обратно, да еще на маневры резерв останется. Только вот вооружение слабовато. А если поснимать подвесные и конформные баки и занять все узлы подвески бомбовой нагрузкой, то боевой радиус уменьшается до 550 километров. И это при сложной полетной траектории со значительным участком экономичного полета на большой высоте. Естественно, без самолета-заправщика тут не обойтись.

Схожая ситуация и с другими западными операциями. Американские базы разбросаны по всей планете, да и авианосцев у них хватает, но не всегда есть возможность приблизиться к противнику на 100-200 километров.

Наш ответ

Наша операция в Сирии проходила в принципиально иных условиях. Боевые действия, как известно, шли в Сирии. Но и аэродром, с которого вылетали наши самолеты, расположен в Сирии. От Латакии до Хомса 130 километров, до Алеппо — 140, до Пальмиры — 250. Ракка дальше всего — 300 километров.

Фронтовая авиация во время сирийской операции была представлена бомбардировщиками Су-24 и Су-34, штурмовиками Су-25 и истребителями Су-30. Для всех этих самолетов описанные выше расстояния проблемы не представляют. Су-24 с полной бомбовой нагрузкой и двумя птб обладает боевым радиусом 560 км. И это все на высоте 200 метров, где расход горючего выше, чем в верхних слоях атмосферы. У Су-25 этот показатель чуть ниже — около 300 километров. Без ПТБ и с полной бомбовой нагрузкой, естественно. А у более современных Су-30 и Су-34 боевой радиус более тысячи километров.

Таким образом, претензии к недостаточной работе воздушных заправщиков с фронтовой авиацией лишены всякого смысла. Зачем гонять над потенциально опасным районом летающий танкер, если для выполнения боевой задачи самолетам хватает собственного запаса топлива? Вот для стартующих с авиабазы в Энгельсе стратегов дозаправка в воздухе — это нормально.

На этот факт обратили внимание и в пресс-службе Минобороны. На имя и.о. главного редактора «ВПК» Владимира Лебедева пришло письмо, подписанное начальником управления пресс-службы Игорем Конашенковым, которое еженедельник немедленно опубликовал. Конашенков разъясняет несостоятельность утверждения авторов об ограниченном участии самолетов-заправщиков в сирийской операции:

«Тактический радиус самолетов оперативно-тактической авиации, выполняющих задачи в Сирийской Арабской Республике, позволяет выполнять полеты с полным боекомплектом на всю глубину боевых действий, в связи с чем необходимости применения самолетов-заправщиков в ходе проведения операции не было.»

В заключение

Безусловно, самолеты-заправщики — необходимая составляющая современной армии. Имеющиеся у нас Ил-78 не простаивают без дела, постоянно работая в небе над Атлантикой, Японским и Средиземным морем. Они обеспечивают патрулирование арктической зоны и принимают участие в учениях, которые Министерство обороны проводит достаточно регулярно.

Безусловно, Ил-96-400ТЗ, предназначенный заменить в войсках Ил-78, не останется без дела. Нынешние летающие танкеры постепенно вырабатывают свой ресурс и замена должна подоспеть как раз вовремя. Планируется, что после всесторонних испытаний первых двух опытных топливозаправщиков на базе Ил-96, Минобороны закупит еще 30 таких самолетов.

Однако при всей прелести воздушных заправщиков, их использование должно быть оправдано. Гонять здоровенные самолеты над опасными районами, чтобы продемонстрировать саму возможность дозаправки в воздухе никто не будет. Ил-78 справляются с возложенными на них задачами, а раздувать военный бюджет без реальной необходимости — не лучшая затея.

1 Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации

Похожие новости
Инфографика
Григорий Ажданин

Модель самолета попала на снимки, опубликованные главой Роскосмоса.

А.Г.

Ранее стало известно, что Пентагон проигнорировал предложение Минобороны РФ обсудить этот вопрос.

Мария Чехина

Чтобы посетить Тадж-Махал теперь придется заплатить в четыре раза больше.