читать
Читайте нас в телеграм

Ярость. Огненный танк

Ярость. Огненный танк
9:41 12 Июля, 2016
17700
3
Загрузка...

Шел двенадцатый день войны. Немцы уже переваливались через Березину. На проселочной дороге, чуть в стороне, стоял поврежденный во время бомбардировки Т-28. Его экипаж покрутился вокруг, побегал, да прыгнул в проезжавшую мимо полуторку, спеша выехать из формирующегося котла. Все, кроме одного – механика Дмитрия Малько. Этот опытный солдат, душивший фашизм в Испании, ожесточенно бившийся с японцами на Халхин-Голе, освобождавший Западную Белоруссию и прошедший всю зимнюю кампанию советско-финской войны.

Этого опытного и отважного солдата не могло выбить из колеи отступление. Он не представлял, как можно бросить танк и пересесть в кузов полуторки. На полуторке врагов не убьешь, хочешь победить – ремонтируй танк. И он починил его, но уже безнадежно отстав от своих.

Немцы в это время разглядывали брошенные советские танки, а Дмитрий стоял возле теплого корпуса и вытирал руки промасленной тряпкой и смотрел, как на дорогу выходит танкист Васечкин и артиллерийские курсанты: Дмитрий Педан, Александр Рачицкий, Федор Наумов.

Так, судьба сформировала героический экипаж «Безумного русского танка».

Дмитрий Педан предложил прорываться к своим через Минск и, как бы сказали сегодня, «зажечь по пути».

Пожав плечами, Дмитрия Малько залез в танк, сел к рычагам и повернул машину к брошенному складу – за боезапасом. Васечкин занял место командира, а артиллеристы встали кто за заражающего, а кто к пулеметам.

Т-28  был средним трехбашенным танком, вооруженным 76,2-мм пушкой и четырьмя 7,62-мм пулеметами. У него было слабое бронирование и скорость по шоссе в 40 км/час.

Счет открыл Малько, раскатав немецкого солдата вместе с велосипедом. Затем танк вырулил на улицу Ворошилова и у ликероводочного завода встретил первую крупную добычу – группа «фрицев» степенно мародерствовала отечественной водкой, за что и поплатились немцы, прошитые пулеметными очередями.

В районе рынка танк повернул на улицу Ленина и лоб в лоб повстречался с колонной мотоциклистов, которую посекли огнем и подавили гусеницами. Затем, проезжая мимо театра, всадили осколочный в группу солдат и, свернув на Пролетарскую, уперлись вплотную в стену из солдат и техники… ну как уперлись, скорее надавили на газ, раскатывая гусеницами машины и расстреливая из пулеметов и главного орудия все, что двигалось и носило ненавистную форму.

В конце улицы по танку саданула 37-мм пушка. Но не пробила лобовую броню, а второй выстрел сделать не успела – Малько раскатал ее в металлолом.

Лишь на выезде из города, у Кавалерийского кладбища, по танку с фланга ударила артиллерийская батарея, прошив его тонкую боковую броню. Загорелся двигатель, а затем взорвался боекомплект. 

Васечкин был майором, поэтому имел с собой пистолет. Выбравшись из танка, он отстреливался, прикрывая бойцов, пока не погиб. Рачицкий погиб, а Педана сумели взять живым. Наумова укрыли местные жители, и он потом ушел партизанить.

Дмитрий Малько ушел дворами и через три недели сумел выйти к своим  у города Рославль.

Затем будут долгие и страшные бои, но в 1944-м году Малько въедет в Минск на Т-34 и увидит свой сгоревший Т-28.


Вот такая история матерого солдата, отважных воинов и одного Т-28…

И еще нескольких второстепенных «героев», а именно: 10 танков и бронемашин, 14 грузовиков, 3 артиллерийские батареи и 360 офицеров и солдат вермахта…

 

Враг будет разбит!

Победа будет за нами!

КОММЕНТАРИИ (3)
Автор: Сергей Черкасов

Рассказать друзьям
Назад
Слово и дело

Хотите знать, какое Слово будет в топе завтра? Подпишитесь!

× ПОДПИСАТЬСЯ