читать
Читайте нас в телеграм
Закрыть

Пилот Ми-24 рассказал, как его вертолёт сбили ракетой ПЗРК в Афганистане

Пилот Ми-24 рассказал, как его вертолёт сбили ракетой ПЗРК в Афганистане
12:48 3 Июля, 2017
4896
0
Загрузка...

Военный лётчик, воевавший в Афганистане, рассказал, как ему удалось выжить после того, как его вертолёт был поражён ракетой.

В принципе, сбивали везде. Любой вылет сопровождался риском. Чувство осторожности или страха притупляется. И летели уже без мыслей «сейчас меня собьют». Проскакивала мысль «собьют, но не меня» – получилось, что меня».

Во время одного из вылетов он встретился с американским ПЗРК Стингер, который поставлялся афганским талибам.

Этот ПЗРК сверхзвуковой, даже если ты знаешь, что в тебя целятся, ты видишь, что наводят. У любого человека, даже у лётчика, есть такое понятие, (не пишите) – коэффициент «удивления», когда ААА. Бабах. Не может никто мнгновенно среагировать, ну так же? Так.

Если её в тебя пустили, даже не в тебя, а в твою сторону, у неё много каналов наведения, считай, она к тебе прилетит обязательно. Это был у нас уже четвёртый вылет в день, ну и на высоте около 4,5 км – удар.

В кабине два тахометра, и сразу у правого двигателя стрелка прям пошла на ноль падать, и речевой информатор стал «Пожар» кричать. Я как сейчас помню, каплевидный фонарь, я голову высоываю, оборачиваюсь, а бок, створка горит и отваливается.

Пилот Ми-24 рассказал, как его вертолёт сбили ракетой ПЗРК в Афганистане
vk.com

Здесь по инструкции экипажу уже надо было принимать решение что делать. Высота большая. На покидание должна последовать команда просто «Прыжок», всё. Я может этой команды не слышал. Тут кабины раздельные, я не увидел, есть он или нет. Я сидел и спрашивал, «Михалыч, прыгаем?», и ждал ответа. Видно я команду на прыжок не услышал, и сидел, а его уже не было, а я всё спрашивал, прыгаем? Потому, что покидать машину без команды это не по офицерски.

Лётчик, выпрыгнувший первым, приземлился на территории, занятой советскими войсками. Александр на парашюте летел прямо к душманам. Из радиоперехвата стало ясно – его будут брать живым.

Я ещё к земле подлетал, увидал, что бегут в мою сторону. И я когда от парашюта освободился, упал на землю, и началась беготня по склонам гор. Стреляли по ногам. Первая пуля в левой ноге – сквозная через ткань прошла. Вторая пуля прошла через стопу. И я с ними стрелялся. Командир взвода, с той роты десантников, которые пошли отбивать, сказал, что восемь человек, мол ты завалил. Не знаю, восемь или сколько, одного я точно помню, потому, что расстояние было где то два метра. Затем мне правую ногу прострелили так, что с переломом. Я понял, что не смог наступать, она у меня складывалась, и не в колене, а ниже. И я залёг за камни, стал из-за камней отстреливаться, а уже десантники подходили наши. Когда духи поняли, что меня не взять, кинули гранату ко мне за камни.

Первое, что я увидал, когда пришёл в сознание, увидал себя без ноги, а вторая в гипсе по пояс. Первая мысль – не смогу летать.

Но жизнь для него не закончилась – вернувшись с войны Александр смог вернуться к мирной обыденности.

КОММЕНТАРИИ (0)

Загрузка...
Загрузка...
Назад
Слово и дело

Хотите знать, какое Слово будет в топе завтра? Подпишитесь!

× ПОДПИСАТЬСЯ