Инициатива Роскомнадзора: бессмысленные барьеры или забота о народе?

Вот уже два дня прошло с тех пор, как Роскомнадзор взял под контроль VPN-сервисы и анонимайзеры.

Инициатива Роскомнадзора: бессмысленные барьеры или забота о народе?

Вот уже два дня прошло с тех пор, как Роскомнадзор взял под контроль VPN-сервисы и анонимайзеры. Противостоять распространению противоправного контента в российском сегменте Интернета стало легче, но мгновенных изменений никто не ощутил. Впрочем, их и не должно было быть.

VPN-сервисы и анонимайзеры (специальные программы, позволяющие маскировать свой IP-адрес, подменяя его на иностранный) не блокируются превентивно. Роскомнадзор будет работать с их владельцами, требуя ограничить доступ к запрещенному контенту. И только в случае решительного отказа последует блокировка.

Кроме того, блокировка не грозит VPN-серверам, которые используются для защиты коммерческой информации, а круг их пользователей известен заранее. Такие существуют, например, в банковской деятельности.

Многие крупные игроки российского сегмента Интернета, вроде АО «Лаборатория Касперского», Opera Software AS, Mail.RU и Яндекс, выразили желание работать вместе с Роскомнадзором над реализацией его инициативы. Однако рядовые пользователи не так единодушны.

Инициатива Роскомнадзора: бессмысленные барьеры или забота о народе?

Несмотря на то, что при пользовании VPN существует реальная опасность поделиться своими персональными данными со злоумышленниками (причем это касается как бесплатных, так и платных сервисов), многие далекие от проблем интернета люди с определенной долей негатива относятся именно к самому факту появившихся ограничений. Причем эти граждане могут не пользоваться этими сервисами, а то и вовсе не знать, что такое VPN.

Об этом журнал «Слово и Дело» побеседовал с экспертом в области информационной безопасности, руководителем аналитического центра Zecurion Владимиром Владимировичем Ульяновым.

Многие российские граждане относятся к инициативе Роскомнадзора с некоторой долей негатива. Создается впечатление, что эта реакция направлена не на закон, а на сам факт ограничений в интернете. Это какая-то манипуляция общественным мнением, или люди действительно воспринимают интернет как пространство, в котором не могут существовать любые законы?

То, что касается ограничений в интернете, ограничений доступа к информации: для большинства людей, которые живут в свободном демократическом обществе, есть некоторое противоречие. В данном случае, наверно, есть у кого-то из потенциальных пользователей какие-то сомнения, но в любом случае закон есть закон. И выполнять его на территории РФ мы обязаны, как законопослушные граждане.

От появления книгопечатания до появления регулирующих эту новую отрасль законов прошло около сотни лет. В наш век информационных технологий мы справимся быстрее?

Безусловно, подобные законы и мировые соглашения, касающиеся интернета, уже есть. Причем они действуют в различных областях – не только в области распространения информации, но и ее защиты. Есть международные соглашения, которые подразумевают взаимодействие между различными странами для минимизации рисков в интернете. Это сфера, которая интересна не только гражданам, но и государствам, поэтому оставлять ее бесконтрольной не совсем правильно. Угроза в интернете — это не только распространение противоправной информации, но и реальная угроза информационной безопасности, к примеру, хакеры, которые могут взламывать не только единичных пользователей, но и крупные корпорации.

Как вы считаете, вводя такие ограничительные меры, Россия идет каким-то собственным путем, или рано или поздно другие страны тоже займутся чем-то подобным?

В других странах есть свои ограничения. Это нормально, когда государство озабочено урегулированием тех сфер жизни, которые касаются большого количества граждан.

Похожие новости
Инфографика
Валерия Соколова

Школьница Мария Филоненко из Камчатского края выдернула из-под колес мальчика.

А.Г.

Компания Oppo анонсировала выход нового дешевого смартфона.

А.Г.

Специалисты «Автостата» рассказали о главных моделях китайских автомобилей по продажам.

Никита Шахов

Михаил Федотов прокомментировал поступившее в СПЧ и СК «коллективное письмо» от родителей заразившихся в конце декабря детей.