Сотрудники московских кладбищ отказываются обсуждать Мохова со СМИ из-за риска увольнения

Корреспонденты ФАН поговорили с сотрудниками столичных кладбищ, многие из которых рассказали интересные подробности о супруге Любови Соболь Сергее Мохове.

Сотрудники московских кладбищ отказываются обсуждать Мохова со СМИ из-за риска увольнения
Источник: Федеральное агентство новостей

Сергей Мохов, некросоциолог, ученый, а также муж «юриста» ФБК Любови Соболь, получил скандальную известность после расследования ФАН, в котором выявлена связь мужчины со столичной «кладбищенской мафией». Криминальные авторитеты обеспечивали ученого средствами, за что Мохов устраивал целые PR-кампании, отвечающие интересам «кладбищенских группировок». Журналистам стало известно и то, что Мохов использовал криминальные деньги для финансовой поддержки своей жены, которая пытается попасть в Мосгордуму. Казалось бы, Мохов и так достаточно очернил свое имя, но вскрылись новые подробности его скандальной личности.

«Странный он какой-то»

Корреспонденты ФАН обошли несколько столичных кладбищ и были удивлены реакцией сотрудников на фотографию Мохова. Не многие решились разговаривать с журналистами, хотя по реакции было понятно, что ученый хорошо знаком работникам кладбищ.

Сотрудники московских кладбищ отказываются обсуждать Мохова со СМИ из-за риска увольнения

Источник: Федеральное агентство новостей

Поговорить с журналистами осмелился сотрудник Хованского центрального кладбища. Он рассказал, что после визитов Мохова у могил находили странные вещи. Бывало, что там, где ранее был замечен некросоциолог, позже обнаруживали свечи, разрытые могилы, однажды даже нашли женское нижнее белье на одной из могильных плит. После этого с кладбища всех подозрительных личностей начали гонять.

«Мне он подозрительным сразу показался, как я его увидел. С виду интеллигентный молодой человек, но в глазах, знаете, такой огонек нездоровый. Нормальному человеку копаться на кладбищах вряд ли захочется», - отметил собеседник ФАН.

Он также рассказал, что Мохов обычно приезжал к вечеру, когда посетителей на кладбище почти не было.

Нервный тик и молчание

На других кладбищах реакция на вопросы о Мохове была странной. На Хованском северном кладбище мужчину узнали. Однако при виде его фотографии у сотрудника кладбища начался нервный тик, на вопросы он отвечать не стал. Этому кладбищу внимание прессы, и правда, нежелательно. Оно находится в ведении ГУП «Ритуал», которое раньше было участником нескольких скандалов. Против ритуального сервиса высказывался даже сам Мохов.

Сотрудники московских кладбищ отказываются обсуждать Мохова со СМИ из-за риска увольнения

 

Источник: Федеральное агентство новостей

Узнали ученого и на Новодевичьем кладбище. Однако сотрудник не смог точно ответить, бывал ли Мохов там. Собеседник ФАН охарактеризовал его, как человека, который «весь себе на уме».

«Он мне знаком. Правда, замечаю не так часто. Я на многих кладбищах работаю, переезжаю с места на место, поэтому не могу точно сказать, где именно видел Мохова», - сказал работник кладбища.

Были и те, кто отказался разговаривать с журналистами. Их реакция неудивительна: кто-то боится потерять работу, кого-то страшит администрация, кто-то просто не хочет обсуждать эту тему. О причинах такого неприятия можно только догадываться.

Ранее корреспондент ФАН беседовал со специалистом в области психопатологии, психиатром-сексопатологом Дианой Генварской, которая описала психотип человека, склонного к некрофилии. По ее словам, толчком для психического отклонения могли стать детская травма, потеря родителей в раннем возрасте, фанатичное увлечение похоронной тематикой. Проявления девиации могут быть различными: одни проявляют интерес к ритуальной атрибутике и теме смерти, другим нравится запах разложившегося тела и т.д. Некоторые их этих описаний подходят Мохову. В интервью он сам рассказывал про смерть отца, когда ему было всего 10 лет. По словам ученого, именно тогда он заинтересовался вопросами смерти.

Читайте полную версию на сайте Федерального агентства новостей

Новости партнеров