Напряженность между США и Ираном толкает Европу в объятия России

Россия оказывается главным бенефициаром в разгорающемся конфликте между Ираном и Соединенными Штатами.

Напряженность между США и Ираном толкает Европу в объятия России
Источник: Федеральное агентство новостей

Напряженность в Персидском заливе, несомненно, вызывает беспокойство у всех международных наблюдателей. Даже если удастся избежать прямого вооруженного противостояния США и Ирана, регион столкнется с рядом негативных последствий, включая сокращение инвестиций и туризма, а также ростом экономических проблем в атмосфере кризиса и неопределенности.

Однако у каждого конфликта есть свои бенефициары. В случае с США и Ираном самый очевидный победитель — Россия. После прекращения выполнения Тегераном двух ключевых пунктов Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД или политическое соглашение по ядерной программе Ирана), которое случилось после выхода из соглашения США, администрация Трампа начала оказывать давление на другие страны с тем, чтобы они выбирали: или торговать с Ираном, или с США, по сути, вовсе не оставив им выбора.

Страны, которые импортировали иранскую нефть, были вынуждены значительно сократить ее закупки. Например, в такой ситуации оказалась Польша, которая начала закупать иранскую нефть сразу после заключения ядерной сделки. Однако теперь Польша будет вынуждена покупать нефть в ОАЭ и, по большей части, у России.

Другие страны, которые сейчас не могут вести дела с Ираном, также хотят заручиться благосклонностью России, обладающей солидными запасами углеводородов. Список таких стран включает в себя Японию, Южную Корею, Италию и Индию. Все они стали сокращать, а затем и вовсе прекратили покупки иранской нефти из-за давления США. Кроме того, в более долгосрочной перспективе такие неосторожные шаги Вашингтона могут привести к смягчению европейских санкций в отношении России. Это, несомненно, станет крупным успехом для Кремля.

Хотя Россия официально поддерживает СВПД, существующий раскол между США и Европейским Союзом в отношении наиболее верного подхода к Ирану отвечает стратегическим интересам Москвы. Долгосрочная политическая цель безопасности России — подорвать сплоченность и единство Запада. Каждое событие, которое усиливает разногласия в альянсе, отрицательно влияет на мощь Запада, и, помимо этого, усиливает антиамериканские настроения среди многих западноевропейцев.

Что отвечает российским интересам, так это то, что ряд европейских государств, таких как Польша, оказались в ловушке, вынужденные лавировать между ЕС и США. Это вызывает неуверенность и беспокойство среди их правительств. В то же время российская риторика, направленная в поддержку статутов СВПД, предоставляет хорошую возможность для создания платформы сотрудничества между Москвой и ЕС в противовес США. Подобная политическая инициатива, объединяющая Западную Европу и Россию против США, может найти благодатную почву в таких странах, как Германия, которые традиционно сотрудничают с Москвой.

Война против Ирана также потрясет архитектуру региональной безопасности, столь долго выстраиваемую вашингтонскими стратегами в интересах Pax Americana в Персидском заливе, предоставив Москве, которая уже извлекла выгоду из своего вмешательства в поддержку сирийского президента Башара Асада, хорошую возможность уменьшить американское влияние на Ближнем Востоке.

Кроме того, крах СВПД и рост напряженности в отношениях между США и Ираном явно влияют на внутреннюю политику Тегерана. Эти факторы усиливают антизападные настроения в Исламской Республике и подрывают сторонников сближения с Западом. В итоге главными неудачниками выглядят президент Ирана Хасан Рухани и сплотившийся вокруг него реформистский лагерь, который, как и при прошлых администрациях президентов Хашеми Рафсанджани и Мохаммада Хатами, пытался расширить сотрудничество с Западом в целях содействия модернизации Исламской Республики. В сложившейся ситуации и особенно в случае краха СВПД у Ирана не будет иного выбора, кроме как наращивать связи с Востоком, включая Россию. Другими словами, нынешняя напряженность заставит Тегеран полагаться на Россию, в частности, в сфере вооружений и ядерных технологий. Без СВПД, новых санкций и непрекращающейся угрозы войны Иран также не сможет развивать свою энергетическую промышленность — главным образом, добычу природного газа, и в результате он не станет серьезным конкурентом России на энергетическом рынке.

Наконец, война в Сирии. Нынешняя ситуация уменьшает финансовые ресурсы Ирана и способность страны направлять их на иностранные операции, в том числе в Сирии, которую Иран считает «золотым кольцом цепи сопротивления Израилю». Хотя в течение долгого времени многие наблюдатели воспринимали отношения между Ираном и Россией как стратегический союз, это было ошибочное предположение. С самого начала на сирийском театре Москва и Тегеран разделяли только тактические интересы, и было очевидно, что в какой-то момент сотрудничество превратится в конкуренцию, потому что обе стороны хотят добиться для себя доминирующего положения в Восточном Средиземноморье. В Сирии — как и на любой другой арене геополитической конкуренции — может быть только один гегемон — либо Россия, либо Иран. Чем больше проблем стоит перед Ираном, тем ниже вероятность того, что он сможет предотвратить доминирование России в послевоенной Сирии.

Новости партнеров