Стратегия реализма и прагматизма помогает России формировать международный постзападный порядок

Во многом это стало возможным благодаря приходу к власти в России Владимира Путина, взявшего курс на укрепление евразийской и великодержавной идентичности России.

Стратегия реализма и прагматизма помогает России формировать международный постзападный порядок
Источник: kremlin.ru - Администрация Президента РФ

Несколько дней назад в эфире CBS News эксперт по международной политике из Джорджтаунского университета Анджела Стент заявила об успешной демонстрации Россией «гипертрофированного геополитического влияния». По мнению американского политолога, Москве удается добиваться своих целей, благодаря нейтральной позиции по проблемам Ближнего Востока и «эффективному налаживанию связей с Пекином».

Анджела Стент, являющаяся директором Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований университета, отметила, что при президенте Владимире Путине Россия не только вернулась на Ближний Восток, но и действует там «более успешно, чем в свой время Советский Союз». В качестве главной причины эксперт назвала прагматизм российского руководства и отсутствие идеологической составляющей во внешнеполитическом подходе. «При Путине Россия не встает ни на чью сторону. Русские сейчас являются единственной силой в этом регионе, разговаривающей со всеми участниками всех конфликтов – с Ираном, с шиитскими группировками, со всеми суннитскими государствами, и, конечно, с Израилем, – подчеркнула Стент. – США явно сильнее России, но никто не рассматривает американцев нейтральным арбитром».

Процитированное выше высказывание довольно симптоматично для американских ученых и политических кругов последнего времени. Еще пару лет назад можно было услышать, что Россия успешно осуществляет свою политику в Сирии, наращивает военно-экономическое присутствие в Арктике, диктует свою волю странам ОПЕК по многим важным вопросам (чего, кстати, так и не смог добиться Советский Союз), превращается в энергетическую сверхдержаву, поставщика пшеницы номер один в мире, строит Крымский мост, проводит Чемпионат Мира по футболу и многое другое – «в силу своей слабости» как бы противоречиво это не звучало. Разруха в головах американского экспертного сообщества, способного ничтоже сумняшеся написать о триумфальном возращении России на Ближний Восток, которое она предпринимает «играя слабой рукой», происходило точно в соответствии с обамовским дискурсом об «экономике России, порванной в клочья».

Конечно, в своем выступлении Стент также не преминула обязательно рассказать об ограниченности российских ресурсов («ветшает и разрушается инфраструктура», «ВВП на душу населения меньше Италии») и о том, что никто не сможет заменить США на ближневосточном театре, но, тем не менее, с сожалением отметила, что Москва с успехом налаживает отношения с двумя самыми близкими союзниками Вашингтона в регионе в лице Тель-Авива и Эр-Рияда.

Но, самое тревожное, по мнению Анджелы Стент, это то, что Россия и Китай отстаивают свои интересы сообща, будучи «решительно настроенными на создание так называемого «пост-западного» порядка». Складывается впечатление, что американская исследовательница искренне удивляется, как России удается добиваться поставленных целей с практически минимальными издержками, не затрачивая триллионы долларов на сотни военных баз и авианосные ударные группы, как это делает США.

Все дело в том, что действия России и Китая – это демонстрация возрождения реалистического подхода и мышления в международных отношениях, чему пытается противостоять либеральный оппортунизм в лице Анджелы Стентон и других представителей западного истеблишмента. С окончанием Холодной войны многие ученые в области международных отношений поспешили с выводом, что реализм постепенно утратит свои позиции.

Гегемония США, растущая склонность бывших коммунистических государств в Центральной и Восточной Европе присоединиться к ведущим западным международным организациям, таким как Европейский Союз и НАТО, готовность не западных держав, таких как Китай, Бразилия, Индия, Россия и др. принять рыночную экономику и вступить во Всемирную торговую организацию, растущее очарование либеральной демократии, ускорение процесса глобализации в течение последних трех десятилетий – все это способствовало либеральной иллюзии, что мир быстро превращается в общность в которой заниматься политикой на основании национальных, этнических, религиозных, географических и лингвистических различий является явно устаревшим подходом.

Несмотря на такой либеральный оптимизм, мир недавно стал свидетелем триумфального возвращения реалистического мышления в международных отношениях. Поскольку национализм и геополитика переживают однозначный подъем, мы больше не находимся на грани трансформации в мир без границ, в котором универсализм затмевает конкретику.

Во многом способствовал этому процессу приход к власти действующего российского лидера. С момента своего вступления в должность президента в конце 1990-х годов Владимир Путин привел в действие стратегию возрождения, в рамках которой укрепляется евразийская и великодержавная идентичность России, а также расширяется сфера ее влияния, решительным образом формирующая российскую внешнюю политику и архитектуру евразийской безопасности. Весь мир, вслед за Россией, начинает двигаться в сторону стратегического реализма.

 

Новости партнеров