Лидер коливинга TRIGLINKI осветил подробности жизни творческих людей в коммунах

Основатель коливинга Руслан Ларочкин рассказал, что творческим людям нужна теплота общения и «обмен соседской солью».

Лидер коливинга TRIGLINKI осветил подробности жизни творческих людей в коммунах
Источник: vk.com - COLIVING • TRIGLINKI

Коммуны объединяют незнакомцев, имеющих общие идеологии или увлечения – будь то веганство, интерес к эзотерике или непреодолимая любовь к квартирникам. Это семья, которую ты выбираешь сам, и которая полностью тебя понимает. Основатель такого колливинга Руслан Ларочкин рассказал о своем опыте проживания в «неокоммуналке» в эксклюзивном интервью изданию «Слово и Дело».

Общие ресурсы, пространство и быт – жители коммун все делают вместе. Почти во всех таких квартирах, съемных или приобретенных, у всех равные права собственности. Ежемесячно скидываются на общий запас еды, вместе готовят, убираются, воплощают совместные творческие проекты. Решение о включении в семью нового члена принимается тоже коллективно.

Что вы подразумеваете под словом «коливинг»?

– Это просто модное слово – ярлык, который довольно точно описывает наше направление. Но для нас это, в первую очередь, дом, проект. Коливинг звучит лучше, чем коммуна, коммуналка, община – эти слова несовременные и несут за собой шлейф постсоветского пространства.

Как вы считаете, какие социальные предпосылки у этого явления?

– Двадцать первый век – век отчужденности и якобы независимости друг от друга. Людям стали не важны теплые отношения с соседями – ты даже не знаешь, кто живет в твоей парадной. Я думаю, что русская душа – настолько широкая, она глубже, требует коммуникации, требует взаимодействия за пределами однушки. В TRIGLINKI нам нужна теплота общения и обмен соседской солью. Люди стали болезненно одинокими, а нам это не свойственно. К нам приходят те, кому, в первую очередь, важно взаимное действие, важна преданность какому-то делу, общине.

Лидер коливинга TRIGLINKI рассказал о новом виде сожительства в Петербурге – творческих коммунах

Источник фото: - vk.com - COLIVING • TRIGLINKI -

Главное отличие коливинга от привычной нам коммуналки – сюда заселяются не в целях экономии. Изначально, пять лет назад, основатели въехали в полуразрушенное помещение по очень большой арендной ставке, и она растет с каждым годом на 10%. Стоимость обычной комнаты здесь равняется стоимости однокомнатной квартиры ближе к окраине города. Плюс – коммуналка, хозяйственные нужды и взносы на общие мероприятия. И несмотря на это, люди все равно здесь остаются, потому что то, что они здесь получают – любовь, общение, внутренние мероприятия и возможность их проводить, прорабатывать свои ораторские способности – стоит этих денег. Самостоятельная организация мастер-классов и выступлений раскрепощает и помогает поверить в себя.

– Недавно мы собирались на обсуждение по поводу коронавируса, – вспоминает Руслан. – В коммуне выступать проще – с одной стороны, мы большая публика, нас 20 человек. С другой – мы друзья, мы дома. То, что здесь происходит – это волшебство, магия.

Тяжело ли быть лидером в сообществе, где все равны?

– Тяжело быть лидером в принципе. Проще подчиняться: у тебя есть четкие задачи, не надо принимать судьбоносных решений. Я должен быть в курсе всего происходящего, даже если уезжаю в другой город – регулярно быть на связи. Это трудно. В TRIGLINKI у всех одинаковые полномочия в плане выбора, но все равно находятся какие-то вопросы, которые приходится решать мне. Конечно, если все 20 человек скажут: «Руслан, ты делаешь ошибку», я соглашусь. Но если мнения разделяются поровну, 10 на 10, – мой голос становится определяющим.

Лидерские привилегии объясняются опытом Руслана. Он в колливинге с самого основания. Управлять таким проектом тяжело, потому что здесь нет четких рапортов, законов, вроде: «Ты не убираешься, значит, ты уезжаешь отсюда». Поэтому приходится находить рычаги влияния, при этом чтобы не возникло напряженных отношений с жильцами.

Лидер коливинга TRIGLINKI рассказал о новом виде сожительства в Петербурге – творческих коммунах

Источник: vk.com - COLIVING • TRIGLINKI

– В первую очередь, работают открытые диалоги. Плюс, я тоже человек, у меня есть свой эмоциональный фон, который часто бывает в другом диапазоне. Соответственно, я могу вспылить. И жильцы делятся на 2 категории – которые мое состояние понимают и ждут, когда я остыну, и люди, которых это ранит. Поэтому здесь колоссальный труд, но не только для лидера, но и для тех, кто здесь живет. Люди в новых обстоятельствах меняются, потому что эти обстоятельства требуют от них идеальности – умения мирно уживаться с большим количеством таких же неидеальных на старте людей. Найти контакт с каждым, найти в себе недостатки и искоренить их, но при этом остаться самим собой – это большая психологическая работа.

И у многих получается ужиться в такой большой компании без конфликтов?

– Иногда к нам приходят люди, которые уже жили в подобных сообществах – с ними проще, они знакомы с правилами, понимают, что надо отдавать и надо отдаваться. А новых людей после акклиматизации ломает. Человек трансформируется и входит в семью, к нему приходит осознание, что он живет в сообществе, тогда каждый день он понемногу аннигилирует. Второй вариант развития событий – он не хочет менять что-то в себе, все вокруг становятся неправы. Не в состоянии преодолеть психологический барьер, человек уезжает.

Основной массив старожилов сообщества – это люди, которые смогли трансформироваться, несмотря на все сложности, которые приходилось терпеть и принимать. Многие оставались на год или два, уходили насовсем или возвращались снова. Объединившись под общим началом, сложно преодолеть точки несоприкосновения, создать слаженную систему разрешения конфликтов.

Не опасно ли это – приглашать жить вместе совершенно незнакомых людей?

– Риск есть всегда. Нужно быть бдительным, изучать людей и суметь отличить потенциально нездорового человека. Я научился это делать, хотя находятся люди, которые хорошо маскируются под нормальных. Так как к нам в основном приходят представители творческой среды (не секрет, что они подвластны дурным влияниям), среди них могут оказаться, например, бывшие наркоманы. Несмотря на то, что у нас строгий ЗОЖ, к нам все равно притягивает таких. И приходится их отсеивать, иногда не самыми мирными способами. Случались в коливинге и драки. Вплоть до разбитых носов.

Потенциальные жильцы проходят предварительное анкетирование, на основе которого действующие члены коливинга производят отбор. И смело отказывают, если убеждения кандидата им не подходят. Такой жесткий отбор связан с тем, что они хотят сберечь себя и свой мир.

Лидер коливинга TRIGLINKI рассказал о новом виде сожительства в Петербурге – творческих коммунах

Источник: vk.com - COLIVING • TRIGLINKI

– К нам могли обратиться за помощью: уволили с работы или выгнали из дома, и некуда пойти. У меня такое воспитание, я не могу оставить человека в беде. К сожалению, потом за это получаешь. Могут ограбить, причинить тебе моральный или физический вред, еще и выскажут много негатива. Но на моей памяти все эти случаи – большие исключения.

По каким причинам уже действующих жильцов могут исключить из коммуны?

– Если человек косячит, не соблюдает четко прописанные правила дома. Например, нельзя есть животных в стенах коливинга – у нас вегетарианское сообщество. Не приходить пьяным или под действием чего-либо – мы за здоровый образ жизни. Если проступок несерьезный, выносится одно предупреждение. После второго нарушения человек исключается.

Руслан не скрывает, что бывали случаи, когда все сообщество было настроено агрессивно против кого-либо. Здесь не приживутся, к примеру, высокомерие или юношеский максимализм – людей, в чью сторону направлена пассивная агрессия, как правило, вытесняют. Но это лишь в том случае, если человек ну никак не смог вписаться в жизнь сообщества. Вообще живущие здесь люди очень терпеливы и стараются найти подход к каждому.

Подобное решение жилищного вопроса сравнимо с побегом от реальности: считают ли некоторые жильцы, что за пределами их коммуны – жестокий мир, который их не понимает и не принимает?

– Мы же не фанатики-кришнаиты, которые говорят, что весь мир – иллюзия, а мы живем рядом с божествами, – смеется Руслан. – Мы и есть самая суровая реальность. Но наш мир все равно лучше. Те взаимоотношения, та модель общества, которые мы выстроили за долгие годы бок о бок, и наши дальнейшие стремления – это мощный контраст с жизнью вне стен коливинга.

Лидер коливинга TRIGLINKI рассказал о новом виде сожительства в Петербурге – творческих коммунах

Источник: vk.com - COLIVING • TRIGLINKI

Это в природе человека – мы вправе создавать себе окружение, которого мы заслуживаем, в котором чувствуем себя комфортно. Когда мы приходим домой, то хотим общаться с людьми, которые нам интересны, организовать процесс взаимного обогащения. По сути, каждый выстраивает свой дом под себя, и у каждого он разный.

– Жесткий мир жесткий для всех. Но мы никак от него не ограждены, у нас есть окна и двери. Конечно, из-за того, что мы к своему образу жизни привыкли, все замыливается, и кажется, что и за пределами коливинга все стараются быть лучше, развиваться, ненасильственно общаться, не притеснять разные классовые группы, к чему мы всегда стремимся. Но в остальное время мы трезво отдаем себе отчет обо всем, что происходит снаружи, – заключает Руслан. – Тем приятнее осознавать, что наш Дом отличается от всего остального мира.

Новости партнеров