Лингвист рассказала, изменятся ли русские ругательства под напором толерантности
freepik.com   /   Designed by Freepik

Современное общество Европы и России вывело на новый уровень борьбу за толерантное отношение к разным меньшинствам, в том числе к людям с какими-то отклонениями от нормы. Станут ли такие ругательства, как, например, «идиот», восприниматься как дурной тон и вызывать осуждение общественности к человеку, который позволяет себе их произносить?

«Сразу оговорюсь, что прогнозы — это дело неблагодарное. Можно говорить о тенденциях, можно рассказывать, как уже бывало в истории, но что произойдет в будущем с конкретными словами  — судить не возьмусь», — рассуждает лингвист РАН Полина Оскольская.  — «Зато с удовольствием расскажу, какие вообще сценарии бывают — возможно, наши слова выберут какой-то из них».

По мнению Оскольской, однозначно можно сказать, что социальные изменения влекут за собой изменения в языке. Язык — это, в числе прочего, способ выразить эмоции, отношение к объекту. Поэтому, если некоторые эмоции становятся «запретными» и не одобряются обществом, то слова, которые несли в себе эти эмоции, также становятся неуместными. Чаще всего от них пытаются избавиться, ищут замену.

«Возьмем слово «жиды», — приводит пример лингвист. — «Еще в XIX веке оно было довольно распространено не только в качестве ругательства, но и как слово, обозначающее евреев, с пренебрежительной и уничижительной коннотацией (аналогично употребляются современные слова «хохлы», «чурки», «чухна»). Сейчас это слово практически изъято из публичного дискурса, да и в обычной речи его редко услышишь».

В позапрошлом веке можно было спокойно сказать: «Хожу к портному жиду на соседней улице». В современном языке употребление слова «жиды» вызовет скандал, слово приобрело резко отрицательный эмоциональный окрас и стало оскорбительным и маргинальным. А человек, в речи которого это слово обнаруживается, по словам Полины Оскольской, признается явным антисемитом, что также становится поводом для осуждения в современном обществе.

Источник: freepik.com  — Designed by Freepik

Полина объясняет, что такое изменение — следствие гуманитарных катастроф и других событий, связанных с евреями, которые произошли в XX веке (речь не только о Холокосте, но и о еврейских погромах в Российской Империи, например), в результате которых изменилось отношение и к нации, и к слову «жиды», которое в итоге практически выходит из употребления.

«Другой пример связан с толерантностью по отношению к людям с инвалидностью. Здесь немного другая ситуация», — рассказывает Полина Оскольская. — «Изначально вполне нейтральное слово «инвалид» из-за повышенного интереса к проблемам таких людей стало приобретать пейоративный (негативный) оттенок».

Не только в русском языке, но и других языках уже давно предпринимаются попытки использовать другие слова, чтобы избежать негативного смысла, которую содержит слово «инвалид» (то есть физически или ментально неполноценный человек). У нас существует словосочетание «человек с ограниченными возможностями» — тяжеловесное, но с точки зрения этических соображений, более терпимое.

«В целом, люди по самым разным причинам довольно часто пытаются завуалировать в языке вещи, которые кажутся неприятными или нехорошими», — считает лингвист. — «Слова, которые мы используем для этого, называют эвфемизмами».

Например, считается не очень вежливым сообщать человеку в возрасте, что он «старый», и для этого появились слова «пожилой» и «преклонных лет», которые гораздо чаще можно услышать теперь в разговорной речи.

По словам Оскольской, с эвфемизмами, однако, происходит интересная история: можно заменить слово, но если негативный подтекст никуда не делся, то через некоторое время это слово снова становится «неудобным».

«Хороший пример здесь — слова «туалет» или «сортир», которые уже сами по себе являются эвфемизмами, но в современном языке это не считывается, и этим словам как правило ищут замену (например, в виде завуалированного вопроса «Можно выйти?»)»,  — объясняет научный сотрудник РАН.

Изменятся ли русские ругательства под напором волны толерантности
pixabay.com  / 

Источник: pixabay.com -

Касаемо ругательств «дебил», «олигофрен» и «идиот», проблема заключается в том, что с одной стороны, они эмоционально окрашены и употребляются в обыденном языке для обозначения глупых людей, с другой — они являются терминами и употребляются для нейтрального обозначения конкретных заболеваний.

«В ситуации, когда мы хотим внимательнее относиться к людям с определенными заболеваниями, употребление этих слов становится неуместным и неудобным. И значит, слова постепенно должны выходить из употребления или заменяться другими. Вопрос в том, где это должно происходить», — уточняет Полина Оскольская.

Пример со словом «жиды» показывает, что ругательство и вовсе может исчезнуть. Однако есть и другой путь — могут исчезнуть термины. И кажется, в случае с болезнями наблюдается именно такая тенденция.

Ругательства широко распространены, их довольно сложно отменить. Термины же, напротив, известны только узкому кругу специалистов (все-таки людей с этими заболеваниями относительно немного и/или о них очень мало упоминают в СМИ). Поэтому неудобной ситуации можно избежать, заменив названия болезней.

«Насколько мне известно, это происходит уже сейчас: вместо терминов, похожих на ругательства, используют словосочетание «умственная отсталость». Здесь, правда, хочу вернуться к разговору об эвфемизмах и отметить, что нет никакой гарантии, что через некоторое время и слова «умственная отсталость» не приобретут негативных значений и не надо будет их заменить какими-то новыми вариациями».

С другой стороны, лингвист отмечает, что если о людях с ментальными проблемами начнут все чаще и чаще говорить в СМИ, то есть шанс поменять отношение к больным, и тогда исчезнет сама необходимость в обновлении эвфемизмов.

Новости партнеров  
Рейтинг@Mail.ru