Создавая новые вселенные: клипмейкер Ирина Миронова — о творчестве, успехе и любви к себе

Знаменитый российский клипмейкер Ирина Миронова в интервью для «Слово и Дело» рассказала о работе со знаменитыми артистами, о социальных веяниях, меняющих представления в искусстве, а также о личных представлениях, какой должна быть жизнь, брак и любовь.

Создавая новые вселенные: клипмейкер Ирина Миронова — о творчестве, успехе и любви к себе
Источник: Личный архив Ирины Мироновой

Ирина Миронова — известный режиссер-клипмейкер, благодаря которой любимейшие песни звезд российской эстрады, от Аллы Пугачевой до Дианы Арбениной, были визуализированы в новых необычных для реальности образах. 

«Мне казалось, что за этим экраном, на плоскости чудесной, прозрачной стенки, похожей на аквариум, существует какой-то иной мир. Как только я узнала, что этих миров не существует до тех пор, пока их кто-то не создаст, я поняла, что я хочу этим заниматься. Придумывать новые, несуществующие вселенные и воплощать их в жизнь».


C известностью приходит ответственность, и артист не имеет права спеть свое дело хуже, чем пел вчера. Такая фраза прозвучала в сериале «Магомаев» из уст актера одноименной роли Милоша Биковича. Испытываете ли вы похожее волнение перед каждым новым проектом?

Я с этим утверждением категорически не согласна. Это из области нездоровых амбиций, в которой человек ставит самоудовлетворение потребностей в успехе на первый план.

Для меня всегда в приоритете люди, возможно, это особенность профессии. Я работаю на конкретную личность, ко мне приходит судьба, и я должна сформировать интерес к этому артисту и к его творчеству в дальнейшем. Мне нужно сделать так, чтобы созданный мною мир человек унес с собой в долгое творческое путешествие.

Личной амбиции сделать каждый следующий клип лучше предыдущего у меня нет. Да и не существует критериев лучшего клипа, так как аудитория у него обширная. Для меня существует один критерий – попасть в этого артиста, сделать проект под конкретную песню и конкретную личность.

Я не испытываю чувства тревоги по поводу каждой новой возможности осуществить тот или иной замысел. Радость и счастье – да. Это не профессия, а способ прожить жизнь в том виде, в котором ты всегда мечтал – на съемочной площадке, в окружении талантливых людей и талантливых идей.

Большой бюджет и количество просмотров и лайков – это сомнительные критерии успешной работы. В первом случае, шедевр можно снять и с небольшим бюджетом. Во втором – сегодня лайки могут быть куплены, прийти не от целевой аудитории, а случайно.

Кристина Орбакайте

Важный критерий для меня – полезна ли для артиста моя работа. Например, когда мы создавали первые видеоклипы для Кристины Орбакайте, не только ее карьера, но и ее личная жизнь как-то наладилась. Это очень большая тонкость – создать под человека виртуальный мир его прообраза. Он каким-то образом живет в этом клипе и влияет не только на творчество, но и на реальную жизнь.

Диана Арбенина

Предложила я Диане Арбениной, которая обратилась ко мне с просьбой создать клип на песню «Это не мне», перекраситься в блондинку. Она хотела, чтобы в этой песни получился новый, свежий образ. «"Новая одежда" для меня, хочется свежести, легкости, движения вперед и вверх», — сказала Диана.

Уже сейчас все забыли, что она была брюнеткой. Сложно представить ее не такой, какой она сейчас является. А тогда, четыре года назад, она сильно сопротивлялась, говорила: «Это не мое» (созвучно с названием песни, забавно, не так ли?).

Однако мы пришли к согласию, что она попробует. Она долгое время ходила в шапочке, сетуя на то, что у нее скоро концерт и она не может появиться в таком виде. Ей понравилось, но она не была к этому готова.

После съемок она обещала перекраситься назад, утверждая, что так она снова почувствует себя собой. Но она не перекрасилась.

То есть что происходит? Хороший ли это клип? Лично для меня – это шаг вперед. Я изменила судьбу.

Хирург со скальпелем в несуществующих мирах: интервью с клипмейкером Ириной Мироновой

Артистов за это и любят – они, как фонарики, светят своим прекрасным неповторимым свечением. Вот его я и пытаюсь обнаружить и раскрыть.


Насколько вы требовательны к себе?

Достижение 100% результата невозможно. Я сняла больше тысячи клипов, но при этом я помню каждый. Но не удачные моменты, а скорее изъяны, которые с опытом я могла бы исправить. Там можно было включить графику посложнее, там – уложиться в меньший бюджет.

Быть требовательным к себе, стремиться к совершенству – это вторая популярная крылатая фраза, лишенная смысла. У меня от клипа к клипу есть только одна задача – произвести этот клип.

Это уже очень сложно. Артист может отказаться, песня может не пойти в эфир. Погодные обстоятельства – дождь, снег. Камеры ломаются. Сюжет оказывается неактуальным, хочется новых идей, а съемки уже запущены.

Происходит столько всего, процесс состоит из множества замысловатых слоев. Осуществление всех аспектов – это постройка если не города, то хотя бы целого дома. Я такой прораб-строитель, который обязательно должен возвести фундамент и крышу.

Для меня существует критерий искусства – то есть работа должна вызывать некий переворот в душе человека, жажду жизни. Так как ни одно произведение искусства не вызывает нежелание жить.

Второй момент, у человека происходит некий «квантовый скачок в голове», он думал одно, а после соприкосновения с искусством мировоззрение меняется.

Третий пункт – от созерцания искусства приходит чувство эйфории. Так я настраиваюсь на свою работу – занимаюсь строительством, стремясь не к идеалу, но к результату.


Есть ли у вас такие клипы, работа над которыми стала для вас особенной?

Самые особенные работы – это самые сложные. Артисты в принципе люди сложные, потому что у большинства из них есть огромное желание добиться внимания, которое они пытаются реализовать на протяжении всей своей жизни.

Наиболее трудная работа предстоит с артистами, которые еще не состоялись, создавать дебютные клипы. Опытный человек уже знает, кто он и чего хочет, с ним проще выстраивать диалог. В случае с дебютантами предстоит создавать их образ с нуля.

При этом довериться полностью режиссеру они тоже сперва не могут, даже если уважают его и осознают его опытность. Они приходят с просьбой полностью создать их имидж, уверяя, что готовы на все. Однако в момент, когда начинаются предложения первых идей, пытаются внести свою лепту и свое видение, не всегда зрелое.

Создавая новые вселенные: клипмейкер Ирина Миронова — о творчестве, успехе и любви к себе

Источник: личный архив Ирины Мироновой

Начинается поток бесконечного «творчества», когда у человека всплывает бесчисленное множество штампов, которые он пересмотрел за свою жизнь, и их все он хочет реализовать в своем.

Дело в том, что клипов снято уже очень много, а Интернет их все архивирует. Появляется ощущение, что все это очень легко – ты нажимаешь кнопку и попадаешь в этот клип. Поэтому идет прямая ассоциация с тем, что и создавать их было легко.

Только мы забываем, что такое изобилие хороших клипов – результат нескольких десятков лет. На самом деле процесс их создания – долгий и сложный.

У дебютантов невероятно много энергии, которая своей сумбурностью сбивает с толку не только тех, кто с ними работает, но и их самих. Если режиссер идет у них на поводу, молодые артисты в итоге не всегда добиваются того, чего они хотят.


А удачные идеи, элементы, которые впоследствии все же включают в проект, могут исходить от самих артистов?

Конечно. Я не против каких-то предложений и идей. Я против хаоса идей. Если они все же структурированы, и человек понимает, что он от себя хочет представлять и что он уже из себя представляет, в каком направлении хочет двигаться.

Такая ясность – это лучший и самый легкий способ осуществить задуманное. Если ее нет, мне приходится самой структурировать поток идей, найти то, что подойдет конкретному артисту как арт-объекту.

В клипах мы снимаем не самого человека, а некий арт-объект – персонажа, который несет текст песни в визуальное пространство.

Если артист приходит со своим пониманием – это снимает с меня лишнюю непростую ответственность за будущее этого человека.

Возвращаясь к трудностям – сложнее дебютов может быть только ребрендинг. Человек уже состоялся в своем образе, все из него выжал, и ему хочется попробовать себя в чем-то новом. Тогда задача клипмейкера заключается в предложении нового вектора, по которому артист сможет удачно развить свое новое творчество.


Знаменитости приходят с принципиальными условиями? Например, есть ли у них рабочая сторона, с которой они просят снимать?

Любые критерии учитываются, если человек их четко обозначает. Мы записываем за артистами – и эти критерии для нас закон. Чем съемочной группе яснее, конкретнее объяснить все нюансы, которых он хочет избежать или, наоборот, вынести на первый план, тем лучше получается клип.

Создавая новые вселенные: клипмейкер Ирина Миронова — о творчестве, успехе и любви к себе

Источник: личный архив Ирины Мироновой

Зачем мне ломать человека, если он сам понимает свои выгодные стороны? Мне ведь нужно показать лучшее, что есть в этом человеке.

Если артист говорит, что не умеет, не любит и, главное, не хочет танцевать, я не стану определять ему хореографию. Обратная ситуация – Кристина Орбакайте, которая божественно двигается. С ней у нас практически все клипы хореографические.

Алла Пугачева

Зачем мне было ставить какие-то сложные па Алле Пугачевой, если у нее очень живая мимика? В клипе «Все ушли в осень» преобладает крупный план. Она смотрит в камеру, поет эту песню, и все ее эмоции работают на этот сюжет, не просто дополняют его, но полностью воссоздают.

Зачем мне было включать в проект танцевальный номер или добавлять на заднем плане обнаженных мужчин? Я не буду ломать харизму артиста. Мне ее нужно, во-первых, обнаружить, во-вторых, прислушиваться к мнению артиста, потому что эта информация полезна для общего дела.

Валерий Сюткин

Ломать артиста – нет. Но я могу предложить новый элемент. Яркий пример в клипе Валерия Сюткина.

Элегантный Валерий Сюткин, который любим публикой за прекрасно сидящие на нем специально пошитые костюмы и интеллигентную манеру речи. Я предложила ему дополнить образ рожками в клипе «Красавчик».

Мы сделали очень правдоподобные рожки, при этом не добавляя хвостов и копыт. Он даже не понял сначала, зачем это нужно. И этот элемент помог ему прочувствовать образ его персонажа-соблазнителя.

Такая дополнительная художественная метафора дала зрителю новый элемент развлекательного.


С какими знаменитостями для вас было работать наиболее комфортно?

Иногда общение на съемках граничит с неким психологическим перебором, потому что ты уже чувствуешь этого человека практически на уровне пары – не совсем нормального партнерства.

Тебе нужно заниматься домом, семьей, но на первый план выходит человек, с которым работаешь.

Я всегда искренне влюбляюсь в этих людей, потому что вывожу на показ их самые прекрасные стороны и не могу делать это с безразличием. Съемочный процесс очень сближает людей.

Я могу понять людей, у которых в процессе возникают служебные романы. И у меня они были. Но потом стараюсь взять паузу – мне не хочется продолжения. Сближает постоянное совместное времяпровождение и тонкая, душевная работа.

Для меня такое сближение – это, наоборот, проблема, я стараюсь этому сопротивляться.


В последнее время мы ярко видим, как меняется отношение к женщинам и месту женщин в обществе. А как изменился образ женщины в музыкальных клипах?

Уже довольно давно половые, сексуальные границы начали размываться. Мальчики начали одеваться в клипах как девочки, девочки — как мальчики. Современные исполнители женского пола немного «зарэповались», мужского — «залиричились». Такая универсализация пола стала проявляться и входить в моду.

Хирург со скальпелем в несуществующих мирах: интервью с клипмейкером Ириной Мироновой

Хорошо создание среднего пола или плохо? Сказать трудно. Но это происходит и будет происходить дальше, пока это не станет привычным и, соответственно, скучным. Потому что в развитии индустрии развлечений так все устроено — пока новое веяние не становится скучным, все либо откатывается обратно, либо очень сильно откатывается обратно.

Mark Ovski

Один из моих последних проектов — клип «Босиком» Mark Ovski. Действия разворачиваются в Москве 2120 года. Город уже не находится на планете Земля, она летит на пилотируемой станции в космосе. И в этой Москве остались атрибуты старых времен, которые мы еще помним — магнитофоны, видеокассеты.

Молодой вокалист модельной внешности. Мы с ним обо всем договорились быстро. И как раз одним из условий было сделать его арт-объект таким, чтобы было не до конца понятно, мальчик это или девочка, биоробот это или киборг. И это сейчас один из наиболее привлекательных трендов.


Как к вам пришла идея проекта «Девушки и яйца»? На какой стадии развития он сейчас находится?

Я начала этот проект четыре года назад, сняла пять серий — с Дианой Арбениной, Аллой Сигаловой, с Марией Мироновой, Ланой Камининой и пятым спикером, которого держу в секрете. Уже готов тизер.

В последнее время у меня было много проектов, которые заставляли меня отложить выпуск этих серий на YouTube-канале. Это новый формат интервью, состоящий из двух слоев. Белка — самого интервью, и желтка — раскрытия личности путем моего собственного видения.

Я создала в этом проекте цикл не женских судеб, но женских настроек. Он о том, чем мы, женщины, принципиально отличаемся от мужчин. И лучшего времени для его выхода, когда сегодня идет универсализация полов, мне кажется, не найти.

Создавая новые вселенные: клипмейкер Ирина Миронова — о творчестве, успехе и любви к себе

Источник: личный архив Ирины Мироновой

Все героини на протяжении разговора вертят в руках два яйца. Эта такая довольно уникальная находка, она связывает физиологию и то, что происходит в голове. Голова не думает о том, что машинально делают руки. То, что они делают руками с этими яйцами, добавляют невербальный контекст к тому, что они говорят.

«Желтком» интервью является визуальный портрет каждой героини, который я снимала сама. Диану Арбенину, например, я снимала на территории подготовки ее совместного выступления с Юрием Башметом. У Марии Мироновой  — вовсе необыкновенная арт-постановка. С Аллой Сигаловой мы снимали Большой театр и ее репетицию с танцорами балета. У каждого интервью есть свой фильм в фильме.

Сама я в кадр не лезу, там нет даже моего голоса. Но я через визуальный ряд создаю вопрос и через него же получаю ответ.

Презентация проекта откладывается до дня рождения Дианы Арбениной, героини первой серии. Итак, «Девушки и яйца» начнутся в августе 2020 года.


В своем Instagram вы написали «Женщинам карьера дается труднее, ведь у нас нет жены, которая толкала бы вперед». А что толкает успешных женщин и конкретно вас вперед?

Я бы хотела жену. Оказывается, женская природа способна в паре создавать среду обитания, как все то же яйцо. В котором желток способен вызреть и превратиться в цыпленка.

Я абсолютно не верю в брак, в котором супруги занимаются кардинально разными вещами. У меня так не получилось. Я неоднократно склоняла бывшего мужа к тому, чтобы завести какую-то общую среду производства. Он артист эстрады, я режиссер, у нас могло бы получиться. Одно время мы делали программу «Правила съемки», в которой объяснялось, как снимать домашнее кино. Тогда еще не было никакого Instagram. Но и тогда он сильно сопротивлялся.

Создавая новые вселенные: клипмейкер Ирина Миронова — о творчестве, успехе и любви к себе

Источник: личный архив Ирины Мироновой

Он мечтал об абсолютно персонифицированной карьере, независимой от меня. И этот совместный проект он не понимал. А на мой взгляд, это ценный ресурс.

Что такое сегодня семья? Это не просто крыша над головой, сегодня комфортнее жить одному. Сегодня физически больше возможностей к проведению жизни в одиночестве. Если раньше все было сложно — один человек не мог позволить себе квартиру, обязательно нужна была машина. Сегодня таких сложностей нет.

Машины не нужны — повсюду гоняют такси. Проблем с питанием нет — сплошь и рядом кафе и рестораны. Квартиру на одного человека можно купить самых минимальных размеров с гениальным ремонтом, где у тебя кровать убирается в шкаф. За три копейки!

Больше не существует таких жизненный трудностей, которые побуждают людей бежать в ЗАГС и жениться. Поэтому возникает вопрос, что в современном понимании означает понятие семья.

Вот я хочу семью. Хочу человека, с которым можно делать одно дело, и в этом мы бы были влюблены друг в друга и в нашу совместную работу. Умножали бы свои возможности.

Можно иметь разные профессиональные среды, но проводить все свободное время, разделяя общий интерес. Однако, по-моему эта альтернатива минимизирует партнерские возможности. Я же хочу добиваться от них максимума. Может, потому что моя работа — это мое хобби, другого у меня нет. И не вижу смысла разграничивать эти зоны, когда можно действовать совместно вообще во всем.

При этом это не связано с созависимостью — захотел, ушел в другую комнату, улетел отдохнуть на пару дней. Но в глобальном смысле — единство.

Хирург со скальпелем в несуществующих мирах: интервью с клипмейкером Ириной Мироновой

Вера Полозкова

Наше знакомство с Верой произошло случайно. Ранним утром в воскресенье, после того, как мы просидели с друзьями всю ночь в моей квартире у огромного открытого окна с видом на парк, мы вдруг услышали, как играет гитара. Повторюсь — это очень раннее утро. Мы не поленились, оделись и вышли на звук. Оказалось, в ближайшем serf-caffe стоит группа людей, которые слушают задорного молодого парня, который исполняет песни собственного сочинения.

Мы подсели «в ряды зрителей» послушать, выпить кофе. Перед нами сидела какая-то семья. В один момент к нам повернулась женщина и сделала нам комплимент и попросила сфотографировать. Этой женщиной оказалась Вера Полозкова, с которой мы живем в соседних домах. Мое сердце пришло туда, ее сердце пришло туда — так мы и встретились.


Вера Полозкова делилась мыслями о том, как полюбить себя. Вы написали в ответ, что у вас получилось. При этом ранее вы рассказывали, что отношения с самим собой — это болезнь головного мозга. Для вас значение фразы «любить себя» значит не давать окружающим играть на своих эмоциях?

Мое мнение, любить себя — это не из области боготворить свою личность. Многие психологические тренинги призывают ежедневно себя хвалить и баловать. Я понимаю одно — себя надо беречь. Человек есть у себя, и как бы другие не хотели ему помочь, он должен, в первую очередь, помочь сам себе.

Любить себя — это любить то, что у тебя есть, как-то это оберегать и делать так, чтобы потом оно любило других.

В таком контексте любить и оберегать — это синонимы. А в привычном понимании, любить можно другого человека за то, чего нет в тебе. Ты не можешь обнаружить в себе что-то, чего ты не знал и за что ты можешь себя обожать — это кажется мне нездоровым. Это механизм из двух частей. Нужно полюбить другого человека за то, что есть в нем, и дополнять собой, как он дополняет тебя.

Новости партнеров