Теория разбитых окон, или как общий порядок влияет на поведение людей

Атмосфера, царящая в определенном месте, порождает определенные настроения. Об этом гласит теория разбитых окон, которую американские социологи использовали в борьбе с преступностью. Подробнее — в материале «Слово и Дело».

Теория разбитых окон, или как общий порядок влияет на поведение людей
Источник: pexels.com

Адаптировать американскую социологическую теорию под российский формат сложно, ведь о ее эффективности даже в контексте американского культурного кода ученые спорят с момента возникновения. Однако теория разбитых окон на практике подтвердила свою способность решить не одну серьезную социальную проблему. По словам кандидата социологических наук Дмитрия Рогозина, американская идея прекрасна, и для проверки ее эффективности нужно провести собственный эксперимент — но уже с участием россиян.


Теория разбитых окон возникла в 1982 году, ее авторами выступили американский политолог Джеймс Уилсон и социолог Джордж Келлинг. Главным подопытным стал город Нью-Йорк, в конце 1970-х годов утонувший в преступности. Через семь лет с момента криминального апогея в 1985 году город, в котором нельзя было чувствовать себя в безопасности среди бела дня, где люди спускались в пугающую подземку только при крайней необходимости, а ночью выход из дома был равноценен самоубийству, превратился в одно из самых безопасных и благополучных мест для жизни.

Концепция теории строится на мнении, что преступность и порядок имеют прямо пропорциональную зависимость. Самый очевидный пример — обычный дом, который стоит на самой обычной улице, но у него разбито одно окно. Окно разбито долгое время, оно нарушает гармонию и благополучие всей улицы, прохожие при взгляде на него чувствуют своего рода анархию. Впоследствии в этом доме разобьют и другие окна, выломают двери, намусорят, разрисуют граффити. Эмоция и ощущение безнаказанности распространится, как лесной пожар: люди начнут громить дома по всей улице, потом по всему району, мелкие хулиганства, оставшиеся без реакции, послужат сигналом к более серьезным преступлениям.

Согласно этой теории, обратное воздействие способно прекратить анархию и дать обществу верный массовый сигнал, ведь именно царящая вокруг атмосфера толкает людей на противоправные действия. Этим воспользовались назначенный в 1985 году директором городского метрополитена Дэвид Ганн и новый шеф полиции Нью-Йорка Уильям Браттон.

Социолог: способы адаптировать теорию разбитых окон в российский контекст

У метрополитена было много проблем: выбитые фонари, создающие опасный полумрак в подземке, пожарная безопасность и техническое оснащение, грабежи пассажиров, из менее значительных — граффити на стенах и вагонах. Но именно последним занялся Дэвид Ганн. Его решение вызвало волну протестов, но вскоре оправдало себя, ведь не было смысла тратить огромные средства на новые более совершенные электросоставы, если к старым вагонам посетители метро относились ужасно — вандалы быстро испортили бы новые. Как только составы отмыли и привели в порядок сиденья и лампы, резко снизилось количество случаев вандализма.

Уильям Браттон подхватил идею эксперимента и, вместо того, чтобы выслеживать опасных преступников, начал задерживать безбилетников, которых в метро было великое множество (подростки перепрыгивали через турникеты, а сотрудники метрополитена никак не реагировали, что навело других пассажиров на мысль «А почему я должен платить?»). Вскоре на улицах стали арестовывать за брошенный окурок и разрисованную стену. Почувствовав контроль даже на таком низком уровне преступности (скорее, хулиганства), на улицах резко сократилось количество убийств и изнасилований.


«Американская логика восхитительна именно тем, что они не задумываются о том, сработает какая-то мера или нет, не обсуждают бесконечно ее правильность публично, а берут и делают в экспериментальном формате», — рассказывает социолог Дмитрий Рогозин. — «Нам стоит создать не только экспериментальную, но и контрольную группу, наблюдать за тем, в каких контекстах это сработает».

Даже у американцев эффективность теории разбитых окон принято считать исключением из общего правила, то есть работает она не в каждом социальном контексте. Контрольная группа должна будет понять, где и с кем будет применима подобная теория путем эксперимента.

Социолог: способы адаптировать теорию разбитых окон в российский контекст

Источник: pxhere.com

Важно понимать и начальный уровень гражданской ответственности и самоопределения в обществе людей, которые подвергаются эксперименту. Так, в Нидерландах социологи перевернули экспериментальный опыт своих американских коллег. На велопарковке за магазином стояли урны, вокруг было чисто и прибрано. Ученые убрали урны и развесили на велосипедах рекламные листовки. Большинство владельцев велосипедов не пожелали мусорить в чистом прибранном месте — они просто сложили листовки в карман, чтобы выбросить их позже.


Это интересно: Время пересмотра культурных норм: какое место занимает маскулизм в жизни современного общества


На втором этапе эксперимента социологи разрисовали белоснежную стену магазина, к которой прилегала парковка, граффити, а на земле разбросали бумажки и окурки. В этот раз более 70% велосипедистов выкинули листовки на асфальт — к остальному мусору. И это несмотря на высокую осознанность и привычку к соблюдению чистоты в местах общего пользования.


Какую серьезную социальную проблему в России могла бы решить теория разбитых окон?

«Самая главная социальная проблема — бедность, а в бедности — безысходность», — считает Дмитрий Рогозин. — «Именно последнее порождает ужасы, пугающие всех законопослушных граждан — хулиганство, грабежи, мусор на улицах. Все это рождается не потому, что россияне — сами по себе вредители, не потому, что народ невменяемый. Просто он не чувствует, что то, где он находится — его».

Социолог: способы адаптировать теорию разбитых окон в российский контекст

Источник: pexels.com

В отличие от тех же европейцев, которые не будут мусорить на парковке магазина, потому что прекрасно осознают, что здесь чисто благодаря их налогам, что место общего пользования принадлежит им как части этого общего, мало кто из россиян, приезжая отдыхать на речку и видя мусор, понимают, что это их земля. Что добавив мусора, они сами наплюют в свой колодец. А если осознают, придется убрать за кем-то, но у русского человека нет веры в то, что его старания окупятся. Он верит не в то, что создаст чистое и приятное место для отдыха себе и окружающим, напротив, думает, что после него придут и намусорят снова.

«Человек не чувствует, что люди, которые его окружают — это его, не побоюсь этого слова, братья и сестры с такими же потребностями», — объясняет социолог. — «Это не чужаки, которые стремятся ему нож в спину воткнуть. Ровно на эту мысль и нужно направить теорию разбитых окон».

Материальная бедность как таковая не является большой бедой — ее порождает нравственная бедность. Если человек имеет немного материальных благ, но у него есть внутренние ориентиры, перспектива лучшей жизни, понимание того, для чего он живет, он все равно будет счастлив. По словам социолога, если же возникает некая неопределенность, потеря смысла жизни, даже обеспеченные люди быстро скатываются в беспросветную пропасть.

Может ли на месте выкинутого в лесу фантика вырасти свалка? Может ли разбитый фонарь на парковке привести к массовому взлому автомобилей? Может ли человек поддержать правильное решение другого человека и создать здоровое счастливое общество?

Новости партнеров