Солист группы «Черная речка» — о «Страхе», уверенности и славе

Знакомьтесь, одна из самых самобытных групп российского андеграунда — «Черная речка». В откровенном интервью вокалист коллектива Игорь Рысев рассказал «Слово и Дело» о своей первой гитаре, об отношении к коммерческим проектам, мечтах, жертвах и не только.

Солист группы «Черная речка» — о «Страхе», уверенности и славе
Источник: фотограф Николай Егоров

Они не собирают стадионов и не зарабатывают миллионы, но они уже завоевали титул одной из самых интересных групп российской постпанк-сцены. Поклонники творчества ценят коллектив за мелодичность и проникающие в самое сердце тексты.  

Каким сейчас нужно стать, чтобы на тебя обратили внимание? Плох ли тот музыкант, который не мечтает о славе? Об этом и не только редакция «Слово и Дело» поговорила с вокалистом группы Игорем Рысевым.

 — С чего все начиналось и когда? Помнишь тот день, когда понял, что хочешь заниматься музыкой? 

 — Все началось, когда мама принесла домой гитару. Мы жили в военном городке, она работала в домоуправлении. Военные, которые съезжали со служебных квартир, часто оставляли там всякий ненужный стафф. В одной из квартир осталась гитара. Это была какая-то детская акустическая фанерка, под гриф которой нужно было вставлять карандаш. На ней было три струны. Купить полный комплект в городке было негде. Как ее настраивать, я не имел представления. Поэтому пытался что-то наигрывать по наитию.

Позже, когда мы переехали в Киров, я купил себе акустическую гитару производства фабрики музыкальных инструментов города Бобров после того, как одно лето поработал на пилораме. Она тоже была очень стремная, но уже хоть что-то. Аккорды я учил сам, покупал в «Роспечати» газету «Такая музыка», там была вкладка с песнями и аккордами к ним. Какие-то песенники привозил из Минска, когда бывал у бабушки. Когда я понял, как все это устроено, мне надоело играть чужие песни, я стал сочинять свои. Мне было лет 15. Тогда я уже знал, что точно буду заниматься музыкой.

Солист группы «Черная речка» о  «Страхе», уверенности и славе

Фотограф: Мария Матвеева

Не хотелось ли создавать другие какие-то коммерческие проекты, чтобы нести свой смысл до большей части слушателей? 

— Может быть, я и правда изначально писал вполне годные песни, всегда находилось достаточное количество людей, которым они искренне нравились, это, конечно, всегда подбадривало. Я не повёрнутый тоже, чтобы гнуть свою линию без одобрения со стороны. Скорее всего, при любых обстоятельствах я занимался бы музыкой, просто масштаб был бы меньший, если бы отклик был в большей степени негативный, а ещё хуже — равнодушный. Думаю, нет ничего хуже равнодушия, когда ты занимаешься творчеством. Это может и психику поломать. Моя, наоборот — созревала таким образом. Я хватался гитару в любую свободную минуту. Если до этого я старался писать много стихов, то с того момента переключился на тексты песен. Я мог просидеть за записью и наложением партий на основу у компа по 5–6 часов даже в погожий летний денёк, совершенно не жалея о том, что пропускаю какой-то кутёж. Музыка — прекрасна, создавать ее — счастье.

У меня очень много идей для новых проектов, это все откладывается в какую-то воображаемую копилку, в ожидании того, когда у меня появится время на их реализацию. Но его катастрофически не хватает. А сказать заранее, что вот этот проект, например, будет коммерчески успешным — нельзя. Если кто-то может, значит у него есть книжка с результатами матчей из «Назад в будущее». Я нашёл для себя другой выход — мы стараемся от альбома к альбому с «Чёрной речкой» меняться, искать какие-то новые для себя формы, при этом сохраняя посыл.

Солист группы «Черная речка» о  «Страхе», уверенности и славе

Фотограф: Николай Егоров

— У вас в конце августа прошла презентация клипа. Расскажи немного о процессе работы над ним. 

— В 2019 году, когда перманентное ощущение отсутствия надежды на светлое будущее сменилось на чувство страха за него в принципе, родился этот текст песни «Страх». Мы вообще не собирались снимать клип на эту песню. Все, как обычно с нашими мьюзик-видео, произошло совершенно случайно. Когда весь мир, а с ним и вся страна, уже давно сидели в изоляции, «Страх» приобрела новое звучание, будто мы предвидели, что в скором времени придется закрыться дома, и нос на улицу (без маски) не высовывать (конечно, ничего мы не предвидели).

В это время мне написал режиссер Тимур Мятный с предложением снять для нас видео. Он скинул примеры своих работ, нам с парнями очень зашло. Мы давно хотели снять сюжетный клип, в съёмках которого не принимали бы участия как актёры, так как живем в разных городах — а уж если сниматься в клипе, то всем вместе. Мы нашли идею, которая не подразумевает нашего присутствия в кадре, обсудили референсы, согласовали какие-то отдельные моменты — и всё! Тимур сам нашел локации, очень крутого актёра (Алексей Дранников), всё снял, смонтировал, наш друг из Кирова Денис Князев набросал недостающих эффектов. А я, тем временем, спокойно занимался написанием новых песен на следующий альбом.

Сюжет клипа, по сути, никак изначально не соотносится с текстом песни. У нас не было цели пересказать визуально то, о чём мы уже спели. Это можно и без клипа каждый день наблюдать, выходя на улицу. Мы решили накинуть в историю мистики и триллера. Несмотря на то, что мы в видео делали отдельную историю, не связанную с идеей песни, они всё равно в итоге совпали друг с другом не только по характеру и настроению, но и по смыслу, уже новому, не открывшемуся, если бы мы не скрестили песню с видеорядом.

Солист группы «Черная речка» о  «Страхе», уверенности и славе

Фотограф: Николай Егоров (кадр из клипа)

— Пробиться в музыкальной сфере сейчас легко и одновременно сложно. Интернет расширил границы, и популярным можно стать, выложив видео в своих социальных сетях. Почему не всем это удается? 

— Потому что многие относятся к тому, что делают, чрезвычайно серьезно. Полагая, что созданное ими должно обязательно попасть в сердца миллионов людей, а потом разочаровываются, когда этого не происходит, и опускают руки. Если вы не преуспели после первого «видео», это не означает, что на вас не обратят внимание после 101-го. Но и после этого могут не заметить. Это между прочим не меняет суть потребности творческого высказывания. Если вы можете без этого обойтись, вы сделаете одно «видео», расстроитесь из-за отсутствия реакции и пойдете по своим делам, если же вы без этого обойтись не можете — крепитесь, может потребоваться много нервов и душевных сил.

— Каким сейчас нужно стать, чтобы на тебя обратили внимание? 

— Уверенным. Конечно, это чувство должно быть чем-то подкреплено, идеально, когда в его основе лежит талант и умение, но без уверенности все рассыпается, как карточный домик — особенно, если мы говорим о группе. Нужно уметь принимать решения, иногда даже не пытаясь сгладить углы, вот уж когда на тебя точно обратят внимание.

Солист группы «Черная речка» о  «Страхе», уверенности и славе

Фотограф: Николай Егоров

— Плох ли тот музыкант, который не мечтает о славе?

— Плох тот музыкант, который к ней не стремится. Я вообще в этом смысле очень скучный человек. Я в свое время мечтал только о любви, а когда ее нашел, мне, собственно, и не о чем было больше мечтать. Всего остального наверняка можно как-то достичь, зачем об этом ходить и мечтать. Разговор лишь о том, что для этого нужно сделать, чем пожертвовать, какими принципами поступиться и так далее. Мир довольно прост, если рассматривать его с точки зрения материальных ценностей. А мечтать о том, что я не смогу сделать никогда и ни при каких обстоятельствах — стать человеком-рысью, например — ну, это что-то детское, смеха ради о таком говорить.

— Какой у тебя плейлист? Кого ты слушаешь?

— Есть, конечно, неприкосновенный список песен для плеера, там группы, без которых я не выхожу из дома – Suicide, Portishead, Gorillaz, AmenRa. А так, я слушаю, в основном, британские музыкальные радиостанции. Если говорить о новых русских группах, то да, безусловно, я стараюсь отслушивать, что успеваю. Это важно еще и потому, что мы всегда в поиске молодых, классных коллективов на разогрев для наших концертов. Я не буду никого специально выделять, но могу сказать: песни многих групп, с которыми мы играли, отправляются в итоге в мой неприкосновенный плейлист.

Солист группы «Черная речка» о  «Страхе», уверенности и славе

Фотограф: Катя Егорова

Для справки:

Коллектив «Черная речка» был организован еще в 2013 году и продолжает свой путь по сей день. Группа состоит из трех человек: Рысь (гитара и вокал), Борода (бас-гитара) и Ден (барабаны).

Новости партнеров