Анестезиолог развеяла основные мифы о наркозе

Многие слышали страшилки о том, что можно проснуться во время операции. «Слово и Дело» обсудило с врачом-анестезиологом Марией Вацик тонкости профессии, мифы про анестезию и роботах с больницах.

Анестезиолог развеяла основные мифы о наркозе

Мария Вацик, врач реаниматолог-анестезиолог, кандидат медицинских наук, заместитель главного врача по анастезиологии в ГКБ им. В.В. Виноградова в разговоре с изданием «Слово и Дело» развеяла основные мифы о наркозе. 

Можно ли выйти из наркоза досрочно?

Что значит досрочно? До окончания операции? Однозначно нет!

Миф возник, наверное, в те времена, когда специалистов анестезиологов как таковых еще не было: были препараты, видели их действие, но проведением наркоза занимались сами оперирующие хирурги с помощью среднего и младшего персонала. 

Основным препаратом для анестезии был эфир – жидкость, пары которой вызывают обезболивание, выключение сознания, расслабление мышц, — другими словами вводят в наркоз. Методика введения в наркоз и дозирования препаратов была насколько проста, настолько и несовершенна. На марлевую маску наливали эфир и прикладывали к носу и рту пациента, при вдыхании (что довольно дискомфортно) больной проходил стадию анальгезии, возбуждения (поэтому первые анестезиологи — физически крепкие люди, чаще мужчины), хирургическую (когда уже можно было выполнять вмешательства). Поддержание анестезии проводилось – капельным увлажнением марлевой маски, через которую дышит пациент – добавляли столько, чтоб пациент расслабился, но не переставал дышать; когда угнеталось дыхание ставало поверхностным – увлажнение маски прекращали. Иногда чтобы обеспечить сохранение дыхания – доза препарата была недостаточна, человек мог что-то вспоминать из происходящего в операционной.

Со временем стало понятно, что этот метод – очень несовершенный и имеет много побочных действий, даже угрожающих жизни.

За время развития фармакологии и анестезиологии, ученые изобрели много препаратов, отвечающих за разные функции. Сейчас препараты комбинируются. Одними выключают сознание, другими обезболивают, третьими вызывают расслабление мышц. Анестезиолог тонко настраивает эти компоненты для тех условий, которые нужны в данной операции конкретному пациенту. Это позволило проводить очень длительные наркозы практически безвредно для организма и без осложнений.

Но, когда препарат, который вызывает сон, уже перестал действовать, а мышечные релаксанты, которые расслабляют, сохраняют свое действие, человек просыпается, но не может ни пошевелить рукой, ни обозначить, что он проснулся. Это самый неприятный момент, который вспоминается, при разговорах о досрочном выходе из наркоза.

Но сейчас эта проблема решена. У анестезиологов – серьезный арсенал мониторного оборудования – контролируются не только артериальное давление, ЧСС, сатурация, но и газовый состав вдыхаемого и выдыхаемого воздуха, глубину сна и глубину мышечной релаксации, адекватность обезболивания. Сейчас практически все основные функции организма, которые анестезиолог выключает во время анестезии, управляются искусственно. Все это время человек спит. Сегодня, при правильно проведенной анестезии, досрочное пробуждение невозможно.

Анестезиолог развеяла основные мифы о наркозе

Источник: unsplash.com

Правда ли, что на наркоз может быть аллергия?

Аллергия может возникнуть на любой препарат, даже необязательно на наркоз. Она может проявляться в самых разных формах: начиная от неопасных — кожных высыпаний, например, — и заканчивая анафилактическим шоком, от которого человек может погибнуть.

И, к сожалению, такое иногда случается. Очень редко аллергия случается именно на какой-то препарат для наркоза. Чаще всего она возникает в ответ на антибиотик, который вводится перед операцией, или на другой препарат. Но аллергические реакции на препараты для наркоза возможны.

Чаще проявляются аллергии на местные анестетики – те препараты, которые применяются для регионарного обезболивания, для эпидуральной анестезии. Но на сегодняшний день они настолько усовершенствованы, что аллергические реакции бывают крайне редко. Но на 100% гарантировать что аллергии не будет – нельзя. Тем не менее анестезиологи, как никто другой имеют знанию и навыки, а так же средства для успешного купирования аллергий.

А бывает ли невосприимчивость к наркозу?

Не бывает. Каждому человеку необходима своя доза.

Кстати, людям, злоупотребляющим алкоголем, требуется большая доза, чем обычным. Это связано с особенностями функционирования печени и выработкой специальных ферментов, которые у алкоголиков выделяются в большей степени. Потому что их организм привык, что перерабатывать определенную дозу алкоголя. А наши препараты имеют несколько сходную химическую структуру с алкоголем, и поэтому этот фермент активен и в отношении препаратов для наркоза.

Но мы как специалисты, понимаем, почему это происходит и просто выбираем другую дозу препарата для этого человека. И наоборот, для ослабленных и пожилых людей достаточно совсем небольшой дозы, чтобы вызвать необходимую степень седации, релаксации и обезболивания.

У детей с их метаболизмом, также требуется большая доза (в перерасчете на кг веса), чем взрослому человеку. Нет единой дозы для всех. Это во многом зависит и от операции. Например, для одного и того же человека при разных видах вмешательствах требуется разная доза анестезии. Создать универсальный рецепт невозможно.

Анестезиолог развеяла основные мифы о наркозе

Источник: unsplash.com

Правда ли, что препараты для анестезии в последнее время вводят роботы, а не человек?

Действительно, в Америке были разработаны роботы-анестезиологи. Для них была прописана компьютерная программа. Сегодня многие препараты вводятся специальными шприцевыми дозаторами, которые легко управляются через компьютер. Аппарат для наркоза и мониторы подключаются к компьютеру и соединяются между собой. Но, проведя исследование и около 300 анестезий, несмотря на неплохие результаты, врачи отказались от роботов. Был ряд таких ситуаций, когда робот не мог справиться, и тогда требовалось вмешательство человека. Пока робот не может заменить анестезиолога.

Некоторые думают, что наркоз может вызывать нечто вроде зависимости: то есть, чем больше операций было проведено, тем большая доза. Это так?

Доза зависит не от того, какая это по счету операция, а от конкретной ситуации. Зависимость возникает тогда, когда человек на ощущает удовольствие, эйфорию. И он стремится ее повторить. И самое главное, что он находится в сознании и все помнит. Когда человек без сознания, зависимость не разовьется. Анестетики прошлого могли вызывать зависимость, это было описано еще у Чехова и Булгакова.

Но сегодня к наркозу привыкания быть не может. Бывают ситуации, особенно в ожоговых центрах, когда требуется практически ежедневно проводить перевязки. Часто они проводятся под наркозом. За два месяца люди переживают очень много кратковременных наркозов, но зависимости не возникает.


Наркоз, он как полет. В наркозе самые опасные периоды – это ввод и выход. Как и в авиации – самые опасные моменты на взлете и посадке. А когда уже вышел на высоту, все становится спокойно —  в авиации, но не в операционной: может случиться кровотечение или другие осложнения связанные с хирургической техникой. Анестезиология позволяет развиваться смежным специальностям, таким как хирургии и в том числе трансплантации. Говорят, что хороший хирург достоин хорошего анестезиолога. Но плохому хирургу хороший анестезиолог просто необходим! Да и каждом человеку нужно знать и понимать, как анестезиологи своим «научным искусством» спасают жизни.

Новости партнеров