Наука Шоу-бизнес Технологии Здоровье Происшествия Слово из Сети Культура Опросы
Интеллигентный спорт

Внутренняя кухня троеборья и судьба конного спорта в России

Конный спорт, начиная с любительской верховой езды и заканчивая международными соревнованиями, остается популярным у прессы, спонсоров, публики — в том числе благодаря своей эффектности. «Слово и Дело» окунулось во внутреннюю кухню верховой езды с конным троеборцем Дарьей Михайловой.
Конный троеборец Дарья Михайлова в этом спорте с детства. Вместе с тренером она построила одну из двух действующих в Санкт-Петербурге трасс для конного троеборья. Дарья рассказала об участии в соревнованиях, упорных тренировках и ментальной связи между лошадью и наездником в интервью «Слово и Дело».
— Можно ли сказать, что конный спорт меняет жизнь, и в какую сторону?
— Я занимаюсь троеборьем с семи лет. Конный спорт не просто изменил мою жизнь, а стал ей. Я живу тем, чем я занимаюсь. Это моя работа, мой дом, мое все. За свою жизнь я перепробовала множество занятий: я рисовала, писала песни и даже давала концерт, играла на гитаре и прочее. Но без всего этого я могу жить, а без лошадей — нет.
— Раньше езда верхом была привилегией царских особ. Сейчас это осталось также «спортом элиты»? Какой минимальной суммой нужно обладать, чтобы начать заниматься?
— Конный спорт — очень дорогой вид спорта. Определенные цены на стартер-пак для начинающих не могу назвать, потому что в каждой конюшне, у каждого тренера разные запросы. Абонементы для начинающих могут варьироваться от 7 тыс. рублей в месяц до 25–30 тысяч рублей.

Для троеборья необходима экипировка и для всадника, и для коня, в некоторых конных клубах их предоставляют, в остальных нужно покупать самому. Амуниция для лошади состоит из седла, узды, мундштука, хакаморы (два кожаных ремешка вокруг головы), ногавок (для защиты конечностей лошади), вальтрапа (располагается под седлом, впитывает конский пот и защищает спину от повреждений), чомбура (веревка для привязи), недоуздка, попоны и подпруги (деталь для удерживания седла на месте).

В экипировку всадника входят: фрак, шпоры, перчатки, хлыст, защитный жилет, жокейка, бриджи и краги (кожаные или замшевые накладки на голени для защиты ног).
— Расскажи немного об истории конного троеборья. Практика идет с военных времен? Участвуют ли сегодня лошади из этого спорта в военных парадах?
— Да, конное троеборье зародилось, чтобы проверить, насколько лошади готовы ко всему на свете. Выступать на парадах, скакать по разным ландшафтам. Самых выносливых таким образом выбирали на службу в кавалерию.

Поэтому и «троеборье» состоит из трех видов испытаний. Первое — манеж, он проверяет послушность лошади, слаженность для участия в парадах. Потом кросс — это проверка способности лошади пересекать любую местность — поле, лес, болото. Третье — преодоление препятствий, проверяет физические способности лошади в целом.

В конце концов конное троеборье стало Олимпийским видом спорта. И сейчас подобные лошади живут исключительно для спорта и ни в каких военных действиях не участвуют, не выступают на парадах.
«Ментальная связь между наездником и его конем обязана быть. Без доверия в этом спорте ничего не добьешься»
— Выбор лошади — это один раз и навсегда? У наездника и скакуна должна быть ментальная связь?
— Вовсе не обязательно, что это один раз и навсегда. Лошадей успешно продают, постоянно и везде. На этом построен целый бизнес.

К тому же, настоящий спортсмен не должен засиживаться на одной лошади. От каждой просят тот максимум, который лошадь готова предложить. Если она успешно выступает на определенном уровне, а всадник может расти дальше, то чаще всего лошадь продают, чтобы она помогла достичь того же уровня следующему наезднику.

Бывает такое, что если лошадь уже очень возрастная, то ее отправляют на пенсию или оставляют просто для души. Но обычно в большом спорте, конечно, идет круговорот коней между всадниками.

Да, ментальная связь между наездником и его конем обязана быть. Без доверия в этом спорте ничего не добьешься. Это не значит, что человек должен беспрекословно верить, что все сделает лошадь — так не бывает. Но относиться к лошади как к другу, как к партнеру — это обязательно.
— Как под троеборца подбирается скакун? Сколько времени требуется, чтобы установился контакт между лошадью и наездником?
— Повторюсь, что троеборная лошадь должна уметь все! Она должна иметь природную и приобретенную в ходе тренировок грацию, чтобы побеждать в выездке. Должна быть выносливой, крепкой, храброй и честной, чтобы скакать кросс. Должна быть аккуратной, чтобы чисто ехать конкур.

У всех по-разному устанавливается контакт с лошадью. У кого-то на это уходит несколько дней, у кого-то месяц, у кого-то годы. Зависит от опыта всадника и от самой лошади, конечно же. От ее характера, возраста, опыта.
— Залог победы — это в первую очередь наездник или скакун?
— Залог победы не может зависеть только от коня или только от всадника. Это всегда тандем подходящих друг другу партнеров.

Даже на самой опытной лошади не любой всадник сможет победить. И даже мастера спорта не одержат победу, если лошадь всячески сопротивляется. Поэтому победа зависит от того, что наработала спортивная пара вместе.
«Залог победы не может зависеть только от коня или только от всадника. Это всегда тандем подходящих друг другу партнеров»
— Какое место в российской спортивной культуре занимает троеборье? Это ведь олимпийский вид спорта?
— К сожалению, (мне даже грустно об этом рассказывать) конный спорт в России очень плохо развит. Троеборье особенно. Очень мало клубов, где проводятся соревнования.

В Петербурге, например, троеборья нет вообще. Тут только две троеборные тренировочные трассы. Одну построили лично мы с тренером, вторая — в другом клубе. Выступать ездим в Москву, Беларусь. Из Москвы ездят еще в Екатеринбург.

От России на мировых площадках выступает всего около 5–6 человек.
— Из-за чего скакуна могут не допустить к соревнованию?
— Лошадь могут не допустить к соревнованиям, если она хромает. Также могут снять во время соревнований, если, например, после кросса, лошадь подвернула ногу. Бывает, что в ходе кросса травма скакуна неочевидна, но после он демонстрирует хромоту. В перерывах между состязаниями проводится обязательный осмотр у ветеринарного врача.
— Насколько известно, некоторые соревнования по троеборью могут длиться три дня. Если ты участвовала в таких соревнованиях, расскажи, пожалуйста, свое расписание в эти три дня.
— О, троеборье идет не просто три дня! Если много участников, то даже 5 дней — почти целую неделю.

Среда — заезд участников, мандатная комиссия, ветеринарная выводка. Так как в этот день мы еще не выступаем, то мы обязательно выводим лошадь на тренировку. На соревнованиях, если нет коновода, за лошадью следим полностью сами. То есть отбивка денника, кормление и все-все-все на всаднике. Ну, я повторюсь, если нет коновода.

Четверг — встали, покормили, привели лошадь в порядок, заплели гриву в шишечки. Выездка (манежная езда) — это вид, где лошадь и всадник должны блистать. Чистота и аккуратность оценивается судьями также. Вечером обязательно берем лошадь шагать на поводу, чтобы ее день не состоял только из работы.

Пятница — если пара выступила по манежной езде в четверг, то сегодня — просто легкая работа. Всадник ходит и изучает маршрут кросса. Морально готовится к этому.

Суббота — день кросса. Обязательно шипуем лошадь, чтобы нигде не скользить по траве. Безумно боимся каждую секунду, но когда выходим в стартовые створы, забываем об этом. Вечером шагаем, а потом все празднуют тот факт, что пережили этот день (он правда самый напряженный).

Воскресенье — заключительный день. Утром — обязательно ветеринарная выводка, чтобы проверить, все ли нормально с лошадью после кросса. Только на ветеринарной выводке решают, допускают ли пару до конкура.

Дальше изучение маршрута конкура. Сам конкур. Награждение по итогам трех дней. И все, домой! Целая жизнь пролетает за эти дни.

— Какое из испытаний кажется тебе самым трудным? В этом испытании сложнее наезднику или скакуну?
— Я не могу точно сказать, что самое трудное. Везде свои трудности. Везде переживаешь, боишься накосячить. Даже на выездке может что-то пойти не так. Лошадь сойдет с ума, испугается, или просто не получится обоим настроиться.

Кросс — это в принципе страшно. На конкуре, если два дня шел в лидерах, очень боишься накосячить и по своей вине скатить жердь. Все сложно! Сложно обоим. И коню, и всаднику. Трудиться должны оба.
— В троеборье есть препятствия в виде канав с водой. Лошади ведь склонны бояться воды? Как у тебя получается помогать скакуну преодолевать этот страх?
— Нет, на моей практике лошади-гидрофобы не встречались. И на соревнованиях очень редко попадаются экземпляры, которых туда не затащить к этому препятствию от слова совсем. И тех — все равно запихивают. Но вообще за день до кросса разрешают выйти шагом на свободном поводу, пошагать по воде. Обычно никто не сопротивляется.
— От чего зависит уровень мастерства: занятия с детства (большой опыт) или просто определенные навыки человека, способствующие успеху в троеборье? Может ли талантливый человек, прозанимавшись год, сравниться с человеком, который потратил на оттачивание мастерства десять лет?
— Опыт и только опыт. Есть, конечно, индивидуалы, уверенные в своем исключительном таланте, который не требует тренировок. «Жопочасы» — так мы их называем. Вот только это все равно парный вид спорта.

Чем чаще мы сидим на разных лошадях, тем больше опыта зарабатываем. Нет, такие люди сравниться с опытными наездниками не могут ни при каких обстоятельствах. Точнее, он может, конечно, победить, если подсунуть ему выезженную лошадь, но картинка того, что человек только пришел в этот спорт, все равно будет видна невооруженным глазом.
— Предположим, твой путь обучения не проходил без ошибок. Что бы ты могла посоветовать начинающим, на что нужно обратить особое внимание при обучении?
— Никогда не сдаваться. Не бояться боли. Не бояться падать и всегда находить силы вставать и садиться в седло. Быть чутким и относиться к лошади так, что если вас поменяют местами с другим наездником, вам не будет ни стыдно, ни страшно.
Самая важная фраза, которую я повторяю себе все время и всегда: «Падение — это не поражение. Страх перед падением — вот настоящее поражение».

Приручение лошадей много тысяч лет назад радикально изменило ход мировой истории, обеспечило развитие новых ремесел, изменило облик сельского хозяйства и военного дела. О том, как это происходило, и как сегодня живет конный спорт в России читайте
в материале «Слово и Дело».

© «Слово и Дело». All rights reserved