Немецкое издание Der Spiegel опубликовало статью об вреде природного газа – как сжиженного американского, так и трубопроводного российского – на экологию Германии. «Слово и Дело» вместе со специалистом по энергетике Александром Фроловым разбирается, есть ли реальные основания для опасений.

Немецкое издание Der Spiegel опубликовало статью об экологической составляющей транспортировки газа в Германию. По словам журналиста, основной компонент природного газа - метан - опасен для окружающей среды. Самая же большая климатическая проблема, по мнению немецкого издания, — это утечка метана из трубопровода и на буровых площадках.

«Слово и Дело» обсудило с экспертом по вопросам энергетики Александром Фроловым все спорные вопросы этой проблемы.

Сжиженный газ и трубопроводный газ – это метан с небольшими примесями. Если мы поставим знак равенства между природным газом и метаном, мы будем на 99,9% правы. Таким образом, когда мы говорим про экспорт природного газа, по сути, мы говорим про экспорт метана.

Действительно, при добыче и транспортировке природного раза могут происходить выбросы газа в атмосферу. При оценке воздействия газа на окружающую среду, нужно учитывать добычу, транспортировку, производство, количество операций и их эффективность.

«Для сжижения газа нужно потратить энергию. При этом часть газа теряется. В целом затраты при сжижении можно вывести к неким потерям газа, то есть часть метана просто теряется. На более старых заводах потери составляют 30-40%. На современных заводах, например, на заводе «Ямал-СПГ», которые построены за последние 10 лет, этот показатель составляет 10-15%», — отмечает эксперт.

В случае трубопроводного газа для правильной оценки воздействия на окружающую среду, нужно внимательно смотреть на маршруты доставки газа, на протяженность маршрутов, на оборудование. Газ в трубах не течет, а перемещается за счет создания давления. Чтобы давление не снижалось по мере продвижения молекул по трубе, ставятся компрессорные станции, которые обеспечивают перекачку газа.

«Если говорить в двух словах, то чем короче маршруты и чем новее оборудование, которое на нем стоит, тем меньше воздействие на окружающую среду со стороны энергоресурсов. В этом плане наш Северный коридор, включающий «Северный поток-1» и строящийся «Северный поток-2» в силу меньшей протяженности, автоматически становится более экологичным – вы тратите меньше энергоресурсов на перекачку газа», - объясняет Александр Фролов.

В последнее время специализированные организации постепенно пытаются аккуратно внедрять мысль об опасности метана для окружающей среды как топлива вообще.

«Как вы знаете, повсеместна стала опасность CO₂, то есть диоксида углерода, с которым мы все невероятным образом боремся. Общественно одобряемым поведением является поддержка сокращения выбросов CO₂. А теперь на эту же роль хотят поставить и метан. Говорят, что метан – это очень вредное топливо. И если посмотреть на физико-химические свойства метана, то, действительно, его парниковые свойства в 20 раз выше, чем у CO2. Кошмар, жуть!», - смеется Александр Фролов

Исходя из идеологии борьбы с парниковым эффектом и с изменениями климата, вызванными антропогенным воздействием, людям пытаются навязать мысль о том, что выбросы метана нужно сократить.

«Забавно. Учитывая, что еще в 2000-х годах все уважающие себя организации говорили о том, что наступает век газа. Под эти прогнозы подбивались инвестиции, которые привели к тому, что, например, в Европейском союзе были построены новые газовые электростанции суммарной установленной мощности – более ста гигаватт. Это много».

Однако буквально через несколько лет европейцы решили вкладывать деньги в возобновляемую энергетику, будто бы она хорошая и выбросов у нее нет. При этом параллельно шел процесс газификации транспорта. Сегодня в мире ездит более 28 миллионов автомобилей на природном газе. Этот процесс происходил на волне ожиданий рынка газа.

«Но правда в том, что хозяйственная деятельность любого организма оказывает воздействие на окружающую среду. Невозможно до нуля снизить воздействие не окружающую среду. Для минимизации в странах Европы развивают возобновляемую энергетику и собираются производить водород из воды. Это крайне неэффективный процесс, при котором тратится больше энергии, чем получается взамен. Именно поэтому в промышленном масштабе сейчас водород получают из природного газа – из того самого метана, потому это гораздо проще и дешевле», - отмечает эксперт.

На сегодняшний день возобновляемая энергетика не может работать без традиционных энергоресурсов.

«Солнце светит не всегда, и ветер не всегда дует. Единственный вид генерации, который сейчас может решать вопрос резких скачков производства электроэнергии, в силу чисто технических причин – это только газовая генерация».

Таким образом, нападки журналистов Der Spiegel не беспочвенны, но они происходят в рамках процесса трансформации энергетики, на которую порой, делается слишком большая ставка.