Наука Шоу-бизнес Технологии Здоровье Происшествия Слово из Сети Культура Опросы

Кто скрывается под маской актера?

История о жизни, творчестве и ценностях актера, «человека без кожи» Артура Козина.
Мы видим актеров на театральной сцене в совершенно разных образах, но мало кто знает, что скрывается в их душе, о чем они грезят и как мыслят, какие приоритеты и ценности стоят во главе их жизни, кого они считают гениями современности и как артисты «играют любовь».
Что же за человек скрывается под маской актера?
Артисты не делятся на актеров театра и кино. И вообще не выбирают, чем им заниматься. Получается, что Данила Козловский движется по верному пути. Творческий процесс вбирает в себя абсолютно разные направленности — от преподавания до режиссуры. Вы знали? Я нет. Об этом мне рассказал Артур Козин.

О ролях в театре и съемках кино

«Я не очень планировал быть артистом — всю жизнь хотел быть офицером. Учился в лицейском классе МЧС в Белоруссии. А потом как-то случайно зашел в театральный институт. Сначала это было в Белоруссии, я там учился год, а потом вместе с другом поехал в Петербург».
Сегодня Артур Козин входит в постоянную труппу студии МДТ. Актер играет абсолютно разноплановые роли — от Герасима в «Муму» до майора Саранова в «Шоколадном солдатике». Но какая роль для артиста наиболее сложная?
«Я думаю, что самое сложное еще впереди. Из роли в роль я исследую различные стороны себя, жизни и мира, а это бесконечный процесс. В определенном смысле — все роли сложные. Обнаруживая что-то новое в роли, я возвращаюсь к старой. В том числе это принцип нашего Академического Малого драматического театра».
Артур Козин уверен, что неинтересных ролей не существует. Все, что происходит в жизни — должно быть объектом исследования. После вживания в новую роль у актера появляется возможность познать себя, найти новые грани своей личности.
«Я занимаюсь всем — преподаю в институте, ставлю спектакли, пишу сценарии, сейчас буду делать фильм, и сам снимаюсь в кино параллельно. Это просто творческий процесс, который вбирает в себя режиссуру, актерское мастерство и преподавание».
Существует распространенное мнение, согласно которому актер выбирает для себя направление творческой деятельности. Кто-то становится артистом театра, а кто-то снимается в кино. Но на самом деле артист не выбирает, чем ему заниматься.
Артур Козин сейчас работает над своим дебютным короткометражным фильмом. На этапе сценария картина носит довольно экзистенциальный характер. Это история о том, что вне зависимости от возраста, человек может не понимать, кем он является на самом деле. Он может не осознавать себя по-настоящему.

В своем проекте Козин выступает в качестве сценариста и режиссера. Но у него нет планов играть в собственном фильме. Хотя существуют немало примеров, когда творческий человек создает свой проект и непосредственно в нем участвует. Взять того же Данилу Козловского, который срежиссировал картину «Тренер» и сыграл в ней главную роль.
«Во-первых, я никогда не снимал кино, поэтому мне хочется говорить этим особенным языком. Есть такое выражение: «примерить разные шляпы», я называю это – «примерить разные головы». Одна голова актерская, другая — режиссерская, а третья — педагогическая. И это разные головы, разный взгляд на вещи и отношение к миру. Безусловно, это как-то объединяется мной.

Когда я актер, то понимаю, что должен отойти на задний план, потому что есть нечто, предложенное режиссером, что мне необходимо освоить. Другое дело, когда я режиссер, я автор идей и пытаюсь вовлечь компанию в тот смысл, который я обнаружил. И мы вместе двигаемся дальше в обнаружении этого смысла. Когда я педагог, то пытаюсь формулировать для других основы актерской профессии».
Если режиссерская работа в области кино станет для Артура Козина дебютом, то в роли постановщика спектаклей он выступал уже неоднократно. В рамках Санкт-Петербургского культурного форума он представил постановку «Убить императора» по мотивам пьесы нобелевского лауреата Мо Яня. В учебном театре с выпускниками Козин поставил «Сон в летнюю ночь». В рамках Красноярской книжной ярмарки наш герой организовал фестиваль, посвященный творчеству представителя советского андеграунда, писателя и художника Дмитрия Пригова.
«У меня особое отношение к творчеству Пригова. Для меня он проходит красной нитью и в моем творчестве, и в моей жизни. Я не был с ним знаком, но погрузился в его труды. Я постоянно генерирую идеи, думаю, как вернуть Пригова. Он не прочтен, хотя на самом деле широко известен в литературных и художественных кругах».
Актерская деятельность требует не меньших внутренних затрат, нежели режиссерская или сценаристская. Выступая на сцене, артист вынужден пропускать через себя огромный спектр эмоций. Многие говорят о том, что актеры используют так называемую психологическую защиту — однако у Артура Козина другое мнение на этот счет.
«Я не совсем убежден, что нужно перевоплощаться в сегодняшнем театре. Интересно, когда вы разные, но, на мой взгляд, самое важное сейчас — это личность. Именно в личность хочется всматриваться, и как эта личность пропускает через себя жизнь или кусочек жизни, примеряя ситуации через свой взгляд.

Но есть артисты, которые умеют перевоплощаться. Поэтому мне кажется, что психологическая защита актера — это профнепригодность. Актер, художник — это «человек без кожи». Это очень плохо для жизни, но очень хорошо для творчества».

О постановке по книге Оруэлла, любви и свободе

Артур Козин исполнил главную роль в спектакле «1984» по произведению Джорджа Оруэлла. Постановку показали на сцене Санкт-Петербургского Городского театра. Театр непростой — с изюминкой. На его просторах у актеров есть возможность непосредственно взаимодействовать со зрителями. Театр стал универсальной площадкой для общения молодежи и реализации творческого процесса.

Антиутопия «1984» Джорджа Оруэлла — произведение сложное, оно заставляет задуматься. Кто-то видит в романе прошлое, а кто-то — будущее. Для фантазии нет предела. Но есть две темы, которые проходят красной нитью через все произведение — любовь и свобода.

По сюжету, главный герой Уинстон работает в министерстве правды. Уинстон — часть жесткого тоталитарного общества, где нет места чувствам, но есть наказание за «мыслепреступление». И самое главное — партийным работникам запрещено заводить любовные отношения друг с другом. Уинстон нарушает это правило. Уинстон встречает Джулию. Между ними вспыхивают чувства.

Но «сыграть любовь» на сцене не так уж и просто — да и можно ли вообще это сделать?
«На моей памяти, было несколько раз, когда я действительно верил в какие-то чувства между артистами на сцене. Это довольно сложная вещь. Сыграть — нет, прожить — можно. Но на самом деле это требует совместной работы, каких-то обнаружений и открытий. И, конечно, тут нет речи о какой-либо психологической защите».
Любовь — не центральная, но все же очень важная тема в произведении «1984» Оруэлла. Любовь позволяет понять природу человека, а она в мире Оруэлла ужасна. Уинстон не особо приятный человек — как и все вокруг. История Уинстона — про потребность и поиск. Про то, как в столкновении с темными сторонами выясняется, что они побеждают настоящее чистое чувство.
«Главный герой произведения — Уинстон, как и все в том мире, недолюбленный, зажатый, без внутренней свободы. «Незнание — сила, свобода — рабство, война — мир», — если вдуматься в эти противоположности, то становится понятно, что тема одиночества для Оруэлла — особенная тема. Чрезмерное одиночество или чрезмерная коллаборация людей — две грани, в которых человек становится несвободным».
Каждый человек вкладывает свой смысл в понятие «любовь». Для Артура Козина это высшее чувство — неопределимая вещь. Человек может испытывать любовь не только к противоположному полу, но и к близким людям, к Богу.
«Любовь — это созидание, обнаружение себя в другом. Любовь и свобода в этом смысле похожи. Я хотя бы на секунду — а может больше — понимаю, что в этой вселенной, в этой пустоте есть еще кто-то. Любовь — это когда мы смотрим в одну сторону».
«Какое понятие не взять — его разрушил XX век. Понятие гуманизма растоптано нацистскими лагерями. Совесть разрушена тремя миллионами доносов в СССР и попустительством всего нацистского режима».
Вне зависимости от рода деятельности человека, возраста, пола — во главе любого его действия лежат жизненные принципы и ценности. Личные. Главным принципом в своей жизни Артур Козин считает совестливость: она помогает человеку выжить.
В прошлом совесть можно было назвать синонимом интеллигентности. Сегодня это понятие размылось, потеряло характерные для себя черты. Но есть ли шанс его вернуть?
«В определенном смысле человечество не сильно меняется. И мы постоянно ходим то поближе к любви друг к другу, то подальше. И вот эти постоянные качели — абсолютно нормальная вещь. Каждому человеку хочется обрести любовь в какой-то момент, а в какой-то момент — побыть одному, каждому человеку хочется быть независимым и каждому человеку хочется, чтобы за него кто-то решал. От этих бесконечных качелей мы не убежим, поэтому необходимо каким-то образом решить для себя, как я здесь и сейчас буду жить. Потому что в целом человечество — несовершенное создание. Как говорил Федор Абрамов: «Нужно взять метлу и мести свою улицу». Наша русская черта — нам все время должны».

О любимых произведениях, гениях современности и новых технологиях

Книга Оруэлла входит в список ваших любимых произведений?
«Мне эта книга запомнилась, и я согласился на работу в спектакле, потому что мне очень интересен режиссер Виталий Любский. Во-вторых, потому что очень тяжелый материал. С философской точки зрения в книге все понятно. Для меня новых открытий не произошло. Честно говоря, мне больше понравились «Мы» Евгения Замятина и «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли.

На мой взгляд, есть литература более сильная, чем произведение «1984». Для меня это Андрей Платонов, Лев Толстой, Федор Достоевский, Антон Чехов. Я очень люблю поэзию Иосифа Бродского, Александра Пушкина — и не потому что в школе говорят, что он великий поэт. А потому что я понял, что он — великий поэт.

Раньше мир делился на тех, кто любит Толстого и Достоевского — и они друг друга ненавидели. Артисты предпочитают второго. Я понимаю почему — в этом есть больная природа. Шекспир, Чехов — я говорю про такую литературу, где нет лучших. Они где-то там наверху и есть оттенки целого чего-то, большого, неопознанного, до которого хорошо бы дотянуться глазами, чтобы прочесть раз в жизни».

У России по-настоящему богатое литературное прошлое. Произведения русских классиков читают по всему миру. И многим из них до сих пор нет равных. И тут появляется вопрос: будут ли созданы в XXI веке настолько же стоящие произведения?
«Думаю, будут. Жизнь меняется, а человек остается прежним. Мы можем иметь айфон или не иметь айфон, но все равно у нас будет что-то понятное даже для Древней Греции. Мы можем каким-то образом переформулировать в связи с сегодняшними обстоятельствами определенные, всегда понятные вещи, касающиеся внутреннего мира человека. Появится современный гений и сформулирует. Возможно сегодня гений — тот, кто гениально интерпретирует, а не рождает что-то новое.

В этом смысле я перестаю разделять литературу, кибернетику и другие сферы. Для меня Стив Джобс — из такого же мира открытий, как и Оруэлл. Хотя неизвестно, в какую сторону движется прогресс — к светлому будущему или в бездну? Поэтому неизвестно, Джобс — гений добра или зла. Но то, что он гений — бесспорно. Он изменил наш мир. Толстой тоже изменил мир, как и Бродский.

Джобс нас поменял, но я не уверен, что человеку становится жить легче. Счастливее он от этого не становится. Информация становится легкодоступной, но рождает отсутствие знаний».
Технологии проникают практически во все сферы жизнедеятельности человека — вне зависимости от его желания. Даже театр подстроился под новые веяния — онлайн-постановки и репетиции, QR-коды вместо классических программок. Эти тенденции необратимы — или у людей есть шанс вырваться из технооков?
«Это неизбежно, и, я думаю, страшиться не надо. Во-вторых, мы просто не можем изменить такое развитие событий, а в-третьих — у человека всегда будет потребность в другом человеке. Zoom не может заменить личностного общения. Мы социальные приматы и это неизменно. Никакой гаджет не сможет заменить наши природные реалии».
Особенной проверкой для людей стал период коронавирусной инфекции, когда все социальные контакты были сведены к минимуму и осуществлялись в основном через интернет. Для многих людей пандемия стала настоящим испытанием, в это же время другие все приняли и подстроились под обстоятельства.
«Мы столкнулись с чем-то новым. Я бы не сказал, что это сильно перевернуло человечество. Подобные эпидемии уже были. И это не самое страшное. Я бы не сказал, что это мощное потрясение».
В период коронавирусной инфекции Артур Козин безостановочно работал — даже несмотря на то, что театры были некоторое время закрыты. Творческая личность чувствует себя гармонично наедине с собой. Поэтому карантин стал временем для анализа каких-то вещей и созидания нового. Но самое интересное, что карантин не расслабил артиста в вопросе соблюдения ежедневных ритуалов — от нанесения парфюма до выбора одежды.
~
Кто скрывается под маской актера? Человек. Такой же человек, как и все мы. Но главное отличие заключается в том, что актер — это «человек без кожи». В его повседневной жизни нет характерных особенностей. Но он постоянно познает себя, ищет ответы на главные жизненные вопросы и делится ими со зрителями во время выступлений. На сцене артисту приходится проживать несколько жизней — и психологическая защита в этом смысле не всегда необходима.
«Слово и Дело» выражает огромную благодарность Артуру Козину за честный и откровенный разговор, а также за предоставленные фотографии.
© «Слово и Дело». All rights reserved
Похожие новости