Психолог Алиев — о работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»

Недавно вышла в свет новая книга писателя и психолога Хасая Алиева «Метод «Ключ» от комнаты страха твоего мозга. Заставь стресс работать на тебя». Она, наряду с другими трудами из этой серии, описывает простые и действенные методы борьбы со стрессом в моменты чрезвычайных ситуаций и перенаправления энергии стресса в работу.

Самый яркий пиар этой книги — биография ее автора, который воспитывал первых психологов МЧС, тренировал космонавтов и избавлял от острого стресса пострадавших в ходе теракта в Беслане. «Слово и Дело» пообщалось с психологом Хасаем Алиевым о теории, описанной в его книгах, и применении его методов на практике.

— Расскажите немного о вашей книге. Почему вы решили написать целую серию о своем методе?

— Метод на самом деле сегодня самый простой, и при этой простоте самый эффективный. Но, как и в любом методе, в нем много нюансов. Поскольку читатель — живой человек, он может не замечать некоторых смыслов, которые там заключены.

Продолжения первой книги о методе «Ключ» основаны на вопросах читателей, которые они отправляли мне в письмах. Все последующие труды дополняют предыдущий.

Все это задумано для того, чтобы интересующийся темой человек смог бы и в первой книге получить практические представления о методе, и в последующих получить необходимые пояснения и уточнения. Это целое море.

— Как вы считаете, может ли человек, который часто находится в состоянии стресса, справится с ним посредством чтения психологической литературы?

— Как и с любой литературой. Напомню, что Библия существует уже тысячи лет. В ней описаны слова Христа: «Возлюби ближнего своего». Но, к сожалению, от войн человечество это не спасло.

Людям нужна наука, нужны новые грани для современного читателя. Андре Жид говорил: «Все давно уже сказано, но так как никто не слушает, приходится постоянно возвращаться назад и повторять все сначала». Потому что каждое новое поколение требует нового языка.

Вот и литература должна обновляться. Что касается изучения проблемы только посредством книг — приведу свой пример. Вот я учился в медицинском институте и хорошо понимаю, что нельзя лечиться исключительно с помощью медицинского справочника.

Нужен системный подход. К хорошей книге нужен дополнительно хороший специалист.

— То есть не существует никакого преимущества у книги против живого специалиста или наоборот? Все должно работать комплексно?

— Если мы говорим о психически здоровых людях, то да. Хотя, конечно, можно счесть это профанацией. Сейчас модно давать универсальные советы. А ведь самое главное — подходит ли такой рецепт конкретному человеку. Чтобы такой профанации не было, нужно, чтобы читатель понимал, насколько прочитанное принесет лично ему пользу.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
unsplash.com  / 

Например, у нас в школе «Человек будущего» («Homo Futurus») выходят ролики на YouTube, где можно посмотреть практическое применение метода «Ключ». И там же задать персональные вопросы, чтобы получить неуниверсальные ответы. Как при работе с психологом.

Современный вектор требует современных подходов, чтобы все было практически полезнее. И одновременно с этим, чтобы развивало человека как личность.

— Почему люди под воздействием стресса ведут себя по-разному? Кто-то активизируется, кого-то он вводит в ступор?

— Все зависит от исходного состояния человека. Потому что, например, если человек не спал несколько ночей, сдавал экзамены или готовился к соревнованиям, он уже истощен. И поэтому стрессовая ситуация вызовет у него одну реакцию, а у выспавшегося — совсем иную.

Для человека, который выходит из состояния полной безмятежности в состояние стресса, этот переход может стать источником новых сил для какого-то прорыва. Он может воспользоваться этим трамплином, чтобы написать новую книгу, создать изобретение.

То есть все зависит от исходного состояния. А также от уровня подготовки нервной системы к стрессовым ситуациям, от компетентности самого человека. Поэтому один и тот же стресс вызывает разную реакцию.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
pexels.com  / 

— В названии вашей книги звучит манифест: «Заставь стресс работать на себя». Так как же это сделать?

— И через книгу, и через видеоуроки мы как раз обучаем правильной реакции на стресс, учим энергию стресса использовать в собственных интересах. Чтобы он смог благодаря этой энергии решить вопросы, которые он не может решить — будь то математические примеры или психосоматические заболевания.

Метод «Ключ» позволяет использовать любой стресс именно как трамплин для решения проблемы, которую в обычном состоянии человек решить не может. Это инстинктивно заложено внутри нас. Сильное напряжение может наделить людей сверхспособностями.

Например, инстинкты самосохранения, которые активизируются во время стресса, позволяют матери, спасающей ребенка, поднять в воздух тяжелую вагонетку. А потом пятеро мужчин эту вагонетку сдвинуть не могут. Стресс позволил совершить этот подвиг.

Учить людей тому, чтобы они смогли использовать стресс для решения неразрешимых вопросов — и есть основная задача моей книги.

— Можно ли сказать, что для некоторых людей стресс становиться зоной комфорта?

— Не совсем так. Людей, для которых стресс стал зоной комфорта, я еще не встречал. Дело в том, что само понятие стресса нужно определить точнее. В свое время автор теории стресса Ганс Селье назвал стресс напряжением. Но это ошибка — он просто перевел это слово с английского.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
unsplash.com  / 

Напряжения не боится никто, особенно творческие люди: без напряжения не создашь ни одного произведения искусства. Напряжение — всего лишь источник для мобилизации внутренних ресурсов.

Дело в том, что стресс — это не напряжение. Это перенапряжение, когда ты теряешь контроль над собой и над ситуацией. Этого никто не любит.

А люди, которые не просто переживают, а любят переживать, которым нравится находиться в позиции жертвы — это еще не стресс. Стресс — это когда люди голову теряют. Это пограничное состояние, неуправляемый транс, и тут уже необходима помощь специалиста.

В настоящем стрессе человек может внушить себе многое, отсюда и возникает психосоматика. Бехтерев однажды говорил, что помимо микробных заражений существуют психические. Современный пример с ковидом: человек боится заболеть, внушает себе, что он уже заболел, и на фоне стресса он может начать задыхаться и сильно кашлять. А тест отрицательный.

— Как приемы из вашей книги могут помочь человеку справиться со стрессом?

— Мои труды посвящены как раз тому, как научиться управлять этим трансом. Приемы направлены на то, чтобы человек осознал, что такое на самом деле зона комфорта, и имел внутренний компас. И когда он в следующий раз выйдет из нормальной здоровой зоны на неуправляемое перенапряжение, он сможет сразу это почувствовать и сохранить ясность ума. Это очень важно, потому что многие люди, попадая в стресс, не замечают, что они уже находятся в стрессе.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
unsplash.com  / 

К стрессу надо относиться так же, как к повышению температуры. Температура тела 37 градусов — это уже не норма, но человек не должен сбивать ее препаратами, чтобы организм сам мог выработать стратегию борьбы с микробами. В книгах о методе «Ключ» также есть шкала стресса, которая должна стать внутренним ориентиром.

В этой шкале отметка ноль — это состояние полной безмятежности, которое возникает у человека в промежутке между сном и бодрствованием. Мой метод помогает читателям получить это нулевое состояние осознанно, запомнить его и сделать его своей зоной комфорта.

Нулевое состояние станет индикатором стресса: как только оно нарушится, человек испытает дискомфорт и постарается вернуться назад. Это заставляет находить пути решения стрессовой ситуации.

Ноль — это безмятежность, минус — это негатив, а плюс — позитив. Чтобы научиться из негатива выйти в позитив, нужно сначала научиться определять нулевую отметку.

— Вы работали в Центре подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина над методикой моделирования состояния невесомости. Сразу по ассоциации вспоминается эксперимент над курицами, которые начинали летать и из-за сильного стресса умирали. Что же чувствуют люди, которые приобретают такую «суперспособность»?

— Мне рассказывал о своих ощущениях командир отряда «Буран» Игорь Волк. Он говорил, что как только попал в невесомость, для его мозга мир оказался в перевернутом виде. Картинка оказалась такой, что пол был у него над головой, а ноги упирались в потолок. Такое перевернутое восприятие реальности возникло от неожиданности.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
unsplash.com  / 

Но потом он собрался внутри себя и поменял эту картинку усилием воли. Все встало на место.

Подготовка космонавтов к работе в невесомости, к работе со стрессом и к нервным и физическим перегрузкам — это важная работа в центре подготовки космонавтов.

— Правильно ли я понимаю, что героические действия спасателей, представителей военных структур — это тоже не совсем врожденные качества? Людей таких профессий можно психологически запрограммировать на храбрость?

— Ну конечно, личностные качества имеют главное значение. Потому что первой характеристикой для человека становится генетика, второй — воспитание, образование и культура. Представители любых опасных профессий проходят тщательный профессиональный отбор.

Когда я работал в центре авиационно-космический медицины, я написал диссертацию. В ней рассказывалось о методе «Ключ» как об антистрессовой подготовке для лиц опасных профессий. Любой тренер, любой пожарный должен знать этот метод, чтобы с помощью тренировки выработать навыки, как работать с неопределенностью в моменты страха.

В свое время я обучал первых психологов МЧС, МВД и Минобороны России.

— Если я как журналист захочу отправиться в горячую точку, какую психологическую подготовку мне нужно будет пройти?

— Есть такая программа «Бастион» для журналистов, которые улетают в горячие точки. Несколько лет я обучал их тому, чтобы они сохраняли ясность ума и могли быстро регулировать свое состояние в условиях неожиданности. Такая антистрессовая подготовка.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
unsplash.com  / 

Психологи мировой практики, как правило, умеют снимать стресс. А вот чтобы подготовить превентивно к предстоящим стрессовым ситуациям — этот метод мой, уникальный.

Антистрессовую подготовку нужно проходить всем, кто присутствует или участвует в военных действиях. Приведу пример: со времен Вьетнамской войны десять тысяч американских военнослужащих покончили с собой — это официальная статистика. Они не смогли справиться со стрессом, который был на войне и к которому они оказались не готовы.

Такой сильный стресс приводит к деформации личности, они уже не могут научиться жить в мирное время. Чтобы этого не происходило, антистрессовая подготовка, применимая к будущим стрессовым ситуациям, необходима.

— Согласно вашей биографии, вы выводили из острого стресса пострадавших в ходе теракта в Беслане. Удалось им помочь?

— В Беслане я был дважды. В первый раз я приехал выводить из острого стресса жертв трагедии — детей, взрослых, родственников пострадавших и погибших. Во второй раз меня пригласили туда для того, чтобы я обучал психологов первых центров, которые они там создали.

Когда я приезжал в первый раз, меня сопровождали психологи МЧС. Мне приходилось там же, на практике показывать им, как это делать. Выведение людей из шокового состояния — очень сложная задача.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
pexels.com  / 

Более того, тогда среди психологов существовало такое поверье, которое они транслировали друг другу. Мол, пока человек в остром состоянии, не нужно его трогать, нужно подождать, когда он немного придет в себя. Я считаю, они говорили об этом не потому, что так правильно, а потому, что были беспомощны.

Их можно понять. А что делать? Человек, который находится в состоянии шока, не слышит психолога. У него горе, состояние того самого дискомфорта. Он не слышит, он переживает в этот момент изолированность от всего внешнего, рационального, разумного. Вот был сын — и нет сына. И надо принимать какие-то решения, осознать, как жить дальше. Все привычные шаблоны, контакты с жизнью порушены.

Это состояние не позволяет психологу достучаться до пострадавшего своими методами. И я помогал им выходить из этого состояния. Я там и развивал этот метод — новую стратегию.

Я сказал этим людям: переживайте, если хочется, кричите, но при этом делайте повторяемые движения. Например, показал, как дети обычно машут руками вправо и влево синхронно поворотам тела.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
pexels.com  / 

Повторяемые движения закономерно снимают напряжение, они лежат в основе инстинктивных защитных реакций мозга. Поэтому человек на морозе дрожит, например, или девушка испытывает нервную дрожь перед экзаменом — это все повторяемые движения с различной частотой и амплитудой колебаний.

То есть условие абсолютной защищенности — выполнение повторяемых движений в момент, когда люди переживают. То есть совет психологов думать о хорошем в случае с острым стрессом абсолютно неверный.

Таким образом, происходил спад напряжения у пострадавших, которые испытывали шок из-за трагедии. В Беслане у меня были под контролем 240 человек в клинической больнице. Я их всех собирал в зале, чтобы каждый делал повторяемые движения в удобном для себя ритме и каждый думал о своем. И вдруг одна дама говорит: «Ой, так легко стало, как груз с плеч».

— В случае с родственниками жертв теракта в Беслане можно было только помочь избавиться от шока. А как же их дальнейшая жизнь с такой травмой?

— Говорят ведь, что время лечит. Это значит, что происходит какая-то адаптация. Человек, который пережил военные конфликты или утрату близкого, через 10–15 лет уже свыкнется с этой данностью. Они уже будет относиться к этому умеренно, сможет работать, заниматься любимыми делами. Живет обычной жизнью, чего не может быть при остром стрессе — первоначальной его реакции на личную трагедию.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
unsplash.com  / 

Время лечит, и вот это время, которое необходимо человеку на восстановление, можно сократить при помощи повторяемых движений. Эти повторяемые действия должны быть синхронны текущему индивидуальному состоянию, я это подчеркиваю.

Поэтому, когда мы говорим пострадавшему человеку в сильном стрессе: «Думай, о чем думаешь, и делай, как делается», — это получается моделирование ситуации, когда мать качает ребенка у себя на руках. Мать подбирает ребенку ритм, когда укачивает его соответственно его состоянию. И при остром стрессе нужна та же самая модель, исходящее от них напряжение автоматически регулирует индивидуальную частоту повторяемых движений по воспоминанию из младенчества.

Тонкость заключается в том, что некоторые люди, делая это упражнение, пытаются расслабиться. А этого как раз и не надо делать. Нужно не вмешиваться во внутренние механизмы, а именно думать, о чем думается, и делать, как делается. Материальное и духовное единство нивелирует внутренний конфликт, и это сокращает время адаптации к этому горю.

— Вы работали с военным персоналом перед подъемом подлодки «Курск». Можете рассказать поподробнее об этом опыте?

— Да, я ездил обучать военнослужащих в пять городов, меня сопровождали люди из министерства обороны, которые меня туда и пригласили. Помимо меня там была группа психологов из Минобороны. Мы помогали готовить военный персонал к подъему атомохода «Курск».

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
pexels.com  / 

Главным образом мы готовили их ко входу на судно. Это вход в жуткую неопределенность, вход в такую стрессовую ситуацию.

Но и сегодня существует ситуация пугающей неопределенности — на фоне пандемии. Вход на подлодку «Курск» во многом напоминает мне поведенческие процессы, которые происходят сегодня. Поэтому книги про метод «Ключ» обучают всех людей работать с неопределенностью в условиях стресса.

Когда человек попадает в ситуацию неожиданную, ему важно знать, как сохранить ясность ума и принимать решения. Очень часто люди попадают в ситуацию жестких ограничений, и нужно быстро сделать выбор в пользу неординарного решения. И когда я занимался с военнослужащими, они упражнялись при помощи приемов «Ключа» входить и выходить из нулевого состояния. И потом, когда они собрались туда войти, они уже умели регулировать свой стресс.

Вместе со мной там был мой сын, тоже профессиональный психолог.

— Ваши дети пошли по вашим стопам? Как вы их обучали?

— Я с детства обучал их методу «Ключ». Показывал, как гипнотизировать петуха, например. Потом тот же прием показывал внучке, когда она подросла.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
pexels.com  / 

Я недавно пересматривал работы Бехтерева, он писал, что животные часто застывают, когда сталкиваются со стрессом и неопределенностью. У них происходит резкое возбуждение нервной системы, переходящее в торможение. Это и есть инстинкты самосохранения, которые сохраняются и у человека: бей, беги, оцепеней.

У нас есть защитные инстинкты от природы, мы не обращаем на них внимания. И я обучаю людей использовать эти защитные реакции в собственных интересах. Если мы делаем это бессознательно, моя задача — показать их в сознательной форме в виде упражнений.

Но у животных, в отличие о людей, нет способности выбора. Они живут исключительно на инстинктах. Поэтому и оцепенение курицы может привести к ее гибели, если оно было вызвано появлением удава.

Человек же может использовать этот механизм в своих интересах. Повысить уровень выживаемости на современном уровне развития человека можно только одним способом — научиться переводить ту базу инстинктивных действий в осознанное применение.

Если мы будем и дальше изучать этот механизм, окажется, что само творчество — это продолжение развития инстинкта выживания в современном направлении. То есть без творчества человек не сможет выжить. Ему нужно творить и изобретать, чтобы создать новые способы самосохранения, адаптироваться к новым условиям. И для этого внутреннее напряжение нужно суметь превратить в источник вдохновения.

Психотерапевт Хасай Алиев — о новой книге, работе с жертвами теракта в Беслане и подъеме подлодки «Курск»
pexels.com  / 

— Как вы считаете, кто в первую очередь должен прочесть вашу книгу и взять под контроль стресс?

— Она всем принесет пользу. Потому что там есть разные грани. С острым стрессом нужно бороться военнослужащим. А остальным людям — использовать стресс как источник творчества. Мы в школе «Человек будущего» как раз обучаем изобретателей.

Например, у нас есть направление «Озарение по заказу». Я лично пользуюсь, так как я и художник, и писатель, и поэт, и психолог. Я привожу свой пример не просто так. Каждый человек от природы имеет все это, но ему никогда об этом не рассказывали.

Человек по природе творец, это еще в Библии было написано. И если бог — это создатель, то бог в человеке — это творчество. Потребность в сочувствии, чувство в бесценности живого, способность к коллективному созиданию — это все в нас заложено, это и есть человечность.

Нам просто нужно было это все систематизировать, определить в научных понятиях, потому что сегодня люди говорят на языке науки. Этот язык доступен для всех, невзирая на религиозные, культурные, национальные и географические различия.


Это интересно: Названы бесполезные и сомнительные способы лечения депрессии

Новости партнеров  
Рейтинг@Mail.ru