Наука Шоу-бизнес Технологии Здоровье Происшествия Слово из Сети Культура Опросы

Актер фильма «Фанаты» — об околофутболе, маме и страхах
Московский международный кинофестиваль оказался в центре внимания всех СМИ. Выяснилось, что на мероприятии решили не показывать короткометражную ленту режиссера Севы Галкина под названием «Фанаты» (18+). Почему картина оказалась под запретом? Что об этом думает один из главных актеров? Читаем в эксклюзивном интервью «Слово и Дело».
О сюжете фильма
В картине столкнулись две темы, о которых в обществе как-то не принято говорить. В центре сюжета — история двух фанатов известного российского клуба с ультраправыми взглядам. В свободное от околофутбольных дел время ребята охотятся за парнями нетрадиционной ориентации. Через некоторое время главные герои начинают осознавать, что между ними больше, чем просто дружба.

Как признался сам режиссер, история была придумана не им. В 2016 году правоохранительные органы арестовали двух футбольных фанатов, которые лишили жизни нескольких человек за время своей «охоты». Один из участников уголовного дела сам признался следователю, что его с подельником связывают романтические отношения.

Режиссер вдохновился этим сюжетом и решил рассказать об этом зрителям. Он отправил заявку на 43-й ММКФ «по фану». Картину сначала включили в расписание общих показов, но за несколько дней отказались от демонстрации без объяснения причин. Однако короткометражка уже успела завоевать признание на нескольких международных фестивалях
О главных героях
Главные роли в короткометражке сыграли два молодых актера — Филипп Грабовецкий и Игорь Герман. Для Игоря фильм стал дебютом, а вот Филипп уже успел сняться в некоторых работах.

Как признался Филипп в интервью изданию «Слово и Дело», о профессии актера он начал мечтать в детстве. Чем бы он ни занимался в жизни — его всегда тянуло на съемочную площадку. Будучи маленьким ребенком, он часто убегал из школы, чтобы попасть в массовку съемок известных сериалов. К примеру, совсем юного Филиппа можно встретить в некоторых кадрах «Ранеток» — сериале, который в 2008 году был очень популярен среди молодежи. Полученные на съемочной площадке автографы Филипп умудрялся продавать своим одноклассникам, которые тоже любили эту многосерийную ленту.
В каст «Фанатов» Филипп попал неслучайно. Ему позвонил режиссер киноленты Сева Галкин.
— Я в этот момент был со своими друзьями, с которыми не виделся очень давно. По телефону Сева сообщил, что написал мне сообщение с предложением. На тот момент у меня был аккаунт только на Facebook. А там,оказывается, нужно еще отдельно мессенджер устанавливать, чтобы обмениваться сообщениями. Я не знал об этом и мне ничего не дошло. Он, видимо, это понял и решил позвонить. Меня подкупил факт того, что Сева Галкин знал, кому он звонит и зачем. У него была четкая цель — взять меня на эту роль. После проб он утвердил меня на роль.
Так и началась работа. Каждая сцена, рассказывает Филипп, собиралась буквально по кусочкам. Большинство диалогов — это чистая импровизация.
— Филипп, а режиссер объяснил, почему именно Ваш типаж подходил?
— Скорее не он мне объяснял, почему я подхожу, а я доказывал, что подхожу. Я ему рассказывал про себя и признался, что являлся частью фанатского движения. Да, я был в околофутбольном мире. Я бы мог сказать, что сожалею. Но не буду врать — не жалею, потому что для чего-то мне этот опыт пригодился. Поэтому я знал, что с этим делать и как с этим работать. Я знал привычки этих людей, как они себя ведут, чем живут с самого утра и до ночи. Еще знал, что же у них внутри и на что они способны. Мы били людей, а люди били нас, к сожалению. Мне было легче воссоздать это на экране.
Сомнения и страхи
При этом актеру пришлось не просто перенести свой бывший образ на роль. Филиппу нужно было понять и почувствовать влечение, которое трудно передать через экраны.
— В киноленте Вы были убедительны. Во влечение я поверила.

— Это самая достойная оценка зрителей. И не обязательно об этом должен говорить Станиславский.

— Был ли страх перед началом съемок?

— Прыгать надо тогда, когда очень страшно прыгать. В тот момент, когда я начинал съемки, мне было реально страшновато. Но я понимал, что нужно сейчас. Что-то внутри подтолкнуло к этому. Как видно, я не ошибся. Иногда я доверяюсь своему чутью и все-таки прыгаю, когда очень страшно.

— Как вы думаете, готова ли публика увидеть эту работу?

— А почему нет? Я просто сам не понимаю, почему снимать кадры, как мужчина издевается над женщиной, можно, а про возникшие чувства на фоне каких-то экспрессивных событий — нельзя. Мы живем в странное время. Когда можно показывать насилие над детьми и женщинами, но запрещено поднимать ЛГБТ-тематику.

Я могу честно сказать, что являюсь натуралом. Никакого влечения к своему полу не испытываю. Мне вот, например, никто не мешает.
— Представим, что человек еще не видел эту короткометражку. О чем она должна ему рассказать?

— Я думаю, что каждый в ней найдет свой смысл. Я так понимаю, что многие его и нашли после просмотра. Ведь у людей возникло столько противоречивых мнений. У кого-то хорошее, у кого-то плохое, а у кого-то средничковое.

— Кому Вы точно посоветуете ее посмотреть?

— Я не хочу кому-то советовать. Кто придет к этому, тот и посмотрит. Когда придет нужное время, это случится. Нет ничего постыдного в том, чтобы посмотреть ее. Просмотр ведь никак не отразится на ориентации. Чем «Фанаты» отличаются от других фильмов на схожую тематику? Несмотря на то, что главные герои — отбитые полностью, они обычные люди. Боль и разочарование они чувствуют так же, как и все.
— Кстати, сколько Вам было лет, когда попали в околофутбольный мир?

— Мне тогда было лет 13. Именно тогда я впервые получил от фанатов «Спартака». Они меня завели в подъезд и начали избивать. Им не понравилось, как я на них посмотрел. Тогда я считал, что это круто. Мне казалось, что если получу такой опыт, я смогу стать тем, кем хочу быть. И я прошел сильную и жесткую школу. Сейчас могу сказать, что стал хорошим человеком.

Хотя тогда мама боролась за меня. Она никогда не думала о том, чтобы отдать своего ребенка куда-то. Она меня спасла два раза. Первый раз произошел, когда мне было четыре года. Тогда она меня забрала от жестокого отца — но это уже другая история. И спасла меня мама второй раз, когда я был невыносим. Пришло время ее за это благодарить. Если бы не она, я не достиг того, что имею сейчас.

— Как Вам удалось все-таки уйти?

— Это произошло не сразу, а постепенно. Я прививал себе другие привычки. Например, записался в зал, где занимался борьбой. Тогда я понимал, что нужно свою энергию где-то оставлять.
— Какие проекты сейчас в разработке?

— Я не лезу абы куда. Вот видите, у меня второй короткий метр — и тоже скандальный. Но цели у меня грандиозные. Я не собираюсь останавливаться, хотя некоторые уверены, что «Фанаты» могут оставить меня без работы.

Работа всегда найдется. С самого детства я пытался подзаработать. Пробовал себя грузчиком, официантом, курьером — можно перечислять долго.

Я в себе не сомневаюсь ни на долю процента. Такая уверенность вырабатывается годами. Сейчас малыш окреп и твердо стоит на ногах.

— Действительно кто-то говорил, что фильм отразится на карьере?

— Конечно! Один известный режиссер (мы не станем раскрывать его имя по просьбе Филиппа. — Прим.ред.) позвонил и спросил, что мы себе позволяем. В кинематографе все тесно связаны друг с другом. Это очень опасная штука. Раньше я не всегда мог себя сдерживать и мог кому-то нахамить. Сейчас я отношусь к этому иначе. Если люди меня не понимают, то нам не по пути. Я не собираюсь объяснять людям — особенно тем, кто в два раза старше меня — что это неправильно. Когда ко мне уважительно относятся, я отношусь так же.
Редакция «Слово и Дело» благодарит Филиппа за беседу и желает ему творческих успехов.
Похожие новости