Наука Шоу-бизнес Технологии Здоровье Происшествия Слово из Сети Культура Опросы
Все о нем говорят, но мало кто видел.
Что такое героизм сегодня
Герой — тот, кто помогает, защищает и спасает. Тот, кто рядом в нужный момент. Отталкиваясь от этой концепции, рассуждаем об акте героизма с точки зрения науки, психиатрии, социологии и наблюдений настоящих героев в материале «Слово и Дело».
Биологическая психиатрия: героизм как социальный инстинкт
«Удаляясь от условий общества и приближаясь к природе, мы невольно становимся детьми; все приобретенное отпадает от души, и она делается вновь такою, какой была некогда и, верно, будет когда-нибудь опять», — Михаил Лермонтов, «Герой нашего времени».
Если бы человечество вернулось назад в развитии, о чем писал Лермонтов, вероятно, никакого бы акта героизма и не произошло. Потому что героизм — это новоприобретенный инстинкт, социальный инстинкт, который не сформировался бы в отсутствие общества. Таким мнением поделилась Евгения Полтавская, кандидат медицинских наук, научный сотрудник НИИ психического здоровья Томского НИМЦ. Она рассказала для «Слово и Дело», можно ли объяснить героический поступок с точки зрения биологической психиатрии и какие особые процессы происходят в мозгу человека в момент совершения подвига.
«В трудах советского психиатра Владимира Бехтерева есть свое определение. Героизм — это исключительно социальное явление, вне социума оно произойти не может. Считается, что человек получил новый виток эволюции в виде развития общества, и только в таких условиях возможно быть героем».

Проявление героизма связано с понятием морали. В каждой культуре оно свое, но по факту героизм есть высшее проявление морали. В обществе формируются специальные условия, в которых социально приемлемо хорошее поведение, поощряется проявление смелости, храбрости, самопожертвования.

Акт героизма проявляет себя как инстинкт. И нет ничего удивительного в том, что инстинкт, приобретенный человеком на поздних этапах развития, способен превалировать над инстинктами животными, первобытными. Такими, как инстинкт самосохранения, которому акт героизма во многом противоречит.
«Героизм — это инстинкт, не навязанный обществом, но привитый им. К примеру, если раньше существовал исключительно естественный отбор, то с развитием человечества появился еще и социальный. Первый отвечает животным инстинктам: "Бей или беги". Мозг оценивает ситуацию, можно ли защититься от опасности или нужно бежать, чтобы спастись. Второй — люди, которые более социально адаптированы, соответствуют нормам морали в конкретном социуме, находятся в более выгодном положении перед остальными».
То есть героизм как одна из норм социального поведения представляет собой эволюционировавший инстинкт самосохранения. Если ты будешь соответствовать, учиться, работать, создавать семью, если будешь нравиться всем — тебе будет проще выжить. Этот социальный отбор работает подсознательно.
«Я могу героизм сравнить с родительским инстинктом. Самый яркий пример — мать защищает детей. Он подкреплен гормонально, его прародитель — животный инстинкт заботы о потомстве ради выгоды — продолжения рода. Наблюдения показывают, что в социально сложных ситуациях женщины сразу после родов способны отказаться от ребенка. Но если они хотя бы сутки сами покормят его, у них установится поведенческая связь с младенцем, которую невозможно разорвать».
Тогда она почувствует привязанность. Социум подскажет, как именно мать может проявить свою любовь. Она будет готова жертвовать собой ради ребенка, защищать его, совершать героические поступки. Это представление о хорошем родителе в обществе, то есть на женщину помимо гормонального фактора окажет значительное влияние социальный аспект.

Героизм — это победа инстинкта «защищать кого-то» над инстинктом «спасаться самому». На уровне семьи, когда родители защищают детей, не возникает сомнений в правильности такого поступка.
«Социум — это, можно сказать, большая семья. Он прививает такое же чувство долга — спасать, защищать других людей. Когда мы помогаем незнакомцам, мы чувствуем одобрение и сами себя одобряем. То же с защитой Родины, например: у человека возникает такая установка, что по-другому поступить просто нельзя».
Почему инстинкт самосохранения управляет человеком в меньшей степени, чем «инстинкт героизма»? По словам Евгении Полтавской, наши инстинкты включаются по принципу приоритета. Если в конкретный момент у человека в приоритете самозащита, он забудет про голод и жажду, эти потребности отойдут на второй план, если он в безопасности, следующей главной задачей станет поиск пищи и так далее. В нужном контексте инстинкт защиты других становится приоритетным, притупляя все остальные.
«Героизм — социальный инстинкт. Такие инстинкты интересно влияют на мозговую активность. К примеру, ученые проводили эксперимент с инстинктом стадного чувства. Когда человек понимал, что его мнение отличается от мнения большинства, в префронтальной коре мозга происходил выброс дофамина, который вызывал у него когнитивный диссонанс и заставлял чувствовать себя неуютно».
Из-за этого чувства испытуемый менял свое мнение в пользу большинства. Когда же в ходе эксперимента активность дофамина у испытуемых подавляли, большая часть людей осталась при своем мнении.

Префронтальная кора отвечает за принятие решений. И в случае с актом героизма в мозгу происходят схожие процессы, когда человек решает, кинется он на амбразуру или останется в стороне — всплеск дофамина решит за него. Однако мощность этого всплеска все равно будет зависеть от внутренних установок, его может и не быть вовсе, если общество не привило человеку заботу о ком-то другом, кроме себя.
Социологическая теория героизма
«История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она — следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление», — Михаил Лермонтов, «Герой нашего времени».
Спросите людей, которых в обществе называют героями — ветеранов войны, спасателей, пилотов, посадивших самолеты с поломками. Никто не считает себя героями.

Почему акт героизма отрицается человеком, который его совершил? Выходит, что понятие «героизм» существует, а само действие — нет. В этом диссонансе «Слову и Делу» помог разобраться социолог, доцент ИБДА РАНХиГС Виталий Эпштейн. В прошлом он уже проводил подобный эксперимент над самим собой, проанализировав свои действия в момент опасности. Спойлер: героем профессор себя также не считает.
«Вообще герой — это какой-то особый человек, который совершил из ряда вон хороший поступок. Если говорить про солдат на войне или про профессионалов, которые сталкиваются с опасностями по долгу службы, у них действительно понятие героизма может быть атрофировано. Потому что они воспринимают свои поступки как свою обычную деятельность — именно к ней их и готовят. Для самого человека его поступок не будет "из ряда вон"».

Единственное, что зависит от таких людей по их же мнению — в момент опасности им важно не поддастся своему страху. Во всем остальном, спасать людей и выжить самому им помогают исключительно профессиональная подготовка и следование регламенту. Если на войне один человек отразит атаку 100 противников, он похвалит себя за то, что правильно занял положение и рассчитал патроны — все как на учениях.
«В то время, когда я уже защитил кандидатскую, я, вдохновленный песнями Высоцкого, вдохновленный подвигами людей во Вторую мировую и Афганскую войны, захотел испытать нечто подобное на себе», — вспоминает социолог. — «В армии я не служил. Выбрал другой путь — отправился в экспедицию в горы, чтобы проверить, а смогу ли я в случае чего проявить смелость».
По рассказам социолога, в походе группа попала под камнепад. Они поднимались на перевал, от нагревания снега сверху начали падать «чемоданы» (огромные камни).

Камни скатываются по склону неравномерно, уследить за траекторией невозможно. Члены экспедиции пригнулись, но никто не мог предвидеть, куда в следующий раз отрекошетит валун и может ли он попасть в кого-то.
«Наш командир группы сказала, что нужно уходить в бок. Мы пошли. За мной замыкающим шел мой бывший ученик. И тут у него ломается кошка. Альпинистские кошки были старые, советские — такое легко могло случится. И вот мой друг одной ногой не мог вбиваться в лед», — рассказывает Виталий Эпштейн. — «Я сказал ему: "Давай перестегиваться, я пойду последним". Под камнепадом, кстати, больше шансов, что именно на последнего прилетит валун».
Товарищ понимающе посмотрел на преподавателя и сказал: «У меня еще есть сестра». Он намекал, что возможная смерть обеспокоит его родственников меньше, чем смерть другого, который был единственным ребенком в семье — к тому же должен был вот-вот жениться. Социолог ответил: «Когда вернешься домой, ты знаешь, что сказать моим».

Это вновь подтверждает социальное происхождение инстинкта героизма. Человек, воспитанный иначе, мог заметить сломавшуюся кошку у товарища, но сделать вид, что ничего не видел. Или мог оказать помощь — все зависит от воспитания, данного социальными институтами, начиная с семьи и заканчивая общественным окружением в широком понимании.
«И мы начинаем перестегиваться, руководитель кричит, мол, что вы там застряли, подгоняет. А у нас диалог, прямо как в фильмах, под пулями. В итоге мы поменялись местами и оба прошли, и оказались в безопасности», — рассказывает Виталий Эпштейн. — «И все это действие можно было бы описать пафосно, героически. Но я этого не чувствовал, мне бы не понравилось это определение».
По словам социолога, он готовился к возможным опасностям. Он знал, что в горах на Кавказе бывает такое. Он шел в поход ради того, чтобы ощутить эти эмоции, испытать себя. Поэтому ситуация, когда в момент опасности человек предлагает свою помощь другому, считается чем-то абсолютно естественным, а не невероятным проявлением доблести.
«В этот момент у меня не возникло философских размышлений о великой дружбе. Просто я не мог сделать вид, что не заметил проблему человека, которого я в школе учил, как себя вести. Такие поступки — это про ответственность, про осознание ситуации. Это гораздо больший смысл, чем тот, что вкладывается в слово героизм».
В произведении Гайдара «Честное слово» отражено нечто похожее. Герой рассказа, обычный человек, увидел поздним вечером в городском саду всхлипывающего мальчика. Мальчишка не мог пойти домой, так как несколькими часами ранее он играл со сверстниками и они оставили его на посту. Мальчики явно забыли про товарища, но он никак не хотел сходить с места, потому что дал честное слово. В итоге прохожий обежал всю округу, разыскивая человека в военной форме, который мог бы снять ребенка с поста.
«Мне кажется, с этим тоже может быть связано необщественное понятие героизма. Это про обещание, данное самому себе. Такие поступки совершают ради того, чтобы стать тем, кем хочется себя видеть», — объясняет социолог. — «В культуре это понятие, конечно, сильно возвышают и романтизируют».
Инстинкт самосохранения в момент совершения таких поступков точно не отключается, считает Виталий Эпштейн. И коленки дрожат в этот момент, и ладони потеют, пусть виду человек не подает. Страх не исчезает — он, напротив, помогает, стимулирует потребность спасти другого и при этом спастись самому. Поэтому пожарные, прежде чем зайти в дом, обливают себя водой, или солдат на войне не забывает надеть каску, бросается на пулеметы не с голыми руками.
«Инстинкт самосохранения никуда не исчезает. Просто ты умудряешься как-то его приглушить и убедить себя, что именно сейчас стоит рискнуть. В голове мысль: "Ты должен". Это не кажется особенным, поэтому человек об этом случае скорее всего даже никому не расскажет».
Ветеран Великой Отечественной войны: «Послание героя прошлого герою будущего»

«Зачем же ты надеялся? Желать и добиваться чего-нибудь — понимаю, а кто ж надеется?» — Михаил Лермонтов, «Герой нашего времени».
Петербуржцу, полковнику в отставке Вадиму Бобикову — 97 лет, он воевал в составе железнодорожных войск на разных фронтах и строил Дорогу жизни в блокадном Ленинграде. Окончание войны застал на 3-м Украинском фронте, который в тот момент уже достиг Австрии. Вадим Сергеевич награжден орденами «Отечественной войны I и II степеней», «Красной Звезды», удостоен звания «Почетный железнодорожник» и «Почетный работник Октябрьской железной дороги».

Из уважения к ветерану Великой Отечественной войны, к герою страны, редакция «Слово и Дело» приводит его послание будущим героям.

«Во все времена для геройства были возможности. Те люди, кто любил свою Родину и свой народ, находили место подвигу всегда, даже в мирное время.

В 1941 году я вступил в ряды Красной армии. Мне довелось наблюдать героизм молодых ребят, вчерашних школьников, которые приняли огонь на себя. На призыв откликнулись все, даже несовершеннолетние и белобилетники. Хотя могли отсидеться, но такой патриотизм был! Я считаю, что герои — те, кто вступил в войну, не боясь ничего, даже стать «просто землей тыловой» — это строчка из песни «От героев былых времен». Воевать, без оглядки на семью, без желания помочь в первую очередь себе, спасать людей в блокадном Ленинграде от голода, отдавая последнее — это героизм.

Когда я выступаю в садиках и школах, я рассказываю детям историю войны. Что летали самолеты, что было трудно. Объясняю, почему их это касается. Рассказываю, что голодно было — на одного человека выдавали 125 граммов хлеба. Дети смешно реагируют: «А мы сейчас дома без хлеба едим». Но понимают.
Однажды я выступал в Ледовом дворце, мне дал слово губернатор Санкт-Петербурга. И все 12,5 тысячи человек, которые находились в зале, все встали, стоя слушали. Не потому что это я, а потому что я участник войны. Они таким образом отдали дань героям своей страны. Именно к войне, к героическому прошлому нашего народа такое отношение.

История рассказывает о подвигах отдельных героев, историю которых на самом деле повторили и продолжают повторять люди. Когда-нибудь она расскажет и о вас. Героизм в России — это не про частные случаи, это про самосознание».

Россияне хорошо помнят историю всех военных подвигов советского народа. Это оставляет ощутимый отпечаток на воспитании людей, социальном воспитании, которое сподвигает их совершать героические поступки.

Выбор редакции: пять героев 2021 года

В доказательство того, что социальный инстинкт героизма, внутреннее желание быть ответственным за происходящее с людьми, сильно развиты у жителей России, редакция «Слово и Дело» отметила пять героических историй, которые свершились в 2021 году.
Победивший в «Поле чудес» курсант подарил автомобиль детскому дому

Ко Дню защитника Отечества вышел спецвыпуск капитал-шоу «Поле чудес» на тему «Военный быт», в котором приняли участие девять курсантов высших военных учебных заведений Минобороны России. Победителем стал курсант Федор Никулин.

Студент Московского военного университета выиграл в капитал-шоу телевизор, «умную» колонку и музыкальный синтезатор, затем он принял участие в суперигре, в которой выиграл автомобиль. Но главное в этой истории вовсе не победа. Курсант еще до съемок дал себе слово, что в случае выигрыша передаст все призы детскому дому, так как сам воспитывался в приемной семье. Выбор пал на Центр содействия семейному воспитанию имени Г. И. Россолимо, событие освещали многие российские СМИ.

Курсант лично приехал в центр, вручил детям подарки и провел с ними время, в том числе показал мастер-класс игры на новом синтезаторе. Наблюдавшим за процессом репортерам он объяснил, что его жизненная позиция — дарить людям добро.
Учившийся на березе студент добился установки вышки связи

История студента Алексея Дудоладова из Омской области началась еще в 2020 году, тогда из-за карантина все университеты перешли на дистанционное обучение. В деревне Станкевичи плохо ловил интернет, и студенту приходилось залезать на березу, чтобы ловить сеть и присутствовать на парах. С той самой березы он снимал видео в TikTok, благодаря чему стал знаменитым.

Осенью стало холодно, и его занятия на свежем воздухе стали угрожать здоровью. Алексей боролся за установление вышки связи на три деревни в округе сначала с органами местного управления, с главой региона, затем — на федеральном уровне. Вопрос о «цифровом неравенстве» в регионах еще в 2020 году подняли в Совете Федерации, затем 25 января 2021 года Владимир Путин провел пресс-конференцию со студентами, в ходе которой упомянул случай с березой.

2 марта вышка связи была установлена. Помимо этого, история Дудоладова способствовала выделению дополнительного финансирования на малые населенные пункты. Если раньше программа распространялась на поселения от 250 человек, благодаря видеообращению Алексея теперь в нее входят более малочисленные пункты. А студент из Омской области, пользуясь популярностью, продолжает помогать людям решать проблему со связью в других регионах России.
Полицейские помогли москвичке возложить цветы к Вечному огню в память об отце

Удивляться нечего — в России с особым трепетом относятся к военной памяти. Но правоохранители также досконально следуют уставу. 10 апреля общественность узнала, какой из этих двух моральных принципов победил.

Дело было на Красной площади. Пожилая женщина зашла за ограждение, чтобы возложить цветы возле Вечного огня в память об отце, герое войны. Нарушительницу остановили полицейские, но, когда москвичка объяснила свой поступок, они позволили ей сделать задуманное, а также провели камерную церемонию. Караульный строевым шагом подошел к заграждению и убрал его, а женщина возложила цветы.

Отец москвички погиб в марте 1945 года в Венгрии, там же был похоронен в братской могиле. Женщина хотела посетить это место, но сначала не было денег на поездку, а потом грянул карантин. Опасаясь, что она не доживет до того дня, когда сможет поехать за границу, москвичка решила возложить цветы у Вечного огня на Красной площади, который горит в память о всех погибших на войне солдатах.
В Яблоновском прохожие спасли кота, застрявшего в окне на высоте

Типичная для героя история — спасение животных. Однако здесь есть два примечательных факта. Во-первых, котика вытащили не спасатели, а обычные прохожие. Во-вторых, необычным образом и быстро — ведь счет шел на секунды, животное могло серьезно пострадать, если бы ему не помогли. Кот застрял в раскрытом на проветривание окне и жалобно мяукал, призывая на помощь соседей. По всей видимости, он вылез прогуляться на выступ за окном, а вот обратно целиком залезть не смог — голова была в доме, а задние лапы остались на улице, он повис без единой точки опоры на лапы. Туловище котика передавило окном, и если бы он провисел в таком положении больше часа, у него мог образоваться некроз, из-за которого может возникнуть тяжелая почечная недостаточность. Для котов это смертельно. Хорошо, что под окнами прогуливалась неравнодушная пара — Марина и Сергей Гринько. Сергей побежал за помощью на стройку, двое рабочих проявили участие, пришли и помогли возвести под окном строительные леса. Сергей вместе с другим случайным прохожим взобрались по лесам и помогли коту протиснуться назад в дом.
Во Владивостоке школьник спас товарища, провалившегося под лед

Еще одно подтверждение тому, что героизм — это результат воспитания, а не просто поступок осознанного взрослого человека. Самому юному герою в нашей подборке всего 11 лет. Школьник из Владивостока Платон Полевщиков катался на коньках на озере Чан, когда увидел, что его десятилетний друг провалился в полынью, присыпанную снегом. Случаев с подтаявшим льдом и тонущими людьми и животными произошло целое море зимой 2021 года — как, впрочем, и каждый год. Однако большинство этих историй заканчиваются счастливым спасением, инициированным взрослыми или спецбригадами. Если в этой ситуации оказывались дети, они звали на помощь людей постарше. Но не Платон. Он лично пришел на помощь своему другу и вытащил его из воды. В Главном управлении МЧС России по Приморскому краю отметили поступок мальчика, добавив, что он обладает всеми качествами спасателя.

Не все герои носят плащи.
Похожие новости