Рок-музыкант Глеб Кислинский — о ментальности в музыке, «Дельфине» и Моргенштерне

Глеб Кислинский — рок-музыкант, лидер питерской поп-рок-группы Floor Seven. Коллектив раньше вел концертную деятельность под названием Limelight. Сегодня Кислинский работает в собственной студии звукозаписи, где создает музыкальные альбомы и рекламные продукты. С Глебом Кислинским мы поговорили на важные, актуальные и где-то даже философские темы — о ментальности в музыке, артистах, которые вдохновляют, и тех музыкантах, кто «совершает преступление».

 — Как у вас прошел период пандемии?

 — Концерты полностью прекратились — это было очень печально. Было больше времени для творческой деятельности в студии, сейчас стали писать композиции на русском языке. Я сдался. Я 20 лет писал песни на английском.

 — А почему сдались?

 — У меня есть друг семьи, англичанин. И он однажды спросил — о чем наши песни. Он не понимал смысла. И до меня со временем дошла одна вещь — мы на русском зачастую не можем написать хит или что-то приличное, а пытаемся писать на английском — на чужом языке, значения которого мы не знаем. И в какой-то момент я остановился и перестал писать песни на английском языке — перешел на русский.

 — Можно сказать, что пандемия стала для вас временем для переосмысления?

 — В том числе. Было много времени, чтобы взглянуть на самого себя, внутрь своего творчества, своих проблем. Я поделюсь маленькой подсказкой для наших музыкантов, до которой я дошел.

Около 12 лет назад, когда мы были в Малайзии, у меня появилась идея о том, чем мы, русские музыканты, можем быть интересны миру. Только симбиозом своих корней, пропущенных через призму современности. Естественно, можно добавить что-то из своего внутреннего мира. Этот момент наличия наших корней очень важен. Потому что 99% современной музыки — это копия того, что мы слышим на Западе.

 — А вы последнее Евровидение смотрели?

 — Я принципиально не смотрю Евровидение, потому что оно превратилось во фрик-шоу. Со времен группы ABBA очень многое изменилось. ABBA — великая группа, я очень ее люблю и слушаю практически каждый день.

Рок-музыкант Глеб Кислинский - о ментальности в музыке, «Дельфине» и Моргенштерне
abbasite.com  / 

 — К вопросу о копиях, на Евровидении были композиции, которые очень напоминали уже существующие песни. Как сохранить уникальность в музыке?

 — Ответ прост. В середине 1990-х британский певец Питер Гэбриел в альбоме Us соединил корневую музыку с поп-роком, арт-роком. И это есть ключ. Одна из возможностей работы с музыкой. И, кстати, первая композиция из этого альбома была записана с нашим российским хором. Именно в этом направлении нужно работать. Музыка должна иметь внутри стержневую и нашу ментальность.

 — Существует ли современная музыка, которая вас вдохновляет?

 — Я, честно говоря, не очень слушаю нашу музыку. Единственный исполнитель, который меня впечатляет, вдохновляет и заставляет задуматься — это «Дельфин». В свое время он начинал очень странно — в группе «Мальчишник», где музыка и тексты были крайне фривольные. Но он вырос в очень серьезного автора, музыканта с глубинным пониманием себя и современности. У него свой, ярко выраженный почерк, он не боится экспериментировать.

Рок-музыкант Глеб Кислинский - о ментальности в музыке, «Дельфине» и Моргенштерне
sevcableport.ru  / Пресс-служба Севкабель Порт

 — А что делать с современными музыкантами в стиле Моргенштерна, которые продвигают ложные установки? Ведь эта музыка в топах чартов.

 — Это большая проблема в принципе современной музыки за последние 15 лет. Я для себя нашел только одну группу во всем мире, которая меня впечатлила и удивила — это британская группа Enter Shikari.

Все остальное, включая Моргенштерна — это большая проблема. У нас нет сейчас музыки для головы и души. То, что вкладывают современные музыканты, в том числе Моргенштерн, на мой взгляд — преступление.

Мы часто обсуждаем это с друзьями, артистами совершенно разного спектора — и с художниками, музыкантами. На самом деле, спуститься ниже плинтуса — очень просто. А вот именно работать с внутренним миром — на это необходимы большие ресурсы, в том числе талант.

Краем уха я слышал всего несколько композиций Моргенштерна и не могу судить о его творчестве, но сам посыл и то, что я знаю — это проблема. Есть некоторые друзья, которые мне говорят: «Напиши такие песни, заработай миллион, а потом делай ту музыку, которую ты считаешь нужной». Я говорю: «Так нельзя». Это называется «продать душу дьяволу».

Если ты один раз это сделал — обратной дороги нет. Ты либо выбираешь путь (да он будет тяжелый) и делаешь творчество, за которое тебе никогда не будет стыдно. Жизнь очень быстро пролетает. Я, например, не хочу ее тратить на подобный маразм. Кстати, мои любимые музыканты — малоизвестные. Например, ирландский певец Гэвин Фрайдей.

 — Поделитесь списком лучших, по вашему мнению, рок-альбомов.

— Гэвин Фрайдей, Shag Tobacco, но это очень странный альбом — симбиоз поп-музыки и рок-музыки. Enter Shikari — альбомы 2007 года. U2, Achtung Baby. Брайн Ферри, Taxi, Mamouna и As time goes by.

Новости партнеров  
Рейтинг@Mail.ru