5 женщин с неженскими профессиями
«Когда стала каскадером,
не рассказывала родителям».
На телеканале ТНТ4 и видеосервисе PREMIER стартовал реалити-сериал «Солдатки.Спецназ», в котором 14 девушек отправились в реальную войсковую часть, где базируются и обучаются элитные армейские подразделения. Каждая из них готова послужить примером, доказать, что не существует разделения на женские и мужские профессии, и продемонстрировать, что вдохновляться можно совершенно неожиданными вещами, а стремление приносить пользу порой становится мечтой. «Слово и Дело» решило найти представительниц женского пола в Санкт-Петербурге, которые выбрали для себя неженские профессии и не боятся служить примером для остальных.
Алина Шорохова
Машинист спецтехники
Кем вы мечтали стать в детстве? Эта мечта сбылась?
Мне 36 лет, и у меня больше десяти лет стажа на экскаваторах: на гусеничных и на колесных полноповоротных. Вы знаете, в детстве мечтала стать дворником. Мама дворником работала, я ей помогала и говорила, что, когда вырасту, тоже буду дворником.
Как вы попали в вашу профессию? Считаете ли вы ее важной/значимой?
Да, считаю, что профессия значимая. Ни одна стройка, ни одно жилое или деловое здание не обходятся без строительной техники. Очень важна квалификация машиниста, его врожденные склонности к данному виду деятельности. Эта работа лично мне подходит больше, чем любая другая, которую я пробовала в своей жизни. В первую очередь в моей профессии важно стратегическое мышление. Во вторую — дисциплина, ответственность, добросовестность, быстрая реакция и развитое периферическое зрение.
Что вам нравится в вашей профессии? А что нет?
Мне нравится, что в современной технике уютные, просторные и теплые кабины. Летом — наоборот, с кондиционером. Я считаю, что моя профессия довольно легкая, как бы это ни воспринималось обществом. Люди думают, что это тяжелая профессия, а я удивляюсь — почему тяжелая? Залез в кабину, музыку слушаешь, иногда и книжку почитаешь в рабочие перерывы. Всё рядом: можно попить, перекусить и одной рукой ковш вести. Вообще никаких проблем.
Еще мне нравится свободный график. Я сейчас нигде официально не трудоустроена и сама выбираю рабочие дни. Выхожу по мере желания. А что не нравится… Бывает иногда, когда зима и плохая погода, нужно почистить ходовую после смены, все в грязи, брызги летят. А так, в принципе, хорошая работа.
Как ваши близкие и родные относятся к вашему выбору?
Стереотипы очень сильны в современном обществе, хотя я наблюдаю перемены к лучшему. В начале мне было тяжело найти работу. Месяцами не могла трудоустроиться, потому что даже слышать не хотели, что женщина ищет работу на экскаваторе. Даже на опыт отказывались посмотреть. Сейчас, наоборот, сами звонят и просят вернуться.
Что касается близких, тут проблема. До сих пор отец мне говорит: «Ты выбрала не ту профессию». Все проблемы со здоровьем списывает на мою профессию, хотя на самом деле мои проблемы со здоровьем не имеют никакого отношения к работе. Наоборот, если бы не моя профессия, я на кусок хлеба не смогла бы заработать.
Расскажите, пожалуйста, о дискриминациях, с которыми приходилось сталкиваться на работе, если такие были.
На рынке спецтехники уже все друг друга знают. А вот многие коллеги относятся пренебрежительно. Есть и зависть, и откровенный харассмент — особенно в командировках чересчур позволяют себе. Конечно, и шуточки позволяют себе о женщине за рулем, что нужно наклеить знак с каблучком на кабину.
Какой совет вы дадите девушкам, которые мечтают о такой профессии, как у вас?
У меня получилось все случайно. В один миг я поняла, что больше не могу работать в торговле, что это совершенно не мое — постоянная работа с людьми, общение, низкие зарплаты. Решила, что нужно менять сферу деятельности. Листала газету, и мое внимание привлекли объявления о поиске машиниста экскаватора — да и цифры приятные предлагались. К тому же я подумала, что такая работа будет импонировать моим феминистским взглядам.
Во всех отношениях эта профессия мне понравилась. Я стала узнавать, где и как выучиться. Потом я узнала, что для этого нужно заканчивать училище и уже морально настроилась на три года учебы. Но, оказалось, все проще и ближе: курсы водителей электротележек и электроштабелеров, которые я заканчивала во времена своей работы в гипермаркетах предлагали обучение профессии машиниста экскаватора. Всего две недели теории и две недели практики. Вот так быстро я обрела свою профессию.
Я бы посоветовала добиваться, идти к своей мечте, никого не слушать — только себя, свое сердце и свои желания. Не поддаваться на трудности в лице госорганов или работодателей, которые по-шовинистски относятся к женщине. Все равно найдутся адекватные люди, которые объективно отнесутся, и все будет хорошо.
Как вы считаете, может ли девушка пройти службу в спецподразделении спецназа?
Я вообще не делю людей по гендерному признаку, особенно в трудовой сфере. Просто есть годный специалист и есть негодный. Вот такие у меня критерии, поэтому почему бы и нет?
Ксения Берговина
Пилот малой авиации
Кем вы мечтали стать в детстве? Эта мечта сбылась?
Я частный пилот. Это не то чтобы профессия — это мое хобби. Мы просто летаем для себя. Я руководитель авиаклуба — это работа, а вот сам полет — это больше хобби. Так как мои родители работают в органах, в детстве я мечтала стать милиционером. Но тогда меня не пустили — и слава богу. Мечта моя не сбылась, и хорошо.
Как вы попали в вашу профессию? Считаете ли вы ее важной/значимой?
Я никогда не мечтала стать пилотом, и об авиации у меня никогда не было даже мыслей. Я просто совершенно случайно оказалась на аэродроме. Меня пригласили полетать, и с первого полета я влюбилась в небо. Отучилась на пилота, создала свой авиаклуб и навсегда связала всю свою жизнь с авиацией.
Авиация — это очень важная сфера. Перевозить грузы, пассажиров — это, безусловно, нужная штука. Но и у нас в малой авиации много полезной и важной деятельности: от профориентации детей (экскурсии, которые мы проводим в авиаклубе) до самолетного спорта, лесопатрулей и санавиации. Сама по себе сфера очень нужная и важная.
Мы привлекаем людей, знакомим их с небом. Через нас прошло более 20 тысяч человек. Чем больше людей приходят к нам в авиаклуб, тем больше заинтересовываются этой сферой. Конечно, это важно.
Что вам нравится в вашей профессии? А что нет?
Нравится необычность этой сферы — не просто в офисе сидеть, хотя и это приходится. Авиация — это очень-очень интересно. Есть в этом какая-то романтика — самолеты, небо. Такая уникальность, которая даже у посторонних людей вызывает восторг.
Не нравятся сложности. Очень много рисков, «затыков» по закону. Наше законодательство несовершенно, требует доработок. В связи с этим у нас очень много проблем. Мы пытаемся бороться, но это непросто.
Законодательство в нашей сфере осталось на уровне СССР. Уровень развития нашей сферы не соответствует законам. По бумагам, нас как будто нет. И поэтому всю нашу деятельность надзорные органы воспринимают как запрещенную. Если она не регламентирована, значит она запрещенная, нелегальная. Когда законы приведут в порядок, нам станет проще. А пока все надзорные органы считают, что мы нелегалы.
Как ваши близкие и родные относятся к вашему выбору?
Позитивно. Мои родные всегда поддержат мой выбор, чем бы я ни занималась. До авиации была вездеходная техника, верховая езда — в принципе, любую мою деятельность близкие воспринимают позитивно, поддерживают. Сейчас, конечно, гордятся — особенно родители.
Расскажите, пожалуйста, о дискриминациях, с которыми приходилось сталкиваться на работе, если такие были.
В нашей малой авиации такого нет. К женщинам-пилотам у нас относятся нормально. У нас, скорее, есть дедовщина. Связано это с тем, что пока ты пилот-новичок, все тебя пытаются чему-то научить. Когда более опытный пилот встречается с менее опытным, он старается всячески сказать, мол, «ты тут вообще не пилот». Но это никак не связано с гендером.
В большой авиации — да, там намного сложнее. Там в принципе конкуренция у самих пилотов между собой очень высокая. Я слышала, что девушкам очень тяжело в большой авиации. У нас, конечно, попроще, потому что это хобби. Как только это становится работой (даже если мы говорим о том же лесопатруле), женщин туда уже крайне редко берут. Если в большом самолете ты сидишь в белой рубашке, в погонах, нажимаешь на кнопочки, то в нашей сфере ты таскаешь канистры, весь в масле и грязи. Самолет постоянно надо таскать. Но пока это хобби, все позитивно и хорошо, никаких моментов дискриминации.
Какой совет вы дадите девушкам, которые мечтают о такой профессии, как у вас?
На тот момент, когда мне захотелось стать пилотом, в России, к сожалению, не было ни одной лётной школы, и мне пришлось ехать учиться в Европу. Там я получила первое лётное образование. Когда появилась возможность учиться в России, я отучилась тут. Проще, когда не нужно заниматься бумажной волокитой каждый год. У нас в России сейчас не много авиационных учебных центров, но они есть.
Самое главное — это иметь стремление, чтобы оно не заканчивалось на словах. Брать и делать. В Санкт-Петербурге на данный момент нет летной школы, но есть в другом городе. Нужно найти время, деньги и отучиться. Трудности будут.
Летать — это не машину водить. Нужно готовиться к тому, что будет страшно. Абсолютно у всех возникает такой момент, когда ты сидишь в кабине самолета и думаешь: «Вот зачем я сюда залезла? Вот что мне по земле не ходилось?» Если в машине можно остановиться, подумать, выйти и решить проблему, в самолете такой возможности нет. Если что-то случается, нельзя остановиться. Нужно решать проблему здесь и сейчас. У пилота может быть только одно решение — и оно сразу должно быть правильным. В этом, наверное, самый сложный момент пилотирования. Главное — не сдаваться. Будут моменты, когда будет страшно и сложно. Главное не паниковать и не бросать.
Однажды я столкнулась с неприятным моментом во время полета в Чехии. Я только начала самостоятельно выполнять свои первые маршрутные полеты. Так случилось, что у меня теория шла параллельно с практикой, хотя у нас в России принято так: сначала читается курс теории, а только потом практика. В Европе можно совмещать. Я столкнулась с таким моментом, когда у меня в полете случился отказ генератора — была перезарядка, загорелась красная лампочка. Мы с инструктором еще до этого не дошли, но на мое счастье я самостоятельно изучила эту тему за два или три дня до происшествия. Все закончилось хорошо.
Как вы считаете, может ли девушка пройти службу в спецподразделении спецназа?
Я думаю, что да, потому что женщины на самом деле все могут. Если задаться целью, я думаю, всего можно достичь. В массовом варианте это вряд ли возможно, но в единичном — конечно.
Светлана Соловьева
Каскадер/спасатель
Кем вы мечтали стать в детстве? Эта мечта сбылась?
Сначала мечтала стать спасателем. Когда я заканчивала 11 класс, открылась школа спасателей, и я туда поступила. Не закончив это заведение, я стала работать спасателем. Затем меня взяли работать в службу спасения, так как у меня уже были навыки работы с веревками, высотная подготовка. Там я отучилась на водолаза.
Я даже не могла мечтать стать каскадером. Я думала, что это профессия, которая доступна не всем, только по знакомству. А потом случайно получилось так, что меня первый раз позвали поплавать в декабре месяце в проруби — продублировать мальчика. У меня не очень большой рост, поэтому я подошла.
Там я поплавала вместе с каскадерами, мне понравилось. Я решила, что хочу работать каскадером. Потом я рассказала, что у меня есть и высотная подготовка, увидели, как я хорошо езжу на машине и стали звать дублировать актрис на машине. Я стала развиваться, научилась серьезным трюкам — высотные падения, горения и другие.
Как вы попали в вашу профессию? Считаете ли вы ее важной/значимой?
Мне нравится работать, поэтому эта профессия важна для меня. Важна ли она для других? Наверное, да. Сейчас снимается много крутых фильмов. Как ни крути, без девушек-каскадеров обойтись нельзя. Если мальчики будут дублировать девушек, это будет сразу заметно.
Что вам нравится в вашей профессии? А что нет?
Нравится практически все. Единственное, маленький нюанс — нет постоянства. Никогда не знаешь, сколько будет работы. Сегодня можно работать день и ночь без выходных несколько дней подряд, а потом сидеть месяц без работы. Наверное, это самое неприятное, что может быть в нашей профессии.
Как ваши близкие и родные относятся к вашему выбору?
В начале, еще когда я работала спасателем, родители отнеслись не очень хорошо. Потом поняли, что это круто, когда дочка работает спасателем. Когда стала каскадером, не рассказывала родителям, что конкретно я делала. Так они думают, что я просто езжу за рулем и не очень подвергаю себя опасности, поэтому они не против. А муж у меня тоже каскадер, с ним мы познакомились на съемках.
Расскажите, пожалуйста, о дискриминациях, с которыми приходилось сталкиваться на работе, если такие были.
Это началось, когда я еще работала спасателем. Девушек-спасателей, кроме меня, не было. Были коллеги, которые относились ко мне с уважением — видели, что я многое умею. Другие были против, хотя они видели, как много я умею и делаю. Были всякие замечания вроде «у нас девушки только через постель могут чего-то добиться».
Кстати, хочу отметить, что не только мужчины так плохо относятся. Были и женщины. С самого начала, когда я только поступала в спасательное училище, нужно было пройти медкомиссию. Проблем со здоровьем у меня не было, и я ее прошла. Оставалось только поставить подпись у заведующей. Но она сказала, что не будет подписываться на моей карточке, хотя нареканий ко мне не было ни у одного специалиста. Она сказала: «А я считаю, что девушка не может работать спасателем». На тот момент, когда я поступала в 1997 году, не было даже в реестре такой профессии «спасатель» — мы шли как монтажники-высотники.
В данном случае только из-за того, что она считала, что девушка не может работать по такой профессии, решила не ставить подпись. Пришлось для меня собирать целую комиссию из дедушек-профессоров, которые меня обследовали и вынесли вердикт, что я годна.
Какой совет вы дадите девушкам, которые мечтают о такой профессии, как у вас?
Готовиться к тому, что всегда будут люди, считающие, что они самые умные. Они думают, что имеют право высказывать свое мнение. Они считают, что девушка не может работать каскадером, спасателем, водолазом и так далее. Никогда не понимала таких людей. С чего они взяли, что к их мнению кто-то будет прислушиваться? Надо быть готовыми к тому, что такие люди всегда найдутся. Если девушка сомневается, стоит ли ей работать в этой или иной профессии, то, наверное, ей стоит задуматься и все хорошо взвесить. Если она стопроцентно решила, что она хочет этим заниматься — просто не обращать внимания на таких людей и идти к своей заветной цели. Есть сложности, которые делают нас сильнее.
Как вы считаете, может ли девушка пройти службу в спецподразделении спецназа?
Я думаю, может. Если бы в мою молодость, когда я только начинала, было бы столько различных реалити-шоу, обязательно бы в такое «вписалась» и с удовольствием попробовала. Думаю, многие девушки физически и морально сильнее молодых ребят, им ничего не должно помешать.
Елена Лысенко-Салтыкова
Первая девушка-машинист пригородного и регионального сообщения в России
Кем вы мечтали стать в детстве? Эта мечта сбылась?
В детстве кем только не мечтала: и полицейским, и пожарным, и на истребителе хотела летать. Так как я выросла в авиационной династии — это была основная мечта, а позже дилемма была между пилотом гражданской авиации и машинистом поезда. Машинистом захотела, потому что близко познакомилась с этой профессией на Детской железной дороге в Кратове. Сегодня одна из моих целей достигнута — я первая девушка-машинист пригородного и регионального сообщения в России. Небо пока остаётся в планах.
Как вы попали в вашу профессию? Считаете ли вы ее важной/значимой?
Стать машинистом было далеко не просто. В общей сложности — от попыток поступления в колледж до получения должности машиниста — у меня ушло десять лет. Это объясняется тем, что на законодательном уровне были ограничения касательно женского труда. Было несколько попыток поступить на обучение после 9-го класса и после 11-го. Мои документы о зачислении пришли 1 сентября, когда я уже стояла на торжественной линейке. Для этого мне пришлось около полугода походить по разным инстанциям и дойти до вице-президента железной дороги. Затем подобные проблемы с поездной практикой и аттестацией, и, естественно, с трудоустройством. На время поиска рабочего места я работала слесарем подвижного состава. В 2018 году я смогла реализовать себя в качестве работника локомотивной бригады в частной компании. В то же время создала группу из 27 девушек, с которыми мы отстаивали право официально работать и в других депо и компаниях. С 1 января 2021 года, перечень работ, где женский труд ограничен, был сокращен с 400 до 100 профессий. Девушкам теперь можно работать машинистами и помощниками машиниста. Разумеется, я считаю свою профессию значимой и важной. Возможно, это одна из главных «бытовых» причин, почему я выбрала именно её.
Что вам нравится в вашей профессии? А что нет?
Я очень люблю управлять поездом, как и другими видами транспортных средств. Поэтому, пока я один на один с машиной, меня все более чем устраивает.
Как ваши близкие и родные относятся к вашему выбору?
Родственники меня поддерживали всегда. Но надо понимать, что у нас в семье так принято: профессия, хобби, занятия — личный выбор каждого, потому как только ему этим заниматься и с этим жить. Это логично!
Расскажите, пожалуйста, о дискриминациях, с которыми приходилось сталкиваться на работе, если такие были.
В профессии очень редко сталкиваюсь с дискриминацией, по крайней мере со стороны коллег и высшего руководства. Бывают отдельные личности, которые позволяют себе лишнее. В таких случаях важно для начала уточнить, что именно человек имеет в виду — может быть, он и не хотел обидеть. Затем, если диагноз верный, действовать, отвечать и «звать на помощь» профсоюз, руководство, коллег. Самое главное, не дать усомниться себе, что ты этого не достоин, не можешь, хуже, слабее…
В остальном дискриминация существует везде, я имею в виду в отношении ко всем гендерам. Я знаю, что в некоторых депо не было очень долго набора, и его открыли только для девушек, что явная дискриминация по отношению к мужскому полу. Аналогично, существуют проблемы графиков, когда девушек ставят только в дневные смены, а мужчинам оставляют сложные ночные. При этом обе стороны в минусе: одни — по заработной плате, другие — по физической нагрузке.
Как вы считаете, может ли девушка пройти службу в спецподразделении спецназа?
Может и должна, просто обязана, если она сама этого хочет. Но, хочу заметить, что я в принципе поддерживаю только добровольную, контрактную службу — и среди мужчин, и среди женщин.
Вероника Борисова
Солдатка, добровольно прошла службу в рамках телепроекта в морфлоте и спецназе
Участница реалити-сериала «Солдатки. Спецназ» на ТНТ4 Вероника Борисова уже знакома зрителям по первому сезону проекта. Несмотря на то, что девушка — певица и мечтает о большой сцене, она не побоялась испытать себя на службе сначала в морской пехоте, а теперь и в спецназе — там, где нет места творчеству. Упорство, поставленные цели и сила духа позволяют ей не пасовать перед трудностями, идти вперед и добиваться своего, достойно проходя испытания. Зачем ей понадобился такой опыт, Вероника рассказала в интервью.
Кем вы мечтали стать в детстве? Эта мечта сбылась?
В детстве я мечтала стать знаменитой певицей. Частично моя мечта исполнилась. Я окончила университет по специальности «Вокальное искусство», выступаю на концертах и в ресторанах, пишу свои песни. Но пока стадионы не собираю.
Как вы попали в реалити-сериал «Солдатки»? Почему решили пойти во второй сезон? Считаете ли вы участие в этом проекте для себя важным?
Случайно в интернете увидела объявление о кастинге. Решила попробовать что-то новое и проверить себя на прочность. Во второй раз на проект пошла, потому что мне кажется, что я недостаточно себя проявила в первом сезоне и осталась не понята аудиторией. Для меня участие в «Солдатках» очень важно. Я открываюсь по-новому, становлюсь сильнее и словно оживаю. На проекте открываются новые грани, здесь с каждым испытанием приходится преодолевать себя, именно за этим приходят девушки. На второй сезон я пришла, чтобы победить свои страхи — как выяснилось, у меня их достаточно. О многих из них на гражданке я даже не знала, и в первом сезоне они не выявились. Победа для меня в первую очередь — это победа над самой собой. Мне необходимо побороть страхи и выявить в себе необходимые для победы качества
Что вам нравится в вашей профессии? А что нет?
В моей профессии мне нравится внимание, выступления, запись песен и сам процесс. Не нравится то, что сложно попасть на главные сцены страны — нужны связи и деньги.
Как ваши близкие и родные отнеслись к вашему выбору?
Родители считают, что я занимаюсь ерундой. Не очень серьезно отнеслись и к участию в проекте — считают, что это просто хобби.
Расскажите, сталкивались ли вы с мнением, что девушки не должны служить в армии? Или что тяжелая работа не для женского пола? Как вы на такое реагируете?
Часто слышала, что говорили, якобы девушки не созданы для того, чтобы служить в армии. А я считаю, что у каждого человека должен быть свой выбор и каждый вправе сам решать, чем заниматься — вне зависимости от пола. Во втором сезоне несколько девушек, например, мечтают связать свою жизнь с военным делом.
Какой совет вы дадите девушкам, которые мечтают и планируют пойти на службу?
Стойкости духа и веры в себя! И помнить, что командир всегда прав! Никогда нельзя сдаваться, даже если нет сил. Армия — это проверка на выносливость и на многие человеческие качества. Такие, например, как умение быть в команде.
Что вы лично для себя вынесли и приобрели, пройдя службу в спецназе и на флоте?
Главный урок, который я вынесла из первого сезона — никогда нельзя сдаваться, надо всегда идти вперед к своей цели. Я поняла, что нет ничего невозможного, если сильно захотеть и приложить максимум усилий к этому. Можно преодолеть любой страх — и преодолевая, ты уже понимаешь, что тебе и «море по колено».
Смотрите реалити-сериал «Солдатки» на ТНТ4 и видеосервисе PREMIER.