Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино

— Юлия, «КиноПоиск» утверждает, что ваш фильм «Эмиграция» был снят в 2017 году, хоть вы сами и кинокритики подаете этот фильм как новинку. Где, собственно, правда? И где вообще можно его сейчас посмотреть?

 — На «КиноПоиске» нелепая ошибка, которую ресурс обещал нам исправить. Фильм вышел в этом году. Сейчас у него фестивальное продвижение, в декабре-январе зритель сможет увидеть его на платформах. До официальной премьеры фильм могут посмотреть только зрители кинофестивалей либо кинокритики/журналисты, для которых мы делали закрытый показ.

— Что вас подтолкнуло написать сценарий для фильма с подобной темой? 

— Фильм основан на реальных событиях. Я, как автор, переосмыслила их, но в целом, все снято так, как действительно было. «Эмиграция» – мой первый серьезный текст, но я достаточно быстро поняла, что так, как я его вижу, я могу снять его только самостоятельно, без правок редакторов и продюсеров. Иначе история превратится в нечто иное, чего бы мне не хотелось.

Фильм вырос из моих разговоров с сыном. Я на тот момент находилась в состоянии потерянности, а сын, на которого в детстве сильно повлиял мой дедушка – военный летчик, был как раз «позитивно» заряжен хорошими советскими ценностями: что с другом можно пойти в разведку, что правда всегда побеждает, что даже маленький человек способен на большие свершения.  Потом я узнала историю, как сбежавший из дома мальчик забрался в машину к человеку, который перевозил наркотики. Разговоры с сыном сплелись с реальной историей и создали сюжет, который вы сможете увидеть.

Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино
Из личного архива Юлии Лемарк  / 

— Вы практически сами сняли этот фильм. Продюсер, режиссер, монтажер, сценарист, актриса. Это новая тенденция в кино, когда ты должен все уметь делать сам? Было ли вам тяжело полностью взвалить на себя столько работы с производством фильма?

— Сама – это громко сказано. Фильм снимала большая команда профессионалов. Продюсер я не единственный. Монтажером я вообще не являюсь. Роль у меня эпизодическая. Так что я просто написала сценарий и сделала фильм, как режиссер. Это распространенное явление в мировом кинематографе. Америку мы не открывали.

Было ли тяжело? Да, было непросто. Но съемки любого фильма – это непросто. Посмотрите мультфильм «Фильм-Фильм-Фильм». Там очень верно описан весь кинопроцесс с этапа создания сценария до монтажа. Недаром команда фильма рыдает на премьере в три ручья.

— А можете вспомнить какие-нибудь интересные случаи во время съемок фильма?

— Каждый день на съемках происходит что-то невероятное. Но самым страшным моментом был, наверное, когда во время съемок одного из фильмов у нас на площадке сбежал медведь. Его привезли для съемок эпизода. Это профессиональный игровой медведь. У него даже подписчиков в инстаграм больше, чем у некоторых актеров. Ему соорудили специальный вольер, за пределы которого он выйти не мог. Но это умный медведь, и он нашел выход. И вот я, в наушниках и с текстом иду по лесу на точку съемок и на меня бежит медведь. Я даже испугаться не успела. Хорошо, что задача медведя была убежать как можно дальше. Он не тронул никого из группы, но было как-то не по себе. К такому нас во ВГИКе не готовили!

Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино
Из личного архива Юлии Лемарк  / 

 — Расскажите, как вы пришли в кино.

 — Я работала в рекламе, у меня был свой продакшн по производству видеороликов. Моя сотрудница, монтажер, поступала на режиссуру попросила меня написать текст для поступления. Я написала «Эмиграцию». Этот текст попал к Дмитрию Соболеву, автору фильма «Остров» Лунгина. Он позвал меня на свои курсы, на которых я три месяца еженедельно получала ушатами критику и правки. И думала, все – не быть мне сценаристом. А через три месяца он мне сказал – «я показал твои тексты Арабову. Тебе надо во ВГИК». И я бросила бизнес и поступила.

Но самым сложным был путь от ВГИКа до кино, если честно. Нужно было, чтобы в мои тексты поверили, чтобы их хотя бы прочли, а новичку ворваться в кинорынок и работать на потоке не просто. Но мне помогали. Олег Богатов (сценарист, продюсер) заметил меня первым и предложил работу на одном из проектов «Амедиа». Потом была Светлана Кармалита (вдова А. Германа), именно она, будучи редактором Ленфильма приметила мои тексты и помогала мне работать над ними. Потом Ренат Хайруллин (сценарист, автор сериала «Пепел») поверил в меня и позвал быть соавтором. И вот так понемногу, шаг за шагом я попала в кино.

 — На «КиноПоиске» указан лишь ваш один фильм. Это «Эмиграция». Хотя как сценарист вы работали над кучей проектов. Многие режиссеры не любят этот ресурс.. А как вы относитесь к «КиноПоиску»?

 — На «КиноПоиске» указано минимум 10 моих проектов. И это еще не все. «КиноПоиск» – неплохой ресурс, но не все проекты сценаристов он указывает. Знаю и по себе, и по своим коллегам. С другой стороны, он не обязан все отслеживать. В любом случае, сценаристы получают проекты не потому, что они засветились на «КиноПоиске». В основном, это сарафанное радио. Хорошего грамотного сценариста передают из рук в руки.

Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино
Из личного архива Юлии Лемарк  / 

— Существует расхожее мнение, что в СССР фильмы снимали лучше, чем сейчас. Согласны ли вы с этим, как режиссер и сценарист? И как вы считаете, стоит ли государству  продолжать финансировать кино?

— На этой стадии развития наш кинематограф без поддержки государства просто погибнет. Поэтому кинематографистам нужно помогать. А тем, кто способен снимать фильмы, что называется, не в повестке и за свой счет, не мешать. Тогда появится нужный баланс. Будут фильмы государственные и независимые. Найти инвестиции под свой проект не так и сложно, если он не высокобюджетный. Знаю по своему опыту. 

А что касается того, что фильмы в СССР были лучше, так тому есть несколько причин. Например, в СССР была выстроенная система «выращивания» творческих кадров. Человек с улицы не мог с ходу запрыгнуть в локомотив создания кино. Сейчас любой человек, набрав миллион подписчиков забавными вайнами и призывами участия в сомнительных схемах заработка, может привлечь спонсоров и снять свой фильм. У такого человека есть опыт создавать короткий и быстрый, не побоюсь этого слова «ржачный» продукт. Но как только он переходит в кинодраматургию, его способы смешить народ перестают работать на динамику фильма, делая из кино серию «гэгов», что и кино то назвать нельзя. Зато будут просмотры. Посмотреть на тиктокера соберется аудитория, сделает кассу, одновременно с этим плюнув вечность. Но и это не самое страшное. Страшно то, что другие продюсеры, видя кассу фильма, бегут создавать такие же однодневные продукты, что только тиражирует кинобред.

Брюзжать и ныть, что блогеры наступают кинематографистам на пятки, я не буду. Для талантливых проектов находится свое место. Спасибо платформам. Они расширяют поле качественного кино и постоянно ищут достойные идеи. Например, Джаник Файзиев, режиссер и генеральный продюсер «Окко» лично читает сценарии, по крупицам собирает талантливые кадры и всегда готов дать шанс хорошим проектам. Платформы конкурируют друг с другом за зрителя, и эта конкуренция толкает их искать то, что будет востребовано. И доказательством того, что нас ждет немало хороших сериалов стал фестиваль «Пилот» в этом году (в котором участвовала и картина «Наследие» режиссера Алексея Голубева, над которой я работала в качестве сценариста). Многие пилоты (первые серии), представленные там, были очень сильные, и скоро вы сможете в этом убедиться. Уверена, нас ждет расцвет кино, хотя и «пены» будет предостаточно.

Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино
Из личного архива Юлии Лемарк  / 

 — У вас в инстаграме есть пост, что вы запускаете  свой курс по короткометражкам. Вы чувствуете, что достигли того уровня, когда готовы быть наставником? И много ли было желающих на ваши курсы?

 — Я — мастер курса по драматургии онлайн-школы Киномейкер уже лет 5. И за это время мои ученики не только успешно закончили курсы, но и состоялись в профессии. Я всегда делюсь победами своих учеников на фестивалях, питчингах, сообщаю о запусках их проектов. Я не часто рекламирую свои курсы, поскольку не успеваю вести много учеников. Но 2-3 новых ученика в месяц приходят. Я не поточный преподаватель. У меня максимально частный подход. Поэтому я очень скрупулезно выбираю своих студентов.

А насчет, достигла ли я уровня, чтобы преподавать — это хороший вопрос. Скажем так, чем выше мой уровень драматургии, тем дальше я от азбуки, которую приходится передавать ученикам. И тем тяжелее преподавать. Хорошо, что мы записали лекции на видео. Это позволяет мне по сто раз не пересказывать основы драматургии, а сосредоточиться на сильных сторонах творчества учеников.  Их отзывы, кстати, можно прочесть на моих страницах в соцсетях.

То, что я хороший преподаватель я поняла еще когда преподавала историю философии юристам-заочникам. Я тогда только закончила МГУ, училась в аспирантуре философского факультета, и меня отправили на практику к ребятам из полиции, которым философия была, мягко скажем, по барабану. И когда за пару месяцев они у меня научились отличать Аристотеля от Шопенгауэра, цитировали философские трактаты, а мои лекции стали самыми посещаемыми на потоке, я поняла – препод я нормальный.

Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино
Из личного архива Юлии Лемарк  / 

 — Главный редактор литературного журнала «Новый мир» однажды сказал, что мы живем в эпоху перепроизводства культурного продукта. И это касалось не только прозы и поэзии, но и кино, и живописи. Согласны ли вы с ним? И если согласны, то для чего создаёте культурный продукт, которого и так много в современном мире?

 — Добро пожаловать в капитализм. Первое, что вас спрашивают, когда вы рассказываете о фильме – референсы (похожие на вашу идею киноленты). Продюсеры охотнее вложат деньги в адаптацию, в удачный «форматный» фильм, нежели во что-то новое и революционное. Никто не хочет рисковать деньгами и в без того рискованном бизнесе, который зависит от многих факторов, от идеи до монтажных приёмов. Потому все и тиражируется.

Но есть и способы продвигать действительно новые форматы и проекты. Просто кинематографисты часто хотят всё и сразу, а тут нужно идти маленькими шагами. Сначала нужно не только в тексте, но и визуально представить свой продукт так, чтобы в него поверили: снять за свой счет пилот (первую серию) или часть фильма, сделать качественную презентацию, найти продюсера, который поверит в ваши идеи. Да, это риски, причем ваши личные. Но когда опытный бизнесмен говорит начинающим – продайте квартиру и вложите деньги в бизнес, если верите в свою идею – мы нормально это воспринимаем. А как только дело касается творческого продукта, мы любим «поныть» и включаем детскую позицию – подайте нам миллионы на наши творческие эксперименты, мы же такие талантливые. Мы не про деньги, мы за искусство. Да, кино – это искусство, но это и бизнес. И никуда в новой реальности от этого не деться. А значит нужно вносить коррективы в свои творческие амбиции.

 — Многие считают, что единственно качественное в России – это социальное кино. Ваше мнение на этот счёт?

 — Я не знаю, что такое социальное кино. Любое хорошее кино поднимает социальные проблемы. У нас есть успехи в артхаусных фильмах – наши соотечественники берут призы на иностранных фестивалях. У нас есть успехи на платформах – наши фильмы покупают и смотрят за рубежом. У нас есть рейтинговые проекты на ТВ. Рост явно виден. Качество растет.

Но каждый раз, когда я беседую с журналистами, мне даже немного приходится оправдываться за то, что у нас кино такое д…мо, настолько это мнение довлеет над всем остальным. Я даже написала очередную колонку во «Взгляд» именно о том, что не настолько кино д…мо, насколько мнение о нем такое. Не смотрел – а осуждаю. Посмотрите современные сериалы наши. Возможно, там не все гладко, но они перестали быть откровенным шлаком, как было когда-то.

Режиссер Юлия Лемарк — про «КиноПоиск», фильм «Эмиграция» и спонсирование российского кино
Из личного архива Юлии Лемарк  / 

 — Какие вы любите фильмы? Что вас вдохновляет?

 — Я люблю крепкие боевики 90-х. «Скорость», «Крепкий орешек», «Телохранитель»  и советские классические фильмы о войне – «Офицеры», «Летят журавли», «В бой идут одни старики». А вдохновляет меня, в основном, не кино, а люди и их частные истории, которые я люблю слушать. Кино почти всегда вторично. В основе истории всегда лежит что-то, что ты видел, слышал или сам пережил. Только так можно сделать текст живым.

Мое мнение простое: хотите снимать лучше – пробуйте, снимайте. Критиковать может каждый. Иметь смелость сделать в предлагаемых обстоятельствах что-то достойное – далеко не все. Я делаю. И таких как я в киноиндустрии становится все больше.

Новости партнеров  
Рейтинг@Mail.ru