Актриса Евгения Игумнова — о любви к мистике, Кире Найтли и «Игре в кальмара»

Дебют актрисы Евгении Игумновой состоялся в фильме «Все будет в хорошо» в 1995 году. С тех пор она снялась во многих картинах и сыграла более 30 ролей в театре. Так, зрители могут увидеть Евгению в сериалах «Улицы разбитых фонарей», «Ментовские войны», «Каменская-5», «Агент национальной безопасности — 5» и не только. 

Как Евгения вживалась в новый образ? Почему ей так сложно было озвучивать Кэмерон Диас? Об этом и не только актриса рассказала в интервью для «Слово и Дело». 

 — Евгения, расскажите немного о вашей героине.

 — Моя героиня — современная женщина. Она разведена, и у нее есть взрослый сын. Она похожа на многих обычных женщин, которые будут смотреть наше кино, но у неё есть дар. Она дарит себя людям, пытается помочь им в вопросах отношений. Этот персонаж для сегодняшнего времени очень полезен, ведь сейчас людям очень сложно общаться друг с другом. Поэтому, человек, который направляет их, помогает им в этом — наверное, уникальный. Она гадает и предотвращает какие-то беды, но при этом останься абсолютно адекватным человеком, соответствующим своему времени.

 — Вам пришлось как-то по-особенному готовиться к роли ясновидящей, чтобы вжиться в образ?

 —  У меня есть подруга, которая очень увлекается картами Таро и всякими предсказаниями. Она знает об этом буквально все. Когда я узнала, что буду играть гадалку, я приехала к ней, и чтобы она рассказала мне обо всем этом. Я спрашивала не столько про карты, сколько про особенности людей, которые этим занимаются. Мне было интересно как они видят, как считывают людей, как себя ведут. Я спрашивала чисто о технических, актерских приспособлениях для себя.

 — Что в героине Гале есть от Евгении?

 — Мне близок ее характер тем, что она — женщина со своими убеждениями, с очень ясными понятиями о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Она сама принимает решения и стремится поступать правильно. Она человек сомневающийся, она думает всегда и взвешивает. В этом смысле она не просто колдунья, а где-то ещё и прагматик. Мне кажется, у нее очень разумное отношение к делу, и это свойство современного человека. Я думаю, ее характер мне близок. Но с другой стороны — мы не похожи с ней совсем. Понятно, что она персонаж — это не я.

Актриса Евгения Игумнова — о любви к мистике, Кире Найтли и «Игре в кальмара»
Предоставлено пресс-службой ТВ-3 /

 — А вы сами верите в экстрасенсов и ясновидящих?

 — Мне кажется, что все люди верят. Даже те, которые говорят, что не верят, все равно где-то в глубине души — верят. Другое дело, что верить можно в разное. Например, я верю только в хорошее, и если мне что-то плохое предсказывают — я даже не слушаю. А есть люди, которые верят только в плохое. К сожалению, серединных людей практически не существует. Есть пессимисты, а есть оптимисты.

 — В вашей жизни случались события, которые невозможно описать научными фактами?

 — Опять же, мне кажется, у всех случались. Мы все пытаемся на это не обращать внимания. Скептики и материалисты пытаются сделать это «нечто» обычным, объяснить это какими-то житейскими или бытовыми обстоятельствами. Но вообще, мистические вещи происходят в жизни каждого человека. Они описаны почти в каждом литературном произведении, и даже у советских материалистов — тоже есть чудо.

 — Как думаете, откуда у нашего народа такая любовь к мистике?

 — Мне кажется, что это свойственно не только нашему народу. Мистическое — это, наверное, что-то божественное, это вера в чудо. Ведь что такое бог? Бог — это чудо. Любовь к мистике —  какое-то проявление веры в бога. Человеку нужно во что-то верить, а в бога многие не верят, зато верят в чудо. Это тоже бессознательная вера во что-то сверхъестественное, что ведёт их, что им помогает или может помочь.

 — Давайте немного отойдем от этой роли и перенесемся в прошлое. Вы всегда мечтали стать актрисой?

 — Не могу сказать, что я спала и видела, что я стану актрисой. С детства, я как раз не очень хотела быть актрисой. Это был компромиссный вариант для меня, потому что в десятом классе я стала безбашенная, у меня был такой тяжелый пубертат, и в результате я подумала: чтобы все от меня отстали, я должна поехать в другой город и поступить в театральный институт. Я абсолютно не сомневалась, что у меня это получится. До сих пор не понимаю, как я так могла быть уверена, что совершенно спокойно поступлю. Но, видимо, моя уверенность и дала мне возможность поступить с первого раза. 

Актриса Евгения Игумнова — о любви к мистике, Кире Найтли и «Игре в кальмара»
Предоставлено пресс-службой ТВ-3 /

 — Кто вас тогда вдохновлял из актеров?

 — Поскольку я родилась и выросла в СССР, я осталась любительницей (и это давняя любовь) советского кино. Это фильмы Данелии, Балаяна, Эльдара Рязанова, Алексея Германа и так далее. Фильмы, которые создавались тогда, на которые тратилось очень много времени, а иногда очень смелые фильмы. Я понимаю, что каждый фильм, который создавался тогда — это был поступок. Это было не просто самовыражение — это был большой человеческий поступок. Это видно в фильме, и это транслируется до сих пор. 

 — Вы также являетесь актрисой дубляжа. Озвучивали Джоли, Люси Лью, Киру Найтли — и это не весь список. Сложно ли это? И какая озвучка вам особенно запомнилась?

 — Есть актрисы, которые абсолютно подходят мне по своей психофизике, и их озвучивать очень легко. Например, Кейт Уинслет — ее я озвучивала в фильме «Перо маркиза де Сада». Очень сложно мне было озвучивать Кэмерон Диас. У неё очень подвижная мимика, в которую сложно «попасть», сложно вложить в эту мимику какую-то нужную эмоцию. Кира Найтли любопытна для меня тем, что, поскольку я озвучивала ее много, в разных фильмах, я видела, как она растет как актриса. Это тоже очень любопытный опыт — видеть, как актриса взрослеет на твоих глазах, матереет, становится опытной.

Я встречалась со знаменитыми артистами, но не с теми, кого озвучивала. В Венеции я как-то случайно встретила Джереми Айронса, мы с ним даже немного поболтали. Мы с ним встретились в ресторане. В Лондоне я провела целый день с Ником Купером, мы болтались по книжным магазинам. Профессиональных встреч у меня, к сожалению, пока не случалось.

 — Ваша деятельность началась в конце 1990-х и начале 2000-х. Сильно ли изменилась профессия за это время? К примеру, артисты эстрады говорят, что в 1990-х они были намного свободнее.

 — В конце 1990-х я была еще совсем юным человеком. Когда я окончила институт, мне было 19 лет и я мало что понимала. Мы все были свободны в этом возрасте. Просто были свободны — и все. Но я не могу сказать, что я потом совершила как-то выбор в сторону несвободы. Такого не было. Просто я всегда очень много занималась своей профессией: бесконечно много играла в театре и снималась, потом стала преподавать. Поэтому у меня даже возможности не было подумать о том, что меня угнетают. Я никогда не была в каком-то угнетенном положении. Наверное, если бы я увидела, что кого-то угнетают, я бы взбунтовалась. Мне кажется, что свобода — это твоя внутренняя империя, в которой ты честен и смел по отношению к себе и своим близким, к своей стране и к своему делу.

Актриса Евгения Игумнова — о любви к мистике, Кире Найтли и «Игре в кальмара»
Предоставлено пресс-службой ТВ-3 /

 — Должен ли сейчас актер быть сам себе и менеджером, и блогером, и так далее?

 — Это выбор каждого человека. У меня огромное количество подруг, которые ведут Instagram и зарабатывают там деньги, бесконечно делают посты. Я их не осуждаю — но это выбор каждого человека, и каждый делает то, что ему по силам. Мне не по силам бесконечно вести Instagram. Даже если бы у меня был какой-то директор, который бы этим занялся — мне было бы трудно, тяжело. У меня есть такое количество разных забот, которые мне нужно делать помимо Instagram. Я думаю, что я сделаю выбор в сторону своей жизни, а не приложения.

 — Сериалы сейчас на пике своей популярности. Вы сами их смотрите?

 — Из моих любимых сериалов, и, наверное, самых выдающихся за последнее время — это сериал «Чернобыль». Я не советую его смотреть в пандемию, но это, по-моему, абсолютно безупречное кино. Сериал, который произвел на меня очень большое впечатление. Мне кажется, сейчас на любой вкус можно что-то смотреть.

 — Кстати, посмотрели уже нашумевшую дораму «Игра в кальмара»? Если да, то как вам?

 — Я еще не посмотрела. Но обязательно посмотрю, мне очень интересно!


О сериале: 

В центре сюжете героиня по имени Гала. Она умна и красива. А еще Гала умеет гадать на картах, разбирается в травах и заговорах и может видеть будущее в своем стеклянном шаре. Но иногда умение предсказывать события только запутывает их еще больше.

Рейтинг@Mail.ru