Украинский режиссер Семен Горов — о мюзиклах 2000-х, клипах и массовой культуре

До Нового года остались считанные дни. В начале 2000-х особую атмосферу этому торжеству придавали новогодние мюзиклы: «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Золушка», «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Приключения Верки Сердючки» и не только. Создал их известный украинский режиссер театра и кино, сценарист и актер Семен Горов.

Редакции «Слово и Дело» удалось связаться с ним. Как он оказался в профессии? Как мюзиклы пришли в его жизнь? Есть ли у творчества границы? Ответы на эти вопросы и не только — в нашем интервью. 

О детстве в кино

В жизни каждого человека есть мечты. В детстве они немного наивные и меняются с нами по мере взросления. Но иногда мечты так стремительно врываются в нашу жизнь, что становятся ее частью. Так и случилось с нашим героем. 

 — Семен, вы родились в семье художника и инженера. А позже поступили в театральный институт. Помните тот момент, когда решили, кем хотите стать? 

 — Был такой фильм под названием «Трюкач». Мне понравилась лента и атмосфера съемочной площадки. Там была одна роль режиссера, которую играл Питер О’Тул. Понравилось, как главный герой был одет, как говорил. Запомнился эпизод, где Питер О’Тул сидел на съемочном кране вместе с камерой, а потом будто с небес спускался к одному из актеров. 

 — Сколько Вам тогда было лет? 

 — Я думаю, что лет семь. 

 — Как часто тогда ходили в кино? 

 — Ходил в кинотеатр каждый день почти, после школы. Если мне нравился фильм, то я покупал билет, смотрел сеанс, потом выходил на улицу, ждал какое-то время и заходил на следующий. 

В школе тоже была художественная самодеятельность. Тогда чувствовал, что мне больше нравится быть не на сцене, а за кадром и помогать кому-то. Может из-за природной скромности.

Украинский режиссер Семен Горов — о мюзиклах 2000-х, клипах и массовой культуре
pixabay.com /

 — Свой путь вы начали с работы в Киевском театре русской драмы. Когда произошел переход из театра в кино, а потом на ТВ? 

 — Все это было одновременно. Я поступил на факультет кино- и телережиссуры. Мы изучали все. Там проучился три года, а позже перевелся на курс театральной режиссуры.

Еще учась в институте, подрабатывал в театре — ставил спектакли. Система образования построена так, что ты начинаешь работать до окончания института. Последние годы вуза — это чисто формальность. Но я никогда не переставал заниматься телевизионными проектами. Мы снимали короткометражные фильмы. 

И один из моих товарищей предложил снять клип. Потом второй, третий — и завертелось. Создавал номера для новогодних огоньков на телевидении. Вот и сейчас продолжаю работать и в театре, и в экранных искусствах.

 — Работа в театре и кино отличается?

 — Театр и кино — два разных выразительных средства. В театре другой ритм работы: есть несколько месяцев для создания спектакля, ты каждый день встречаешься с актерами, репетируешь и никуда не торопишься. Если занимаешься экранными видами искусства, то все происходит намного быстрее. Иногда видишь актера первый раз, а снять сцены нужно здесь и сейчас. 

Мне нравится творчество. Я, в некотором роде, всеядный человек. С одинаковым рвением возьмусь за любое направление. 

О мюзиклах 2000-х 

Украинский режиссер Семен Горов — о мюзиклах 2000-х, клипах и массовой культуре

Когда появилась идея снять первый мюзикл — герой точно не помнит. Не было какой-то определенной даты. Все происходило плавно, и идея родилась после съемок многочисленных «огоньков». К музыкальным номерам решено было добавить немного драматургии. За основу для первого мюзикла взяли сюжет из произведения Николая Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». А уже в ночь с 2001 на 2002 год зрители смогли оценить премьеру новой работы. При этом сам Семен не называет свои работы мюзиклами. Для него это музыкальные телевизионные фильмы. 

 — Говоря с Вами, просто невозможно обойти тему музыкальных мюзиклов 2000-х. Именно вы являетесь «лицом» этого жанра. Гордитесь ли этим фактом, или за 20 лет уже устали об этом говорить? 

 — Во-первых, горжусь. Во-вторых, конечно, устал (смеется). Очень часто об этом спрашивают, постоянно приходится говорить. Ну что же. Раз спрашивают — значит помнят. Я делаю над собой усилие и вновь погружаюсь в воспоминания. Конечно, мне бы хотелось поговорить о новых проектах, которыми сейчас занимаюсь. Но вспоминать старое — часть нашего существования и моего «Я». 

 — Как думаете, почему музыкальные сказки начала 2000-х кажутся более душевными и добрыми? Или у людей просто есть склонность ностальгировать по времени, когда и небо было синее, а трава — зеленее? 

 — Наверное, это заложено в природе человека. В детстве и молодости все ощущения сильнее. Тогда мы были беззаботны и испытывали новые чувства. Сейчас нас сложнее чем-то удивить или поразить. 

 — Не было ли у вас мысли переснять один из своих мюзиклов, придав ему оттенок современности? 

 — Ну, тут вопрос уже не ко мне, а к продюсерам телеканалов. Сложно судить о российских продюсерах. В последнее время мало что знаю о них. Если говорить об украинских реалиях, то мало таких продюсеров, которые могут взять на себя ответственность, чтобы рискнуть и придумать что-то новое. 

Сейчас такое время, когда продюсерам проще купить какую-то франшизу и показать по каналу. Очень много одинаковых программ. Разницы между ними почти никакой. Например, шоу «Голос». Во всех странах примерно одинаковая картинка и мизансцена. Они отличаются только языком и артистами.

 — Большинство таких проектов снимались при российско-украинском сотрудничестве. Как вы думаете, это когда-нибудь вернется? Такое объединение, как показывает опыт, влияет на создание интересных работ.

 — Очень хочу и надеюсь. Мне кажется, что через три-пять лет что-то поменяется. Просто нужно перейти на другой уровень взаимоотношений. Скажем так: не абьюзера и жертвы, а равноправных партнеров. А это должно сложиться в головах. Я много смотрю российское телевидение и отрывки опросов людей в интернете. И вижу, что среди молодежи есть это понимание и подвижки. Но в риторике государственной пока этого нет. Даже наоборот. Но что-то точно изменится — рано или поздно. Я верю в прогресс. А то, что происходит — непрогрессивно. 

Украинский режиссер Семен Горов — о мюзиклах 2000-х, клипах и массовой культуре

О современных клипах

Помимо мюзиклов Горов снял более 400 клипов с участием именитых звезд российского и украинского шоу-бизнеса. Среди них — «Рефлекс», «Виа Гра», «Океан Ельзи», Валерий Меладзе, Филипп Киркоров, Ирина Билык и не только. 

 — Вы снимали клипы для разных артистов. Принято считать, что творческие люди в 1990–2000 годах были намного свободнее в плане самовыражения. Вы это заметили? 

 — Не сказал бы. Я не сторонник принижения сегодняшних дней и мифологизации прошлого. Всегда боюсь людей, которые говорят, что музыка и кино в их время лучше. Это ведь не правда. Кино, музыка и телевидение развиваются. Просто, не всегда можем понять, что происходит сейчас. 

Какие-то жанры были популярны тогда, а какие-то — сегодня. Помню время, когда снималось много вестернов. Сейчас тоже их снимают — но не в таком количестве. Глупо плакать по поводу того, что время рока ушло. Да, ушло время рока, но пришло время рэпа. Через какое-то время придет что-то другое. 

Не думаю, что произошло что-то плохое и все резко стали несвободными. Просто появляются новые герои, режиссеры и артисты. Они видят мир по-своему. 

 — Музыкальные клипы тогда и сейчас — в чем разница? 

 — Сейчас музыкальное видео не несет той значимости, которой обладало ранее. Когда только появились музыкальные видео и MTV, зрители с интересом отнеслись к такому событию. Каждый выходящий клип обсуждался. Не было интернета. Даже артистов  было меньше. Канал с этими клипами был единственным источником получения информации. 

Сейчас телевидение смотрят все меньше и меньше. Люди предпочитают интернет. Там огромное количество артистов и клипов. Значимость музыкального видео с каждым годом все ниже и ниже. Даже качество картинки не имеет значения. Ну вот такое время. К чему это приведет? Посмотрим, интересно. 

Про темы и границы

 — Есть ли табуированные для вас темы? Или снимать можно все что угодно, просто важно продумать угол подачи своего видения? 

 — Есть. Например, политика. У меня есть гражданская позиция, но я никогда не буду ее навязывать. Поскольку это не предмет исследования художника. Еще неинтересна пошлость, расовые и сексистские темы. В общем все то, что у нормального человека вызывает отвращение. 

 — У творчества нет границ? 

 — Думаю, что у творчества нет границ. Тут каждый сам себе ставит ограничения. А общество рано или поздно само отреагирует на это. Да и любые запреты ни к чему хорошему не приведут. Запреты должны быть внутренними. 

Не хочется сейчас напоминать брюзжащего старика, но единственное, что меня сейчас смущает — количество работающих в индустрии людей без образования. Ведь образование — это не только ремесло, как склеить два кадра. Образование — это и книги, которые ты читаешь, и фильмы, которые ты должен посмотреть, и мировоззрение, которое у тебя формируется. Вот этого, конечно, не хватает. Очень много мусора. Наверное, это время такое. Должны пройти какие-то годы или десятилетия, когда это выйдет на какой-то уровень. 

Да и в самом обществе исчезли какие-то запреты. Раньше никто не мог даже представить, например, что на экране появится гангста-рэп. А сейчас мы видим, что в интернете матерятся. Это стало нормой. Хорошо это, или плохо? Просто время сейчас такое. Нужно, чтобы все так и развивалось. 

 — А кто тогда в ответе за запреты?

 — На первый план выходит ответственность родителей. Они должны следить за тем, что смотрит ребенок. Вот у меня есть 11-летний сын. Не так давно мне пришлось говорить с ним о мате. Я ему объяснил, что нельзя такие слова говорить при маме, при бабушке, при девочках. Нельзя, чтобы они засоряли речь постоянно. Да, они иногда бывают смешными, усиливают эмоциональное состояние. Иногда без них просто невозможно обойтись. 

Каждый сам определяет, что смотреть и слушать. Я помню, как в школе брал у дедушки 10 рублей и шел покупать пластинку Led Zeppelin или Pink Floyd. Это были огромные деньги. И я эту пластинку слушал месяц, пока не заслушивал до дыр. Других альбомов просто не было. А сейчас такое разнообразие жанров и музыкантов! Важно вычислить из этого количества что-то для себя. 

Украинский режиссер Семен Горов — о мюзиклах 2000-х, клипах и массовой культуре
flickr.com / Heinrich Klaffs/ CC BY-SA 2.0

 — Следите за современными трендами в YouTube или TikTok? 

 — Я люблю TikTok и смотрю ролики. Это видеожурнал, который очень хорошо показывает срез общества. YouTube и TikTok  подарил нам алгоритм на основе искусственного разума. Он анализирует лайки, просмотренные ролики и предлагает видео в том жанре, которое интересует зрителя. Мне, например, все время попадаются ролики про психологию. Думаю, что это будет развиваться дальше. 

Если честно и хорошо делаешь свое дело (поешь песни, пишешь стихи и прозу, снимаешь фильмы или клипы), этому обязательно найдется зритель. Пока мы ограничены языком, но рано или поздно и эта проблема будет решена. Появятся какие-то переводчики, которые автоматически в моменте будут переводить на язык понятный смотрящему. Рынок Земли огромный, и всем место найдется. 

Будущее за сериалами?

Интерес к сериалам с каждым годом растет. Так, в 2018 году стриминговая платформа Netflix сняла 700 сериалов и полнометражных фильмов. И объем производства будет только расти. 

 — Еще в 2017 году вы говорили в одном из интервью, что со временем будет увеличиваться конкуренция между медиагруппами — и это только на руку зрителям. Так и сложилось. Особенно эта тенденция прослеживается в сериалах. У вас к чему лично сейчас сердце лежит — к сериалам или полному метру? 

 — Сериалы тоже снимать иногда интересно. Единственное, что мне сложно — снимать долгие сериалы. Просто физически тяжело. Какие-то короткие и авторские работы люблю снимать, когда зритель в конце еще помнит, с чего все начиналось. Длинные сериалы тоже имеют право быть. Многие домохозяйки их включают даже просто для фона. Но снимать полнометражные картины нравится больше.

 — А как вы для себя объясняете популярность сериала «Игра в кальмара»? 

 — Видел только одну серию. Семья моя посмотрела весь сериал. Наверное, что-то попало. Возможно проблемы современного общества: кредиты, безвыходные ситуации, доведенные до абсурда.

Массовая культура непредсказуема, поэтому предугадать успех невозможно. Надо снимать по 100 сериалов — и один из них станет популярным. Тренды меняются очень быстро. Но секрет тут один — сделать свою работу хорошо. 

Украинский режиссер Семен Горов — о мюзиклах 2000-х, клипах и массовой культуре
Кадр из сериала «Игра в кальмара» /

 — Я думаю, что подобных сериалов в ближайшее время появится много. 

 — Да, они бесконечны. Помню увлечения всех сериалом «Игра престолов». Тогда было романтичное настроение у большинства общества. Бац! И все переключились на убийства, кровяку и Корею. 

 — Чем занимаетесь сейчас? Какие проекты в работе? 

 — Я основал авторский курс актерского мастерства для детей и взрослых. Лично веду все занятия. В прошлом сезоне Gorov Studio выпустила несколько групп и провела ряд индивидуальных курсов. Многие мои студенты сейчас активно снимаются не только в рекламе и сериалах, но и кино. 

Также сейчас занят написанием сценария для будущего фильма под названием «Короткi ночi, довгi днi» (с укр. —  «Короткие ночи, долгие дни»). Это будет приключенческий фэнтези-мюзикл. В 2022 году начнутся съемки игровой полнометражной ленты «Миллионеры». Она попала в список кинопроектов-победителей 16-го питчинга Госкино. А еще у зрителей появится возможность вспомнить приключения второклассника Артема. В этом году в прокат снова выходит фильм «Приключения S Николая». 

Блиц опрос:

 — Если бы счастье стало главной валютой, кем бы вы работали? 

 — Я бы, наверное, оставался, как и сейчас, бесконечно на мели. Я бы все это раздавал и тратил, разбрасывал счастье вокруг. Скажем так: не видел бы себя банкиром (смеется)

 — Любимый отрицательный книжный или киногерой. 

 — Дракула и Воланд. 

 — Талант или упорный труд? 

 — Хочется сказать, что талант. Это просто и легко. Но приходится констатировать, что ни одно, ни другое в отрыве друг от друга не работает. Только упорный труд — это работа землекопа. Ничего не хочу сказать плохого про эту профессию. Просто нужен талант, чтобы понять, в какую сторону копать. Нужна цель. Но и талант без работоспособности — это тоже плохо заканчивается. Когда эти два качества вместе — тогда происходят удивительные вещи. 

 — Продолжите фразу «Все победы начинаются с…»

 —  Поражения. Если ты родился и ни разу не споткнулся, то ты и этой победы не заметишь. Победа — то, к чему ты идешь сквозь что-то. Если бы в Лиге чемпионов постоянно выигрывала одна команда, то никто бы ее не смотрел. 

Рейтинг@Mail.ru