Казнь несовершеннолетнего: за что в СССР приговорили к высшей мере пятнадцатилетнего подростка
stocksnap.io  / 

В послевоенном Советском Союзе отношение к детям было на редкость бережным. Но, несмотря на все возможности, предоставленные подрастающему поколению, находились подростки с ярко выраженными асоциальными наклонностями. К таким относился и Аркадий Нейланд.

Родившийся в 1949 году в Ленинграде Нейланд с ранних лет состоял на учете в детской комнате милиции. Хулиганство, прогулы, грабежи, побои, квартирные кражи стали постоянными эпизодами из его жизни, однако до суда эти инциденты так и не дошли. Однако 27 января 1964 года юноша перешел границу, за которой советский суд переставал быть «самым гуманным судом в мире».

1
freepik.com / Designed by Freepik

В тот день Аркадий Нейланд проник в квартиру 37-летней Ларисы Купреевой, предварительно выяснив, что она вела достаточно зажиточный по советским меркам образ жизни. Представившись сотрудником почты, он обманул бдительность хозяйки, после чего убил топором и женщину, и ее трехлетнего сына. Преступник забрал из квартиры деньги, фотоаппарат и продукты, после чего устроил пожар, чтобы скрыть улики.

Бдительность соседей, почувствовавших запах гари, позволила пожарным оперативно справиться с огнем, и криминалисты быстро выяснили, где искать убийцу. Через три дня его задержали в Сухуми и позднее под конвоем доставили обратно в Ленинград.

Нейланд активно помогал следствию, рассчитывая, что за свои деяния получит, как несовершеннолетний, не более 10 лет лишения свободы. На тот момент законодательство СССР предусматривало применение высшей меры наказания лишь к лицам старше 18 лет, но во время следствия Президиум Верховного Совета СССР выпустил постановление, допускавшее вынесение таких приговоров несовершеннолетним, и суд, учитывая тяжесть совершенного преступления, приговорил Нейланда к расстрелу, допустив применение обратной силы закона.

1
pixabay.com / Pavlofox

В те годы Советский Союз столкнулся с ростом подростковой преступности, и власти посчитали необходимым ужесточить законодательство. Широкая общественность требовала покарать преступника, однако интеллигентские круги, совместно с представителями Запада, оценили приговор Нейланду как пренебрежение нормами права. При этом в те же годы в США казнь несовершеннолетних была вполне обыкновенной практикой.

Несмотря на стенания западных правозащитников, Нейланд остался единственным в послевоенном СССР расстрелянным подростком. Да и в целом применение высшей меры наказания в Советском Союзе оставалось нетипичным случаем. Так, за послесталинскую эпоху в стране вынесено лишь три соответствующих приговора женщинам. Причем одна из них попалась на хищениях в особо крупных размерах, другая оказалась работавшей на немцев карательницей, а третья получила свое за серийные отравления с целью наживы.

Рейтинг@Mail.ru